«Гибридная война» как следствие склероза

Написано . в . Опубликовано в Новости, Политика

Так что же за фрукт преподнесли Украине кремлевские мичуринцы?

Генералы Североатлантического блока решили учиться на ошибках украинских властей и заранее готовиться к т.н. гибридным войнам. Во всяком случае, так заявил командующий объединенными силами НАТО в Европе, американский четырехзвездный генерал Филип Бридлав.

Термин «hybrid warfare» вот уже несколько месяцев гуляет в мировых СМИ. На Западе его применяют в отношении украинского кризиса, в самой Украине им пытаются пояснить свое поражение в Крыму и катастрофу на Донбассе. Многие называют гибридную войну совершенно новым типом военной стратегии и приписывают её авторство лично Путину. Но что же это такое на самом деле и как от этого можно защититься?

Удивить – значит победить!

В заржавевших сейфах украинского Генштаба, где-то между бутылками дорогого коньяка и «откатами» за проданное военное имущество, годами лежали стандартные планы будущей войны, написанные генералами еще советской армейской школы, в которой от пятилетки к пятилетке составлялись стратегии полномасштабной третьей мировой против империалистического блока НАТО. С массированными бомбардировками (возможно, даже атомными), с передвигающимися в боевых порядках дивизиями и корпусами, с развертыванием фронтов и т.д. и т.п.

Украинская армия тоже готовилась к большой войне, в которой наиболее вероятным и, пожалуй, единственным противником сразу была назначена Россия. Точнее, должна была готовиться, поскольку теперь все мы знаем, чем все эти годы занимались ВСУ и что они не смогли бы отразить нападение даже Молдавии. И, тем не менее, теоретические планы Генштаба предусматривали какую-то стандартную войну в её самом упрощенном варианте «командно-штабных игр». К ней же, время от времени, морально готовили украинских граждан, пугая их возможным вторжением бронетанковых колонн под трехцветными флагами.

Однако, когда суровый час войны таки наступил, то оказалось, что происходящие события не укладываются ни в какие штабные планы, а это лишь усугубило и без того беспомощное состояние ВСУ. Не готова к такому сценарию оказалась и украинская власть. Даже Запад вначале растерянно почесывал затылок, раздумывая, какие же претензии и кому именно предъявлять.

Действительно, вместо ожидаемых российских военнослужащих, давящих танками пивные ларьки, в Крыму появились очень странные захватчики. В военной форме без каких-либо знаков различия, со стрелковым оружием, из которого они не стреляли, что даже наводило на мысль, что это холощеные автоматы для страйкбола. Эти «зеленые человечки» вели себя весьма сдержанно («вежливо» — как сказал тогда Путин), но очень настойчиво, и вскоре появились во всех городах Крыма, у КПП всех расположенных на полуострове украинских военных частей.

В Киеве, где пришедшие к власти на волне Евромайдана политики увлеченно делили должности, не сразу поняли, в чем дело. А в Генштабе, видимо, достав из сейфов планы войны, не нашли в них нужных ответов. Пока пытались выяснить, в Крыму «зеленые человечки» вместе с местными «казаками» одну за другой захватывали воинские части, корабли украинских ВМС, брали под свой полный контроль города. Словно действуя по суворовской заповеди «удивить – значит победить!».

Москва активно приветствовала их действия, но заявляла, что не имеет к ним никакого отношения. Соответственно, официально предъявить ей было нечего, пока Путин не принял упавшее в его руки яблоко, включив Крым в состав Российской Федерации.

Добавим, что после этого предъявлять что-то было уже поздно: в аннексированном Крыму «зеленые человечки» превратились в контингент российской армии, а на восточной границе с Украиной стали сосредотачиваться российские механизированные бригады. Если бы Киев решил отвоевать Крым, то у него просто не хватило бы сил сражаться на два фронта, причем против регулярной российской армии.

Но согласившиеся на позор всё равно получили и войну: на Донбассе. Формально она идет между украинскими силовиками (ВСУ, МВД, Нацгвардия, СБУ) и «незаконными вооруженными формированиями» сепаратистов. Реально же с противоположной стороны в ней участвуют, кроме местных ополченцев, добровольцы и наемники из России и других государств, а также российские военнослужащие. Впрочем, участие последних Москва вновь категорически отрицает, снова позиционируя себя как непричастного соседа.

С украинской же стороны в войну с азартом включились быстро сформировавшиеся добровольческие сотни и батальоны. Часть из них легализовали себя как подразделения Нацгвардии, другие как «батальоны территориальной обороны», статус третьих вообще непонятен, но они грозно потрясают оружием и называют себя «патриотами».

