Пляски некрофилов на крови и памяти

Написано . в . Опубликовано в Новости

Вчера все активные патриоты «украинской Украины» («УУ») из «Правого сектора» испытали по очереди «пэрэмоху» и «зраду». И, по идее, должны чувствовать политическое послевкусие как люди, после вкусного сала или сладкого пирожного зачерпнувшие легкого дерьмеца из застоявшегося нужника. Сначала они мощно и решительно (благо дело, не было никакого сопротивления) в очередной раз «пэрэмохлы» «украинофоба и агента Кремля», убитого в апреле этого года журналиста и писателя Олеся Бузину. Они не просто сорвали памятную доску, установленную в его честь…

…На доме, где журналист жил и возле которого его застрелили. Они установили на ее место свою – в честь предполагаемых убийц. Бывших участников АТО Андрея Медведько и Дениса Полищука, которыми сейчас активно занимаются в СИЗО. Даже милиционеры подозревают их в показательно-хладнокровном и циничном (практически на глазах матери, дочери и жены) убийстве Олеся. Потому что есть даже данные ДНК, обнаруженные на месте преступления, которые принадлежат стрелкам и глубоко и основательно подтверждают их причастность к расправе с неугодным человеком.

А потом и патриотов «спиткала» (постигла) «зрада»: коммунальщики сорвали и их доску и припрятали в только им известном месте (на всякий случай, мало ли что: «правосеки» – пацаны серьезные и безнаказанные). Горечь этой «зрады» подпитывает и «зрада» помасштабнее: само понимание, что ниспровергателей досок «ворогам» преследуют люди, с которыми они типа вместе «стоялы на майдани», а теперь оказались по разные стороны закона. И милиция вместо того, чтобы помогать активным патриотам изничтожать «ворогив», в лучшем случае не вмешивается в уличные расправы. В худшем – пытается предотвращать украинские «суды Линча» под необандеровскими лозунгами. А то и вообще пытается наказать за преступления. А по мнению и глубокому убеждению патриотов, убийства «ваты» и «колорадов» – это не преступление, а очищение нации…

А самое противное то, что происходили эти досочные баталии практически тоже на глазах Валентины Павловны Бузины, матери убитого Олеся. Она неоднократно рассказывала журналистам, что ее сын не был политиком и приверженцем какой-либо партии. Что он любил Украину и желал ей мира, согласия и процветания. И его «вина» перед Украиной в наступившие времена заключалась лишь в том, что такая его любовь к Родине не понималась в пустоте за низкими лбами над мощными надбровными дугами приматов, умеющих только стрелять в спину и вести диалог, размахивая топором…

Вот как жить дальше матери, над памятью убитого сына которой соратники убийц продолжают изгаляться и глумиться? Она потеряла самое дорогое – сына, а его продолжают и продолжают убивать. И как прежде – у нее на глазах. Что еще должна возложить на алтарь «УУ» убитая горем мать, чтобы убийцы сотоварищи отстали от нее и от убитого? Это совсем не политические, а человеческие вопросы, отвечать на которые должно и государство. Если оно хоть самую малость исповедует принципы гуманизма, а не только клянется на всех углах в верности приоритету личности над всем остальным.

Ведь это не первый случай политической некрофилии в Украине в отношении того же Олеся. Это уже вторая доска памяти, установленная в его честь и сорванная активными патриотами. Несколько недель назад зарабатывали очки на демонстративном патриотизме и вкусные печенюшки на показательном и посмертном «атентате» (демонстративной казни) памяти убитого вообще особи, именующие себя журналистами. То есть коллегами Олеся. Теперь вот еще один рецидив воспаленной любви к «нэньке», убивающий души и разрывающий сердца женщины-матери, жены и дочери журналиста, принесенного в жертву «пэрэмохам»…

Но я почему-то уверен, что ни наказания за вандализм, ни покаяния со стороны нынешней строящейся «УУ» не будет. Потому что политическая некрофилия – это, увы, ее родовой отличительный знак. Фактически тотем, маркирующий «справжних патриотов» уже в новейшее время. Причем с самого начала утверждения на украинской земле лозунгов «Украина понад усэ!» и «Украина для украйинцив!». Патриоты не жалеют ни чужих, ни своих. Не щадят ни мертвых, ни остающихся в живых их матерей…

Для самых тупых и забывчивых напоминаю, что сама история «цветной» и типа «новой» Украины, якобы «выбирающей свободу от антинародных режимов», началась с убийства в 2000 году журналиста Гии Гонгадзе. И сопровождалась после до самой смерти в 2013 году непрекращающимися мучениями и страданиями его матери Леси Гонгадзе. Гию посмертно награждали, сделали Героем Украины, поставили пафосный памятник в Киеве, его именем называли улицы, его же типа «соратники и друзья» в погоне за славой и почестями даже растаскивали останки по домашним холодильникам, так доказывая всем желающим свою любовь к Украине. А мать всего лишь просила – да что там! – умоляла доказать, что обезображенное и обезглавленное тело в холодильнике одного из моргов – это и есть ее сын. Доказать и дать похоронить. По-человечески, по-христиански.

В смерть сына Леся Гонгадзе, повторяю, не верила до самой своей кончины. Но на это законное и такое естественное желание матери никто не обращал внимания. И со временем о ней самой вспоминали только в печальные даты, тупо ставшие сакральными для политиков, взбирающихся наверх по трупам. В том числе и по трупу якобы ее сына. Но при этом ничего не доказывали и не давали похоронить. А теперь и мать отошла в вечность и, возможно, там встретилась с сыном. А обезображенный безголовый труп по-прежнему хранится в морге. И пляска у трупа может возобновиться в любой момент. Если опять новое «служение нэньке» потребует, естественно…

…Но почему-то откровенно жаль «дэржаву», в основание которой – духовное и политическое – положены такие «камни». «Пидвалыны», как говорят патриоты. Трудно верить в святость. И смердит нехорошо…

Владимир Скачко
Источник: Версии

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

142