В июне 1945 Япония хотела начать бактериологическую войну

Написано . в . Опубликовано в _Срочно в номер, История

Весной 1945 года, незадолго до окончания Второй мировой войны, Япония, являвшаяся союзницей гитлеровской Германии, вела подготовку к бактериологической войне против СССР. Как полагало японское командование, эта война должна была начаться в июне 1945-го. Информация об этом содержится в архивных документах, рассекреченных и опубликованных ФСБ России.

В частности, в документах имеются протоколы допросов Отодзо Ямады (последнего главнокомандующего Квантунской армией) и Сеэя Ямамото, бывшего подпоручика медицинской службы, работавшего в спецотряде 731 Квантунской армии. Преступная деятельность спецотряда, где проводились эксперименты на живых людях (в том числе на советских гражданах) и испытание биологического оружия, много освещалась в прессе. Напомним, что спецотряд 731 специализировался на разработке химического и бактериологического оружия – возбудителей холеры, сибирской язвы, чумы, тифа и паратифа, туберкулёза, газовой гангрены и т. п.

Планируя войну с Советским Союзом, японские стратеги делали ставку именно на бактериологическое оружие (БО) в силу нехватки ресурсов для масштабного производства традиционных видов оружия. Микробиолог Сиро Исии, ещё в 1931 году возглавивший первую биолабораторию («отряд Того») в составе Квантунской армии, был убеждён, что БО  является «самым дешёвым и эффективным оружием массового поражения».

От разработок и экспериментов в области БО японцы перешли к его применению против советских войск: в июле–августе 1939-го вода рек Халхин-Гол, Аргун и Хулусутай была заражена бактериями дизентерии, чумы, холеры, сибирской язвы и брюшного тифа. В то же время японцы предприняли попытку атаковать советско-монгольские позиции с помощью чумных блох. Однако к заметному успеху эти действия не привели в силу эффективной работы советских эпидемиологов: бойцы советско-монгольской группировки заранее прошли вакцинацию, продовольствие и вода доставлялись централизованно и под строгим контролем, на местах дислокации войск и поблизости от источников воды регулярно проводилась дезинфекция.

В рассекреченных ФСБ документах названы фамилии советских граждан, попавших в японский плен в течение 15-летнего периода с 1930 по 1945 г. В частности, речь идёт о военнослужащих, пропавших без вести в 1938 – 1939 гг., во время боёв у озера Хасан и реки Халхин-Гол. Специально для русских военнопленных японцы создали в окрестностях Харбина концлагерь «Хогоин» («Приют»). Работники концлагеря, добиваясь от узников сведений, касающихся военно-экономического потенциала Советского Союза, применяли к ним изощрённые пытки. В послевоенные годы, в 1948–1949 гг., в рамках Хабаровского процесса были проведены допросы Иосио Иидзимы (начальника концлагеря «Хогоин») и его заместителя Кендзи Ямагиси. Из протоколов этих допросов следует, что те советские военные, которых невозможно было сломать пытками, отправлялись в отряд 731, где над ними «производились различные опыты в целях испытания действия новых химических отравляющих веществ и бактериологических средств».

Почти до самого конца Второй мировой войны отряд 731 продолжал свои разработки, свернув их лишь в августе 1945-го. Весной 1946 года в Токио начался суд над японскими военными преступниками. Однако многие из разработчиков БО, проводивших зверские опыты над людьми, смогли уйти от ответственности за свои преступления. Так, руководители отряда 731 Сиро Исии и Китано Масадзи вместе группой своих коллег попали в американский плен. Вступив в переговоры с американцами, Исии добился того, что ему и его подельникам был предоставлен иммунитет от судебного преследования; в обмен на это японцы предоставили американцам самые подробные сведения о своих экспериментах. Комментируя эти события 75-летней давности, российский эксперт по химическому и биологическому оружию Игорь Никулин говорит: «Американцы очень заинтересовались, потому что после войны они собирали всех специалистов, имевших конкретный практический опыт в данной области. Генерал Исии Сиро и его сотрудники – многие из них нашли себе применение, многие работали в Форте Детрик, в крупных американских корпорациях, таких как «Монсанто», в так называемой Большой фарме. Их опыт и знания нашли применение, именно поэтому они избежали наказания».

Советские власти, не желая оставлять японских военных преступников безнаказанными, провели свой судебный процесс. В последних числах декабря 1949 года в военном трибунале Приморского военного округа Хабаровска состоялся суд, на котором группе бывших японских военных было предъявлено обвинение в разработке и применении биологического оружия. Всех их приговорили к различным срокам лишения свободы.

Ответ на вопрос, почему именно сейчас были опубликованы документы о японских разработках в области БО, даёт тот же Игорь Викторович Никулин. Сегодня, считает эксперт, «вопрос о применении биооружия становится всё более актуальным, особенно в связи с ситуацией с коронавирусом и реальной версией о том, что этот коронавирус получен искусственно… В связи с этим вся проблематика биологического оружия выходит на одно из ведущих мест мировой повестки».

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

153