Таким образом, война на Донбассе приняла весьма причудливые формы, в которых можно частично угадать всё: и гражданский конфликт между государством и сепаратистами, и неофициальную войну между Вооруженными силами Украины и России, и какую-то аморфную неуправляемую партизанщину. Одновременно с этим обеими сторонами ведется информационная война, в которой участвуют как государственные и частные СМИ, так и масса непонятных «журналистов», блогеров и разносчиков слухов.

И вот как раз весь этот хаос и получил название гибридной войны – то есть конфликта, сценарий которого объединяет сразу несколько классических войн: обычной, малой, партизанской, гражданской, информационной, кибернетической, дипломатической, экономической и т.д.

В Киеве утверждают, что эта спланированная Кремлем гибридная война застала Украину врасплох, что враг использовал новую стратегию, проявил коварство и подлость – и потому, мол, АТО завершилась успешным поражением ВСУ и вынужденным Минским перемирием. А Вашингтон и его политические союзники полностью поддерживают это мнение, заявляя о «hybrid warfare» как о каком-то ноу-хау Путина, создающем угрозу всему западному миру. При этом явно пытаясь провести аналогии с гитлеровским «блицкригом», дабы склонить государства Евросоюза к единому ответному шагу против России. Собственно говоря, отсюда и высказывания генерала Бридлава.

Что ж, в такую трактовку событий верят многие. Верят американцы, англичане, поляки и прибалты. Верят украинские ура-патриоты и национал-патриоты. Однако эта раздутая вокруг «hybrid warfare» шумиха очень напоминает американскую политическую кампанию «борьбы с международным терроризмом». Тогда тоже утверждали, что «мир изменился после 11 сентября», что «мир столкнулся с новой угрозой» — как будто до этого в тех же США ничего не взрывали (и не торговые центры, а здания ФБР), как будто до этого не существовало антизападных течений исламизма.

Учитывая же стремление украинской власти судорожно хвататься, как за соломинку, за любую сенсационную байку, способную оправдать её поражение в войне с сепаратистами, ажиотажная тема гибридной войны вызывает еще больший скепсис. К тому же, как нетрудно лично убедиться любому знающему историю человеку, ничего нового в ней, в общем-то, и нет…

Хорошо забытое старое

На востоке Украине роют окопы. Роют массово, можно даже сказать тотально. И не только в прифронтовой полосе, но и в глубоком тылу: на правом берегу Оскола и под Чугуевом, возле Бердянска и Павлограда. Очевидно, возводя несколько линий обороны и создавая вокруг городов эдакие «укрепрайоны». Похоже, что украинским силовикам был дан общий приказ окапываться – и они теперь этим усердно занимаются. Война на Донбассе превращается в позиционную.

И хотя солдаты ВСУ вместе с немногочисленными волонтерами из местного населения усердно ковыряют лопатами грунт, плоды их трудов вызывают лишь гомерический хохот. Сразу видно, что эти люди видели «окопы» только в кино, поэтому имеют весьма отдаленное представление и о них, и о процессе их создания. Это, впрочем, и не мудрено: полевая фортификация была забыта еще в Советской армии брежневского времени, а в украинской о ней и не слыхивали. Поэтому сейчас всё начинают буквально с нуля: вспоминают, как нужно строить укрепления, заново учатся воевать.

Нужно заметить, что подобным склерозом страдает вся Украина. Иначе бы она не голосила, упав на задницу, чушь про гибридную войну.

Здравый взгляд на составляющие гибридной войны говорит нам, что ничего нового и сенсационного они не представляют. Так, информационная война в её современном варианте велась Британией еще сто лет назад, во время Первой мировой. В следующем мировом конфликте столкнулись уже не только сильнейшие армии планеты, но и мощнейшие пропагандистские ведомства Германии, СССР, США. А первая кибервойна между Сербией (и её сторонниками) и странами НАТО произошла в 1999 году, одновременно с началом бомбардировок Белграда.

Само собой разумеется, что не является сенсацией ни обычная, ни малая, ни гражданская, ни партизанская война. Давно уже никого не удивляет, даже украинцев, терроризм. И даже «зеленые человечки» или воюющие на Донбассе псковские десантники — не изобретение Путина. Можно навскидку вспомнить китайских солдат и советских летчиков, отправленных воевать в Корею в качестве «добровольцев», изображавших из себя местных. Точно так же «зеленые береты» или наемники частных американских армий участвовали в локальных конфликтах в разных странах мира под видом «повстанцев».

