Власть всегда должна считаться с мнением большинства людей

Написано . в . Опубликовано в Новости

Недавно местных СМИ появился небольшой материал, в котором преподаватель ХНТУ, профессор Иван Лопушинский, в прошлом председатель Суворовского райсовета, высказал своё негативное отношение к мемориальному комплексу на Аллее Славы в Херсоне, мотивируя тем, что на Донбассе идет война, погибло 10 тысяч человек и все что связано с агрессором, подлежит забвению. По сути, это своего рода попытка, опорочить мемориал и убедить население в необходимости его ликвидации.

Сразу же возникает вопрос, а какое отношение мемориал имеет к путинскому руководству и военным действиям на востоке страны? Конечно, каждый человек имеет право на собственное мнение. Тем более, профессор человек в городе известный. Его горожане ещё помнят, как авторитетного партийно-советско-комсомольского руководителя районного масштаба. И, нет сомнений, что его поддержит какая-то часть горожан, но составит ли эта часть большинство населения областного центра — вызывает определённые сомнения. Их развеять поможет только общественный опрос среди херсонцев, с учётом результатов которого, местная власть получит моральное право поступить с мемориалом так, как ей заблагорассудится.

Подобный «вердикт» будет окончательным, ибо мнение большинства людей в любом демократическом государстве является приоритетным. По крайней мере, власть с ним считается и его уважает. Неслучайно в ряде стран Западной Европы нередко по самым разным поводам проводятся всевозможные референдумы и опросы общественного мнения (к примеру, регулярные референдумы в Швейцарии или совсем недавние референдумы в Шотландии и Нидерландах). Как правило, они носят рекомендательный характер и последнее слово всё-таки остаётся за властными структурами, которые, тем не менее, «побаиваются» игнорировать пожелания людей.

В нашей стране, считающейся тоже демократической, к сожалению, ничего подобного нет. Мы, практически, никогда не проводили референдумы — ни на уровне района, города, области или даже всей страны. Хотя это совсем не помешало бы руководству поинтересоваться у населения о его отношении к вступлению или не вступлению в НАТО, к истории, к переименованиям тех или иных населённых пунктов, к символике, к ликвидации некоторых памятников и другим проблемным вопросам, а затем уже, опираясь на большинство, принимать соответствующие решения. С «нападками» на мемориальный комплекс Вечный огонь на Аллее Славы в Херсоне в какой-то мере, перекликается ещё одна тема, поднятая недавно в Киеве о сокращении количества выходных дней в стране за счёт некоторых праздников, которые, вроде бы, и не совсем праздники.

Руководитель института национальной памяти Владимир Вятрович проинформировал о разработке законопроекта, согласно которому предполагается значительно уменьшить в стране количество выходных и праздничных дней, превратив их в рабочие. В частности, речь идёт о 2 и 9 мая, При этом, как обычно, мнением населения никто не посчитал нужным поинтересоваться. Разработчики сами решили, что это «новшество» положительно повлияет на экономику, понизит напряжение в стране и предотвратит всевозможные провокации во время этих праздников. Пока в нашей стране, как и в некоторых постсоветских странах,1 и 2 мая, увязанные с Днём международной солидарности трудящихся, а также 9 мая, как День победы над нацизмом во Второй мировой войне, официально остаются выходными днями.

И так было довольно долго. Многие люди привыкли использовать эти весенние дни как повод выйти на улицы, пообщаться друг с другом, помянуть ушедших родных и близких, выехать на природу, отдохнуть, поработать на даче или огороде. Не берусь отвечать за всю Украину, но на Херсонщине, сторонников этой идеи встретить мне пока не довелось. Нет, они, конечно, есть, но крайне сомнительно, чтобы их было очень много. Подтверждением этому является недавнее празднование Дня Победы в Херсоне, а также масштабные марши Бессмертных полков, которые прошли в некоторых городах Украины И это очень удивило не только херсонцев.

Если в прошлом году, несмотря на круглую юбилейную дату, эти мероприятия и у нас, и в стране, были более чем скромные, то в этом году они превзошли все ожидания. Особенно там. где состоялись «марши бессмертных», которые действующая власть воспринимает, как копирование российских акций, патронируемых Путиным. Но если на юго-востоке это еще было как то ожидаемо (хотя и не в таких масштабах), то двухтысячный марш Бессмертного полка от станции метро «Арсенальная» до парка Славы в столице ошеломил даже самих организаторов, которые за день до акции признавались, что рассчитывали, максимум, на 400-500 человек И это не бравада, если учесть серьезное давление на население со стороны официальных СМИ, которые убеждали в том, что 9 мая — это вообще непонятно какой праздник, и нужно праздновать только 8 мая, прикрепив «красные маки».

