Первая жертва американского фашизма

Написано . в . Опубликовано в История

Теперь, когда они ушли, вы знаете правду, которую можно сказать
Они были жертвенными агнцами, проданными на рынке
Кто-то сказал, что 50-е были эпохой большой романтики
Я говорю, что это просто ложь, это было время, когда страх вводил тебя в транс

Боб Дилан «Юлиус и Этель»

Нынешняя шпиономания, ставшая основой политики не только Украины, где СБУ чуть ли не ежедневно рапортует о поимке «агентов Кремля», но и многих европейских стран, которые за любым событием видят действия коварных Петрова и Боширова, вряд ли случайна. Это признак новой холодной войны. А что касается той холодной войны, уже прошедшей, в этот день, 12 мая 1918 года, родился Юлиус Розенберг — человек, который, по его словам, стал «первой жертвой американского фашизма».

Охота на ведьм

В своё время после Фултонской речи Черчилля Запад опустил перед СССР т.н. «железный занавес» и начал войну …холодную протиив СССР.

Но холодная война — это полбеды. Накал страстей, бряцание оружием таковы, что висящее на стене ружьё может в любой момент выстрелить и снова бросить мир в пламя настоящей большой войны. И никакой ядерный арсенал не предотвратит её.

«Мы выиграли войну, но не мир», — сказал Альберт Эйнштейн, имея в виду, что создание в США атомной бомбы станет не фактором победы над фашизмом, а фактором разворачивания гонки вооружений, которая может привести к Третьей мировой войне.

А «отец атомной бомбы» Роберт Оппенгеймер заявил: «Мы сделали работу за дьявола».

И действительно, в августе 1945 года США сбросили атомные заряды на Хиросиму и Нагасаки. Не только американские коммунисты, но и все антимилитаристские деятели прекрасно понимали, что единственный шанс предотвратить повторение Хиросимы — это создание в СССР своего ядерного оружия. Поэтому они часто шли на сотрудничество с советской разведкой. После победы коммунистической революции в Китае сенатор Маккарти заявил, что коммунисты и советская агентура заполонили творческую интеллигенцию, университеты, СМИ, профсоюзы и даже властные эшелоны США.

Началась война в Корее и звучали даже предложения провести ядерные бомбардировки Китая, чтобы остановить китайскую помощь корейским коммунистам. Но сила и влияние СССР остудили слишком уж горячие головы. Оставалось лишь начать борьбу с «агентами Кремля» внутри самих Соединённых Штатов. Маккартисты сумели провести закон «О внутренней безопасности», который позволил запустить машину репрессий в отношении граждан с гуманистическими и антивоенными взглядами. Многие были уволены и арестованы, огромное количество деятелей культуры вынуждены были покинуть США. Они не были советскими агентами, и их преследование являлось ничем иным, как запугиванием собственного населения в стиле современной Украины. Но агентурная сеть у СССР конечно имелась.

Советский «Либерал» в США

В 1950 году Агентство безопасности вооружённых сил США в рамках контрразведывательного проекта «Вернона» расшифровало советские коды. Вследствие этого был арестован физик Клаус Фукс, который до 1946 года передавал Советскому Союзу американские атомные секреты через имевшего орден Красной звезды химика Гарри Голда, а тот — через работавшего в лаборатории Лос Аламос механика Дэвида Грингласса. 16 июня 1950 года после обработки агентами ФБР Грингласс дал показания о том, что в 1945 году передавал информацию для мужа своей сестры Этель радиоинженера Юлиуса Розенберга. Так американские спецслужбы выяснили, что известный им по материалам проекта «Венона» агент с оперативным псевдонимом «Либерал» или «Антенна» может быть Юлиусом Розенбергом, а агентами «Калибр» и «Оса» — сам Грингласс и его жена Руфь.

Что было на самом деле, никому доподлинно неизвестно, поскольку все соответствующие архивы до сих пор закрыты. Но если верить мемуарам генерала Павла Судоплатова, супруги Розенберг начали сотрудничать с советской разведкой ещё в 1938 году, но основными источниками информации по атомному проекту не являлись. По словам Судоплатова, сеть провалилась из-за ошибки 1945 года, когда из-за стечения обстоятельств курьер одной разведгруппы получил контакт с другой разведгруппой. Однако мемуары — это нарратив, а не документ. К тому же они писались через много десятилетий после событий, когда генерал Судоплатов был очень старым и больным человеком. А учитывая наличие в его книге ряда откровенных баек, ряд историков выдвигает предположение, что писал книгу или часть книги кто-то другой.