Наконец, украинские генералы могли бы вспомнить годы своей молодости, когда СССР и США вели друг с другим бесконечную необъявленную войну – правда, на территории третьих стран, в которых, тем не менее, гибли сотни и тысячи их солдат и военных специалистов.

Возникает вопрос: к чему же была не готова Украина, что такое поставило в тупик её Вооруженные силы? Стандартная война или малая, а может быть, гражданская или террористическая? Однако в течение 23 лет и ВСУ, и ВВ с СБУ готовились ко всем перечисленным вариантам конфликта. По меньшей мере, на бумаге, в генеральских отчетах. Иногда даже проводили совместные с НАТО учения по отражению агрессии или подавлению мятежей, в том числе в Крыму.

Может быть, Киев поставила в тупик «гибридность» ситуации, использование сразу нескольких стратегий? Однако гибридные войны разгораются в нашем мире не первое столетие, и в некоторых украинцы даже смогли поучаствовать. Так, например, весьма трудно было определить участие Речи Посполитой в той или иной войне, когда она посылала в Германию, Молдавию или Московию не свое регулярное войско, а «лисовчиков» или казаков. Да, вроде бы формально они «из Польши», а на деле польский король утверждает, что никого никуда не посылал, что разбойники «взяли отпуск» и действуют по своему усмотрению. Точно так же официально «никого не посылал» в Испанию и Советский Союз.

Когда Наполеон в 1812 году перенес войну с Россией на её территорию, устроив свой поход на Москву, то он столкнулся с весьма странной стратегией гибридной войны: часть русской армии (в том числе Слобожанские гусарские полки) рассредоточилась по лесам и занялась партизанством. Нет, конечно, французы до этого уже имели дело с испанскими и прусскими повстанцами, но чтобы в партизаны ушли регулярные полки, применявшие бесчестную тактику разбойников? Тогда это было необычно, скандально, но уже в 1827 году вошло в военное наставление русской армии как часть обязательной стратегии войны, которая должна была вестись не только на поле боя.

Собственно говоря, уже давно большинство происходящих войн являются гибридными. Регулярные войска враждующих стран могут сходиться в битвах, а могут стоять на границе и глядеть друг на друга в бинокли – а тем времен в их тылах будут вспыхивать мятежи и революции, действовать вредители и диверсионные группы, они будут устраивать друг другу экономические блокады и политические бойкоты, выжигать друг друга в информационной войне.

Почему это не было предусмотрено в планах Генштаба? И почему теперь в Киеве называют гибридную войну новой стратегией? Очевидно потому, что мозги генералов и политиков поразил склероз. Впрочем, как и остальных украинских граждан. Ведь это нужно было умудриться забыть, что майдан всегда рождает «антимайдан», что Россия хочет Крым – а население Крыма хочет в Россию, что коррупция давно сожрала и украинскую армию, и погранслужбу, и СБУ. И в итоге следствием этого склероза стала «гибридная война» — как удар по лбу рукояткой граблей…

Единственной неожиданностью в этой печальной для Украины истории была, как мы уже заметили выше, странная «вежливость» пресловутых «зеленых человечков». Существует не так много подобных примеров, когда вооруженные люди без боя, одним только «психологическим давлением» побеждали целую армию. А ведь так, по сути, и произошло: в Крыму перед ними капитулировали несколько военных частей, целая армия (плюс флот). Это было просто непостижимо!

Но подобные примеры всё же есть: 2003 год, Ирак. Полумиллионная армия Саддама Хусейна внезапно просто испарилась перед входящими в страну войсками международной коалиции. Были брошены целые военные части и аэродромы, дивизии переодевались в гражданку и разбегались по улицам городов. Американцы ситуативно стали «вежливыми», потому что им просто не в кого было стрелять – пока через пару месяцев в стране не началось восстание суннитов.

Возможно, что и «вежливость» действовавших в Крыму «зеленых человечков» тоже была следствием того, что им никто не сопротивлялся. Местное население их радостно приветствовало, считая то ли местной самообороной, то ли российскими солдатами. Местная милиция тоже была настроена к ним благожелательно. Единственным противником «зеленых» оставались украинские же военные части, но те проявили то ли нерасторопность, то ли малодушие, так что стрелять на поражение никому и не пришлось.

Понятно, что вписывать в украинскую историю главу о том, как нас позорно выставили из Крыма, не хочет никто. Равно как и главу о поражении на Донбассе лучших частей ВСУ и Нацгвардии перед «бандами алкоголиков и наркоманов». Поэтому в поисках оправданиях сочиняются мифы то о вторжении регулярной российской армии, то о гибридной войне Путина…

Виктор Дяченко, Новости Украины — From-UA

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

154