Андрей Гордеев: Крым смотрит на Украину через Херсонщину

Написано . в . Опубликовано в Новости

Юрий Анисимов, Заслуженный журналист Украины.

я31

Новый губернатор Андрей Гордеев, третий по счёту за последние два тревожных года, в своём недавнем интервью рассказал о том, как он будет управлять областью, как планирует укреплять обороноспособность региона, как будет бороться с антиукраинской пропагандой и как можно вернуть Крым.

При этом многие, кто ознакомился с текстом интервью, обратили внимание на его стремление решать накопившиеся проблемы мирным путём и на поставленную задачу «…сделать жизнь в Херсонской области привлекательнее, чем в Крыму, который смотрит на Украину через Херсонщину… Иначе его возвращение невозможно». С этим, единственно правильным и безальтернативным вариантом решения крымской проблемы, трудно не согласиться.

На это направлены и ряд мер, предпринимаемых руководством страны, хотя некоторые из них, по мнению части граждан, не всегда способствуют этому. В частности, настораживает заявление заместителя главы Государственной службы Украины по делам Крыма и Севастополя Заремы Озенбаш о том, что вода из Северо- Крымского канала не будет поступать на полуостров, пока он находится под контролем России: «Мы перекрыли канал…Надеюсь, дамба в Херсонской области будет достроена…И она выдержит весь тот поток воды, который соберется…».

Как известно, ранее из госбюджета нашей области было выделено 50 миллионов гривен (а это немало), на строительство специальной задвижки на Северо-Крымском канале, по которому днепровская вода поступала на территорию Крыма, обеспечивая до 85% его потребности в пресной воде. Кстати, за это крымчане платили приличные деньги, которые сегодня для нас оказались ненужными. С одной стороны, решение руководства страны вполне понятно и объяснимо. Население мятежного полуострова должно понять, что выход из состава Украины не останется безнаказанным. Пусть все, кто поддержал решение мартовского референдума, включая полтора десятка тысяч военных, сотни прокуроров, судей, депутатов всех уровней и других «перебежчиков», прочувствуют на «своей шкуре», каково им без Украины. И, действительно, проблем там появилось немеряно. В частности, из-за отсутствия днепровской воды, орошаемое земледелие Крыма, практически, оказалось обреченным на гибель. Уже в 2014 году из 140 тыс. гектаров орошаемых угодий там уже осталось лишь 17 тысяч, поливаемых из местных источников. Пришлось переходить на засухоустойчивые культуры, а также на капельное орошение. Прекратилось возделывание риса. Начались перебои с питьевой воды. Одним словом, в перспективе северный Крым в ближайшем будущем может превратиться в пустыню.

Но, с другой стороны, у «водной блокады» есть и «оборотная сторона медали». Кроме «мятежников», от неё пострадала и немалая часть граждан Украины, лояльно относящихся к Украине и свыше двухсот тысяч татар, многие из которых проживают на севере полуострова, и, если верить господину Джемилёву, единодушно мечтают о возвращении. Есть и ещё один немаловажный нюанс. Наши властные структуры совсем не учли экономический аспект проблемы, не считая, конечно, потерянных денег за воду. Удивляет отсутствие логики в наших действиях. Если мы продолжаем считать Крым своей территорией и уверены в его неизбежном возвращении в недалёком будущем, то зачем уничтожать то, что скоро, нам придётся восстанавливать.

Тем более, что это будет сделать очень непросто и, главное, очень недёшево. По однозначному мнению экспертов, в настоящее время Северо-Крымский канал уже находится в полуразрушенном состоянии. И с каждым днём разрушительные процессы только усиливаются, принимая необратимый характер. И никому неведомо, сколько времени они будут продолжаться. Как отметила эколог Маргарита Литвиненко, особенно разрушается специальный противофильтрационный железобетонный экран, который был положен по всему руслу канала. Он пропадает потому, что в пустом русле канала за последние два года выросли кустарники и даже целые деревья, которые своими корнями его уничтожают.

 

Не секрет, что в настоящее время отношение к «водной блокаде» не у всех херсонцев однозначно. Часть людей считает, что блокада не ускорит возвращение Крыма. Похоже, нас ничему не научил печальный опыт по «обесточиванию Крыма». Там сравнительно быстро нашли выход из трудного положения. А мы потеряли не только деньги за подачу электроэнергии, но значительно увеличили количество наших недоброжелателей за Перекопом, обесточив к тому же ряд приграничных населённых пунктов Херсонщины.

Что касается продовольственной блокады Крыма, то и здесь негатива, для нашей области гораздо больше, чем позитива. Ещё неизвестно кто больше всего пострадал от неё, мы или «новоиспеченные россияне». Но, самое неприятное, пожалуй, даже не в этом. Настораживает то, что на юге Херсонщины у людей, напуганных воинственными заявлениями руководителей Меджлиса, находящихся в изгнании и готовых на самые радикальные меры, чтобы вернуться в Крым, начинают интенсивно назревать протестные настроения.

Их пугают воинственная риторика радикалов, обосновавшихся в приграничных районах, активное формирование крымскотатарского батальона и планы по созданию даже собственной крымскотатарской армии. Вся эта шумиха может спровоцировать появление ещё одного военного очага, аналогичного донбасскому. Но если на востоке, мы воюем с боевиками, которых опекает Россия, то здесь нам придётся войти в конфронтацию непосредственно с самой Россией. И это реально, даже несмотря на всю абсурдность прожектов о крымскотатарской армии.

Всем понятно, что если даже предположить немыслимое и поднять на борьбу за Крым всё двеститысячное татарское население, включая стариков и детей, то этой армии придётся противостоять не только двухмиллионному Крыму , но и всей ракетно- ядерной России. Масштабы такого конфликта трудно представить даже в самом кошмарном сне. Безусловно, перспектива оказаться в его самом эпицентре подавляющее большинство херсонцев явно не устраивает.

Вне всякого сомнения, руководство нашей страны никогда не допустит подобного варианта, учитывая затяжной экономический кризис в стране, непрекращающиеся военные действия на Донбассе и наличие «ненадёжных» регионов, типа Одессы и Харькова, где затаилось немало сепаратистов. Провокационные призывы к войне за Крым категорически неприемлемы и для крымскотатарского народа, который подвергнет себя, как и население Херсонщины, смертельной опасности. Неслучайно Запад никогда не рассматривал и не рассматривает вариант возвращения полуострова с помощью военной силы. И это лишний раз убеждает в бессмысленности «бряцания оружием» и нагнетания взрывоопасной обстановки на юге Херсонщины.

Справка.

Се́веро-Кры́мский кана́л построен в 1961—1971 годах для обеспечения водой засушливых территорий Херсонской и Крымской областей с забором воды из специально построенного Каховского водохранилища. Ширина канала в его начале — 150 м, глубина — 7 м. До 80 % днепровской воды СКК, поступавшей в Крым, использовалось для нужд сельского хозяйства (из них 60 % — на обеспечение выращивания риса) и рыбоводства. Постановление о строительстве Северо-Крымского канала было принято в 1950 году на правительственном уровне.

Это была Всесоюзная стройка, которая одной Украине была просто не под силу. В 1961 году строительство канала было объявлено «всенародной стройкой». Со всех концов СССР только в Крым прибыло более 10 тысяч строителей. Оборудование приходило из Архангельска, Биробиджана, Таллина, а также из ГДР, Болгарии, Югославии и Чехословакии.

 

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

137