Да и радикальные активисты, не привыкшие особенно с кем-либо церемониться, пригрозили «смельчакам», собиравшимся нацепить георгиевские ленточки, расправиться с ними, как с «агентами Москвы». Впрочем, законопослушные херсонцы проявили благоразумие и отказались от старой символики. А вот в некоторых других регионах без инцидентов не обошлось. Политологи страны до сих пор пытаются разобраться, чем вызван этот неожиданный всплеск активности «антимайдановской» части общества. В частности, известный политолог Кость Бондаренко попытался объяснить его усталостью людей от сегодняшней жизни: «Если повышаются цены и коммуналка, люди затягивают пояса потуже и пытаются это пережить молча.

А вот когда им запрещают считать героями своих предков, тут срабатывает желание противостоять этому давлению. Вся эта, так называемая, декоммунизация, которую очень грубо проводит действующая власть, все попытки отвергнуть историческое прошлое будут вызывать сопротивление у той части народа, для которых эти символы дороги. Поэтому чем больше власть будет давить на людей и клеймить День Победы, как совковый праздник, тем больше люди будут этому сопротивляться». Можно соглашаться или не соглашаться с этим политологом, можно считать его необъективным и даже обвинить в «отсутствии патриотизма», но трудно оспорить тот факт, что отношение немалого числа людей к власти за минувший год стало ещё более негативным и, как ни парадоксально, не только в связи сростом цен и низким уровнем жизни.

Вероятнее всего, на многих людей продолжает сказываться их продолжительная жизнь в советское время, когда они привыкли к старой символике. Им нелегко, преодолеть этот «психологический барьер» и, в « пожарном порядке», немедленно заменить георгиевские ленточки на «красные маки». Тут необходима предварительная подготовка. Без кропотливой разъяснительно- воспитательной работы среди сложно рассчитывать на положительные результаты. Маловероятно, что такая «сверхпоспешная» кампания по «выкорчёвыванию» советской символики и не всегда продуманные переименования, без поддержки большинства населения, сплотят наше общество.

Хотя, по сути, в стране немало людей, которые понимают целесообразность мер, предпринимаемых нынешними властными структурами. Нечто подобное делается во многих странах мира ,включая даже путинскую Россию, но… без ненужной суеты. В нашей же стране, в сложившейся неблагоприятной ситуации, проводить такие грандиозные преобразования следовало бы крайне осмотрительно, опираясь, в обязательном порядке, на поддержку подавляющего большинства населения. При этом, крайне важно, ориентироваться на опыт цивилизованных стран мира. И, конечно, без учёта позиции руководителей отдельных государств восточной Европы, «ослеплённых» русофобией.

Там «декоммунизация» приобрела довольно уродливые формы, когда даже начали уничтожать памятники советским воинам и осквернять их могилы. Им бы, как и нам, не помешало перенять опыт «старой» западной Европы, где нет такой откровенно выраженной антироссийской направленности. Именно в этих странах, несмотря на их жёсткую реакцию на действия нынешнего российского руководства и принятые санкции, нет ярко выраженной ненависти к России, её символике и политическим деятелям. Во Франции, например, никого не раздражает Сталинградская площадь и мост царя Александра Третьего в Париже. В Лондоне неподалеку на площади Percy Circus можно увидеть дом, на котором установлена мемориальная ленинская доска и рядом на площади Clerkenwell Green находится старое серое здание мемориальной библиотеки Маркса.

Никто не возмущается монументальными памятниками советским воинам в Берлине. Аналогичные примеры можно привести и по Италии, Австрии, Венгрии, Чехии, Швейцарии. Но особенно удивляет Финляндия, больше всех пострадавшая от российской агрессии и потерявшая значительную часть своих исконных земель. И, тем не менее, здесь никто и никогда не посягал ни на памятники «Красным финнам», участникам кровавой гражданской войны, ни на памятные места, связанные с именем Ленина и на его музеи. Но, пожалуй, самое непостижимое для сознания всех недоброжелателей России то, что финны до сих до сих пор не потребовали снести монументальный помпезный бронзовый памятник императору Александру Второму, установленному в самом центре Хельсинки на Сенатской площади. А ведь именно при его предшественнике царе Александре Первом в 1809 году Финляндия стала частью Российской империи и пребывала в её составе более ста лет.

Юрий Анисимов, Заслуженный журналист Украины.

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

150