Погиб на излёте

Написано Adm в . Опубликовано в Люди Херсонщины

Сергей Аврахов мог бы стать корабелом. В 1939 году, закончив вечернюю школу, начал свою трудовую деятельность на Херсонском судостроительно-судоремонтном заводе имени Коминтерна. Однако война перечеркнула все замыслы юноши. Он, как и многие его сверстники, по первому зову встал на защиту Отечества. О короткой героической жизни Сергея Аврахова – свидетельства друзей и родных.

Из письма Андрея Миника – брату Сергея Аврахова, Виктору Николаевичу:

«До войны я учился в Херсонском моррыбтехникуме. В декабре 1940 г. я, Серёжа Аврахов и ещё один херсонец, Николай Козюра, были направлены в Павлоградскую авиашколу (Днепропетровская область).

В августе 1941 г. немец подошёл к Днепру, и наша авиашкола была эвакуирована в Челябинск. Там нас зачислили курсантами авиационного училища штурманов. После его окончания нас направили слушателями первой высшей школы штурманов авиации дальнего действия, которой командовал известный авиационный штурман – генерал Беляков. Он вместе с Валерием Чкаловым осуществил полёт через Северный полюс в Америку.

Школа находилась в г.Троицке Челябинской области. После её окончания в первых числах мая 1944 года мы с Серёжей получили назначение в 9-й гвардейский Сталинградский краснознамённый полк авиации дальнего действия, который базировался в Ленинграде. Блокада мужественного города уже была снята, но немцы располагались неподалёку – в Нарве. Выполняя боевые задания, мы с Серёжей бомбили врага в Нарве, Финляндии, Прибалтике. Серёжа отличался исключительным упорством в отыскании цели. А ночью с большой высоты, при тщательной маскировке немцами своих укреплений, не так-то просто было накрыть бомбами объекты.

С наступлением белых ночей на севере наши тяжелые бомбардировщики перебазировали в Винницу. Отсюда мы летали на бомбометание по важнейшим объектам врага в Белоруссии, Польше и Румынии. Принимали самое непосредственное участие в освобождении Белоруссии и в Яссо-Кишинёвской операции.

Осенью 1944 г. из Винницы перебрались в Тернополь. Накануне 1945 г. я был сбит над Чехословакией и вернулся к своим только в феврале 1945 г. Так как мне не на чем было летать, по моей просьбе меня отпустили домой на две недели. Родом я из Черкасской области, недалеко от Умани.

Помню, как сейчас, был тёплый и солнечный мартовский день. Серёжа пошёл меня провожать. Долго мы с ним сидели на перроне  станции Минск-Мазовецкий (в 30 км от Варшавы) в ожидании какого-либо товарняка с теплушками на восток. Пассажирских поездов тогда ещё не было. Наконец остановился какой-то товарняк. Мы с Сережей тепло простились, и я уехал домой…

avrahovВернулся через две недели в Минск-Мазовецкий и своих уже не застал – они переместились на другой аэродром. Я приехал рано, в 4 часа утра, и отправился в центр города. Зашёл в скверик, чтобы пересидеть там до рассвета, а затем расспросить поляков, как мне добраться до своей части. Просидел два часа. Уже рассвело. Смотрю, недалеко от меня в центре скверика венки. Подошёл ближе – это были свежие могилы с пирамидками и звёздами. И с одной фотографии, укреплённой на пирамидке, мне улыбается Серёжа. Я долго стоял и плакал по близкому другу.

В части подробнее узнал о его гибели. В ненастную дождливую погоду Серёжа полетел бомбить какой-то объект в Восточной Пруссии. Найти цель не удалось. Даже мощные светящиеся бомбы на парашютах не помогли. Другие экипажи сбросили бомбы на территорию противника и вернулись домой. А Серёже жаль было невинных людей-горожан, на головы которых среди ночи обрушилось бы почти 1,5 тонны бомб. И он принял решение возвращаться на свой аэродром с боеприпасами. Посадка со смертельным грузом была очень тяжёлой. Одна из бомб оторвалась и взорвалась. И это послужило причиной взрыва остальных. Из шести человек экипажа никто не спасся…

Вспоминаю с тех пор Серёжу часто. Он был очень застенчив и ласков. И всё время улыбался. Ещё в Павлограде одна из девушек назвала его Котиком, и это прозвище закрепилось за Серёжей. Больше его по фамилии никто не называл, а все звали Серёжа Котик. Он и офицер был такой же – веселый и жизнерадостный, с постоянной улыбкой на устах…»

Из воспоминаний родной сестры Сергея Аврахова – Нонны Николаевны Данник, бывшей работницы Херсонского судостроительного завода:

«В 1940 году брат участвовал в спортивных гонках на моторках по Днепру и занял первое место. Получил приз – ружьё. После этого его призвали в армию…

Весной 1944 года, пролетая низко над недавно освобождённым Херсоном, Серёжа совершил круг на своём самолете над Красным базаром, поприветствовал земляков помахиванием крыльев. И сбросил письмо с припиской: «Прошу передать моей матери Аграфене Петровне Авраховой». Письмо подобрала женщина и отнесла в военкомат, работники которого вызвали мать и вручили ей такую желанную, бесценно дорогую весточку от сына».

Из письма польской редколлегии книги «Память» Марии Николаевне Авраховой – сестре погибшего лётчика:

«Дорогой Вам Аврахов Сергей Николаевич был после боя похоронен в г.Калушин. Прах его перенесен на кладбище в Варшаву. Имя его внесено в список второго издания «Памяти». Благодарим Вас сердечно за помощь в нашем общем стремлении, чтобы все погибшие за нашу жизнь и свободу жили вечно в памяти поколений».

Жизнь херсонца, лётчика-штурмана Сергея Аврахова оборвалась на излёте. Он погиб в расцвете молодости, не дожив даже до своих 22-х лет. А до Победы оставался всего месяц. Он мог бы остаться в живых, если бы сбросил бомбы. Но тогда бы на его совести были тысячи невинных жертв. И он предпочёл рискованную посадку самолёта, которая завершилась трагически для него самого и его товарищей.

Предисловие к брошюре «Огненные годы Херсонщины» завершается такими строками: «Эти материалы (помещённые в книге – Ред.) – не последний документ, повествующий о боевых подвигах херсонцев в годы Великой Отечественной войны. Несомненно, что поисковые следопыты, краеведы будут пополнять сведения о боевых действиях своих земляков, а журналисты, публицисты предадут широкой гласности эти находки и открытия». И этот небольшой документальный очерк о нашем земляке-херсонце Сергее Аврахове – ещё одна страница в бесконечной летописи Великой Отечественной войны.

 Леонид МАРЧЕНКО.

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

139