Как живется в приграничной области?

Написано . в . Опубликовано в Новости, Сельское хозяйство

 

Аннексия Крыма и полувоенная ситуация существенно повлияли на жизнь граждан Херсонщины…

На круги своя
Крымский полуостров всегда находился в стороне, обособленно от континентальной части Таврической территории. Еще в глубокой древности он был отделен уникальным Турецким валом. По своей монументальности и загадочности это инженерное сооружение приближается к Египетским пирамидам. Трудно себе представить — как могли строители в древности, при отсутствии технических средств, насыпать вал длиной 8 475 метров, шириной 15 метров и высотой 18,2 метра. На его вершине в разное время строили крепости, между которыми были прорыты соединительные тоннели. Рядом с Турецким валом прорыт канал, глубиной 10 метров и шириной 20 метров. Когда-то по этому каналу проходили крупные парусные суда с Каркинийского залива в Азовское море. Кроме того, он выполнял защитную фортификационную роль.
Сегодня же, Турецкий вал, как и в древности, является межгосударственной границей, причем с очень строгим режимом, как между враждующими странами. Теперь Херсонская область стала приграничной, а его Чаплинский, Каланчакский и Генический районы являются буферными, приграничными территориями. Мы попросили руководителей этих районов рассказать — как изменилась их жизнь в новом приграничном статусе?

Прервались связи, снизились урожаи

Так охарактеризовал нынешнее состояние сельского хозяйства Каланчакского района главный агроном районного управления агропромышленного развития Иван Биган.
— Наш район является одним из крупнейших в Украине производителем риса, — говорит Иван Биган. — Рисовые чеки — это сложное и дорого-стоящее сооружение. Для того, чтобы вырастить рис, за сезон необходимо на каждый гектар чеков подать 25-30 тысяч кубометров воды. Мы ее получаем по Северо-Крымскому каналу из Днепра. В прошлом году мы засеяли пять тысяч гектаров рисовых чеков. На многих полях намолачивали до 100 центнеров зерна с гектара. В нынешнем году рисом заняли всего 2,7 тысячи гектаров. И то посеяли его с опозданием на целый месяц. Рис же, культура не только влаголюбивая, но и требует высокой температуры. Чтобы созрело высококачественное зерно, необходимо чтобы растения получили положенную сумму эффективных температур. За июль-август такого количества температуры рис не получил. Теперь все зависит от того, каким будет сентябрь. Но уже можно утверждать: высокого урожая белого зерна не будет.
— Иван Петрович, почему вы высеяли семена риса с таким опозданием?
— Дело в том, что наш район граничит с Крымом. И когда Украина решила прекратить подачу днепровской воды в Крым, нужно было построить защитную дамбу у шлюза, через который вода должна идти в Крым. Пока ее сооружали, время шло, и на наши поля вода не подводилась.
— А как решена проблема сброса воды из канала?
— На границе с Крымом по проекту действует аварийный сброс воды. Вот по нему и бежит полноводная река из канала в черноморский залив.
— Ваш район всегда считался самым засушливым в Херсонской области. Как в этих условиях выращиваете зерновые и другие культуры?
— Да, земли нашего района всегда отличались низким плодородием. Зона района раньше заливалась морской водой. Затем море отступило, и люди начали заниматься хлебопашеством. Но на засоленных почвах высокого урожая не получишь. Здесь земли больше всего пригодны под рис. Обилие воды рассаливает почву и растения чувствуют себя хорошо. Без полива же хорошего урожая не получишь. В 2013 году, например, мы получили всего по 12,5 центнеров зерновых с гектара, а в нынешнем году — по 22 центнера. А как можно рассчитывать на большие урожаи, если в прошлом году выпало всего 250 миллиметров осадков, а в нынешнем году — 420. Это типичная полупустыня.
— Скажите, пожалуйста, как изменилась жизнь в районе в связи с тем, что он стал приграничным?
— Это наша особая боль. Дело в том, что раньше мы имели совместные хозяйства в соседнем Красноперекопском районе Крымской Автономной Республики. В рисовых хозяйствах <Герои Сиваша> и <Штурм Перекопа> совместно выращивали рис. Здесь же в районе действовал рисоперерабатывающий завод. Было немало и других тесных хозяйственных связей. Нет их теперь. Прекратились и другие экономические связи. Немало продукции растениеводства и животноводства мы отправляли на крымский рынок. Сейчас не знаем, кому и куда все излишки сбывать.
— Теперь по вашей земле проходит граница: Как это сказывается на жизни жителей района?
— Государственная граница прошла по нашему сердцу. Дело в том, что земли у Турецкого вала принадлежат овцеводческому хозяйству <Красный чабан>. Здешние земли распаеваны, и люди передавали ее арендаторам. Сейчас здесь танки, и зона закрыта для людей. Жители лишились земельных паев, а за счет чего им жить? Ответа нет. Военная зона — и все.
Кроме того, с появлением военных, это обстоятельство изменило психологию людей. Они поняли, что живут в новой обстановке. Повысилось чувство ответственности за судьбу страны и своего очага. Увидев, в каких бедственных условиях, в чистом поле оказались солдаты, люди стали привозить им продукты, одежду, даже дрова. Сейчас военные немного обжились с нашей помощью. Но как им придется выживать зимой — трудно представить.