Американцы же утверждают, что Юлиус и Этель Розенберг руководили агентурной сетью «Волонтёры», в которую входило порядка 20 человек. Группа «Волонтёры» действительно существовала, и один из её членов — сотрудник лаборатории ядерной физики Корнеллского университета — Альфред Саране передавал в СССР данные об американском циклотроне. Но весомых доказательств причастности к «Волонтёрам» семьи Розенберг нет. Согласно данным расшифровки проекта «Вернона», агент «Либерал» (предположительно Юлиус Розенберг) отдал документацию радиовзрывателя и опытный образец этого изделия, на создание которого США истратили более 1 млрд. долларов, советскому разведчику Феклисову. Всего же с Феклисовым «Либерал» встречался более 40 раз. Кроме того, у него были встречи с советскими агентами Анатолием Яцковым, Моррисом Коэном и Уильямом Фишером. Архивы КГБ закрыты, поэтому какое конкретно отношение к разведке СССР имели Юлиус и Этель Розенберг, однозначно сказать нельзя.

«Человеческое достоинство не продается»

Как бы там ни было, суд над ними начался в марте 1951 года и длился меньше месяца. И хотя Юлиус не стал отвечать на вопрос о своей принадлежности к компартии, а лишь сказал, что симпатизирует советской политике по улучшению жизни бедных, обвиняемые назвали возбуждённое против них дело антикоммунистической и антисемитской провокацией. Розенберг действительно был евреем, предки которого эмигрировали из России, и участвовал в деятельности левых организаций в США, за что был уволен с работы. Для контролировавшего в то время маккартистами суда это было всё равно, что красная тряпка. Дававшему показания Гринглассу предложили изобразить по памяти те чертежи, которые он якобы передал Розенбергам. То, что он в итоге начертил, было давно всем известно и никакой государственной тайны не представляло. Также не могли доказать передачу чертежей СССР, поскольку свидетелей этому не нашлось, а сами Розенберги свою вину не признавали. Однако прокурор Сейпол заявил, что факт передачи супругами Розенберг чертежей атомной бомбы Советскому Союзу доказан, и судье Кауфману этого показалось достаточно. Им предложили признать вину, чтобы облегчить свою участь. Они на это не пошли. Тогда 5 апреля суд огласил приговор — смертная казнь на электрическом стуле за передачу Советскому Союзу секретов атомной бомбы, что «предопределило агрессию коммунистов в Корее».

Последние слова Юлиуса Розенберга на суде были таковы:

«Я не удивлён вынесенным вердиктом — правительству так нужен был кто-то, кто ответит за все его просчёты: и за гибель наших солдат в Корее, и за всеобщую нищету, вызванную избыточными оборонными расходами. Опять же, всем недовольным нужно было объяснить, что правительство теперь вправе их прикончить. Похоже, нам суждено стать первыми жертвами американского фашизма».

Директор ФБР Эдгар Гувер назвал приговор «величайшим достижением». Но, сбросивший ядерную бомбу на Хиросиму и Нагасаки президент Гарри Трумэн решил, что утверждать смертный приговор по такому делу для него слишком накладно, тем более, что он уже уходил со своего поста. Семью Розенберг поместили в небезызвестную тюрьму Синг-Синг. В мире же развернулась целая кампания в их поддержку. Кроме правозащитных организаций, действовавших под эгидой Советского Союза, помилования Юлиуса и Этель требовали Альберт Эйнштейн, Томас Манн, Шарль де Голль и папа Римский. После того, как 7 прошений о помиловании были отклонены, новый президент США Дуайт Эйзенхауэр в 1953 году утвердил смертный приговор, как Понтий Пилат, прямо заявив, что «умывает руки»:

«Казнь двух человек — печальное и тяжёлое дело, но ещё более ужасна и печальна мысль о миллионах погибших, чья смерть может быть прямо отнесена к тому, что эти шпионы сделали. Я не стану вмешиваться в это дело…».

Ужас решения Эйзенхауэра состоит в том, что если Розенберги действительно передали СССР секреты ядерной бомбы, то тем самым они как раз спасли миллионы жизней: спасли Корею, Китай, Вьетнам, страны Латинской Америки, Ирак, Афганистан, Югославию, да и саму Россию от Хиросимы на их территории.

Прямо перед казнью Юлиусу и Этель намекнули, что один звонок в министерство юстиции может сохранить им жизнь — нужно только сознаться.

«Человеческое достоинство не продаётся», — ответил на это Юлиус Розенберг и пошёл к электрическому стулу.

Тогда Этель стали шантажировать судьбой её двоих детей, дескать, её признание спасёт их от полного сиротства.

«Я не виновна в преступлении, в котором меня обвиняют. Я готова умереть», — сказала она и отправилась вслед за мужем.

Жан Поль Сартр назвал убийство Розенбергов «узаконенным линчеванием, запятнавшим кровью всю нацию».

В СССР репрессии и казнь Юлиуса и Этель считали необходимостью американских спецслужб объяснить успех советского ядерного проекта результатами промышленного шпионажа, а не мощью советской науки. «Украли бомбу», — так говорила не только американская пропаганда, но и специфические отечественные издания времён перестройки и 90-х. Но речь не только об атомном проекте. Если Розенберги невиновны, получается, что американцы проиграли СССР в соревновании по радиоэлектронике, и у нас могли самостоятельно изобрести и организовать производство не только галош, но и самой сложной современной техники. Открытие архивов КГБ могло бы поставить точку в этом вопросе, но они, увы, почему-то закрыты.

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

152