нищие, кто они такие?

Написано . в . Опубликовано в Новости

 
В советские времена этот контингент жестко преследовали. Статья за бродяжничество и тунеядство в Уголовном кодексе позволяла запрятать человека без паспорта за колючую проволоку на несколько лет. В начале 1990-х властям стало не до маргиналов, и их количество начало расти в геометрической прогрессии. Зарабатывают они попрошайничеством, но это особая «профессия», спецы которой эффективно давят на психику каждого из нас
У нищих складывается своя профессиональная структура. Одни работают бригадой, другие в одиночку. Первые имеют свою территорию и немилосердно бьют одиночек, зашедших в их район.

Есть «беженцы» – это целые семьи, осенью приезжающие из Средней Азии с грудными детьми. Примечательно, что дети постоянно спят и никогда не плачут. Весной это кочевое племя, нагруженное тряпками, отбывает в родные аулы. Осенью они опять возвращаются.

Есть «свалочники», которые живут на свалках. Строят хибары из подручного материала, собирают и сдают черный и цветной металлолом. Но основная масса предпочитает город. Во время религиозных праздников нищие оккупируют не только паперти, но и шныряют в самой церкви, клянча подаяние, не брезгуя кошельком зазевавшегося прихожанина. В обычные дни нищие располагаются в наиболее оживленных местах: возле базаров, на центральных улицах. От выбора места зависит доход. Вспоминаю выходящую в любую погоду престарелую бабулю, избравшая своим рабочим местом двери главпочтамта. С 9 до 2 часов дня она собирала по самым грубым подсчетам до 100 гривен.

Имеет немаловажное значение и внешний вид. Безногий, но опрятно одетый мужчина в камуфляже иногда за одну минуту пребывания возле ЦУМа набирает 3-4 гривни. Часто реальный образ попрошайки не совпадает с «рабочим». Можно увидеть и такое: только что стоявший на костылях мужчина в конце своего рабочего дня, забрав костыли под мышку, бодро взбегает по ступенькам подземного перехода. Тексты звукового сопровождения вызубрены наизусть и меняются в зависимости от конъюнктуры. «Помогите больному ребёнку!» Кто-то просто вешает на дощечку неизвестно где раздобытое свидетельство о чьей-то смерти. Некоторые мошенницы для сбора денег используют монашеское одеяние и кружку с надписью «На ремонт храма». Учитывая то, что нынче все ударились в религию, кружка наполняется весьма быстро.

Подавать или нет?

Даже питая антипатию к нищенству, но услышав очередное «на хлебушек», полезешь за кошельком. Причина такой отзывчивости – комплекс вины: «Мне сегодня нелегко, но кому-то хуже! Я могу подать, значит, я в лучшем положении». Все это нищими заранее просчитано, и они этим успешно пользуются. Хотя абсолютно все к нищенству относятся отрицательно, многие подают. О вине властей и общества можно было говорить в начале 1990-х, но не сейчас. Сейчас каждый труд нестыден. Кто-то торгует газетами, кто-то стоит на рынке. Старушек, продающих сигареты, уже никто спекулянтками не обзывает. В газетах целые страницы отведены рубрике «требуются на работу», но нищие не спешат трудоустроиться. Эту профессию успешно осваивают дети. Возле городского рагса автор наблюдал прилично одетых девчушек лет 8-12, которые успешно «трясли» на мелочь участников свадебного кортежа. Часто в общественных местах можно встретить детей из вполне благополучных семей, у которых есть хорошо зарабатывающие родители, но времяпровождение детвора выбирает нищенское: выпросить, украсть, подобрать. Это уже не игра, а образ жизни.

Права и обязанности

Большой процент попрошаек – бомжи. Единственное место, где они раньше могли отдохнуть на время своих странствий – это был приемник-распределитель. Здесь их мыли, чистили одежду от паразитов или выдавали новую. Но самое главное было для бродяг – что их документировали, так как обычно свои паспорта они пропивали. Также в этом закрытом учреждении их проверяли на предмет совершения преступлений. Но возмутилась цивилизованная Европа. Как же так, права человека нарушается!. И приемники распределители закрыли. В итоге теперь эта категория предоставлена сама себе. На работу без документов и неопрятном виде никто их не берет. В больницу они попадают когда находятся в критическом состоянии. Врачи от них пытаются избавится, денег у них нет, а пребывание в лечебных заведениях у нас уже давно на платной основе. В результате им приходится возвращаться на улицу, где они и находят свой конец. Это жестокая плата за то, что они забыли свои обязанности нахождения в человеческом обществе.

Что делать?

Наверное, с депутатского кресла незначительной кажется разница между местным налогоплательщиком и бродягой. Иначе как можно объяснить, что исчезли статьи, наказывающие за бродяжничество и попрошайничество. И сегодня заставить профессионального нищего работать, а тем более изолировать его от общества невозможно. Можно не согласиться. Как можно наказывать мамашу с ребёнком за бедность? Но такой образ жизни может быть чреват тяжелыми социальными последствиями. В среде попрошаек пошел процесс воспроизводства. Детвора растет свободная от ответственности и безграмотная. Со временем, когда им станет по 18-20 лет, им надоест просить, и они будут брать, вооружившись ножом или пистолетом. Потому, если вы считаете, что нищенство неприемлемо, не надо его поощрять. Надо также подумать о наших детях. Наше сочувствие нищим может натолкнуть их на мысль, что нет ничего постыдного в попрошайничестве. Помогать надо целенаправленно тем, кто стремится пробиться наверх.

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

142