Появление человека с ружьем, насторожило людей

Председатель Чаплинской райгосадминистрации Сергей Лепский обратил особое внимание на то, что с образованием границы с Крымом, в районе появилось очень много военных.
— Для нас это непривычно. Солдаты вынуждены находиться в необжитой местности. Ведь граница проходит в открытой степи, где нет ни сел, ни коммуникаций. Нам приходилось и приходится помогать военным во всем, начиная от одежды, обмундирования, подводки электроэнергии,. Недавно закупили 30 бронежилетов и вручили бойцам территориального батальона. Бойцы армии из-за отсутствия помещения для хранения оружия вынуждены круглые сутки находиться с автоматами. Появление человека с ружьем поздним вечером, в селе, настораживает людей. Но жители района постепенно привыкают к этому. Одно вызывает тревогу: приближается зима — как им выжить в необычных условиях? Это уже забота руководителей страны. Но и мы, чем сможем, будем помогать.
— Сергей Иванович, ваш район сельскохозяйственный. Как теперь вам живется и, главное, как обстоят дела с рынком сбыта?
— Прошедший сезон, хотя и отличается засухой, но, в общем, мы собрали неплохой урожай. Зерна озимой пшеницы, например, получили по 24,7 центнера с гектара. По этому показателю вошли в первую десятку по области. Зерно, надеемся, продадим. А вот с продукцией животноводства дело сложнее. В предыдущие годы наш молокозавод был сориентирован на рынок Российской Федерации. Теперь туда нам путь закрыт. А завод продолжает перерабатывать молоко, полученное от хозяйств и из личных подворий. Много продукции скопилось на складе. Приходится сокращать производство, что, в свою очередь, вынуждает сократить работников. Это вызывает недовольство у людей.
— Простите, а как же с рынком стран Евросоюза, на который ориентировало страну наше правительство?
— Этот рынок пока для нас недоступен. Хотя мы готовим продукцию конкурентоспособную. В районе действует <Торговый дом Долинское>. Это современное хозяйство по производству молока. Здесь все процессы по содержанию и доению коров механизированы. Отсюда ежедневно 20 тонн молока доставляется на фирму <Данон>. Она производит молочную продукцию по всем стандартам Евросоюза. Откройте европейский рынок — и мы поставим туда экологическую продукцию. Но когда нам откроют этот рынок? Неизвестно…

Поля заминированы, часть стрелки оккупирована

Генический район по-военному напряжению самый сложный. Ведь здесь с трех сторон проходит граница с РФ. Самый напряженный участок — это Арабатская стрелка. Она расположена вдоль Азовского моря и протянулась от Геническа до Крыма. Здесь, на шельфе моря, функционировала газоносная скважина. Когда Россия аннексировала Крым, у акватории, где расположена газовая скважина, появились российские солдаты и заняли шесть километров Арабатской стрелки, которая принадлежит Херсонской области. Теперь здесь блокпост Украины и России. Но скважина пока под охраной российских солдат.
У района есть открытая морская зона, которая граничит с российскими территориальными водами. И этот участок морской границы нуждается в постоянной охране.
И все же, самый напряженный участок границы — на автодороге Москва-Симферополь. Граница установлена на самом узком перешейке, на озере Сиваш. Район называется Чангар. Здесь слева Сиваш, справа — земли когда-то одного из ведущих колхозов <Грузия>. Его-то земли и примыкают к Чангару, где теперь с обеих сторон границы оборудованы мощные, хорошо укрепленные блокпосты. На 15-гектарной площади местного хозяйства стоят танки, бронетранспортеры, орудия, а вся территория заминирована. Эта зона строго охраняется.
Я спросил у начальника управления агропромышленным комплексом Генической рай-госадминистрации Александра Коробкова — как у них обстоят дела в такой сложной ситуации?
— Район, и, в частности, аграрии, работают в привычном ритме. Вырастили неплохой урожай зерновых, собрали по 26,7 центнера с гектара, озимой пшеницы намолотили по 80 центнеров. Сейчас готовимся к осеннему севу, но почва сухая. Если не будет дождей, сложно сказать, как придется сеять. Разве что орошение у нас без проблем…
— А что нового в жизни района, в связи со статусом <приграничный район>?
— Прежде всего, напряженность ощущается везде. Появились первые 30 семей беженцев из Донецка и Луганска. Приходится им помогать во всем. Особую тревогу вызывает близость Мариуполя, где очень тревожная обстановка. Особые экономические трудности — усложнился рынок сбыта. Ведь наш район тесно был связан с Крымом. Теперь все пути поставок туда сельхозпродукции перекрыты. Правда, частные хозяйства свободно посещают Симферополь и другие города Крыма. Везут туда свою продукцию и наши подворья, и с успехом ее реализуют. А, в общем-то, надеемся на лучшее будущее…

Александр СОЛДАТСКИЙ ,

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

138