Города и годы, или об очередных фэнтезийных выдумках постсоветских «историков»

Написано . в . Опубликовано в История

Любой город на свете имеет свою неповторимую историю и судьбу. Города, как и люди, зарождаются, живут, расцветают, или прозябают и умирают. Правда в последнее время, в связи со всеобщей урбанизацией, умирают чаще деревни и села, но и городам это тоже свойственно. Достаточно вспомнить историю некогда великих городов индейцев майя – Чичен-Ица и Паленке, камбоджийский Ангкор, знаменитые римские Помпеи, легендарную Трою, тангутский Хара-Хото, сибирскую Мангазею и даже современные Нефтегорск в России и Припять на Украине.

Но речь сейчас пойдет не об этом… Хочется сказать о бесцеремонном перевирании истории на примере некоторых городов из бывших союзных республик СССР. При этом каждое из этих нынешних государств из кожи вон лезет, но старается доказать свою собственную историческую древность, якобы прослеживающуюся на истории населённых пунктов, волею судеб оказавшихся на их территории. Интересно это проследить на примере некоторых крупных мегаполисов постсоветского пространства, а вернее даже сказать — городов бывшей Российской Империи.

К примеру, в 2016 году на официальном уровне в Казахстане отметили 1000-летие города Алматы (Алма-Ата), бывшего когда-то городом Верным, а ныне «южной столицы Казахстана». По улицам были развешаны огромные баннеры, вещающие об этой «грандиозной» дате, появилась масса статей в СМИ, передач на телевидении, прошли научно-практические конференции и «круглые столы». Ныне покойный главный археолог Казахстана Карл Байпаков пообещал показать якобы случайно найденную во время земляных работ на территории погранучилища в Алматы древнюю монету, где была надпись, что монета сия  отчеканена в Алматы. Байпаков был вроде бы неплохой археолог, но видимо всеобщий политический ажиотаж не миновал и его — монету так никто и не увидел и даже в крупнейшей нумизматической коллекции древних монет, в музее Американского нумизматического общества в Нью-Йорке об этой археологической находке не ведают. Те несколько невнятных фото с найденной монеты, находящейся якобы на реставрации, ни о чем конкретно не свидетельствуют. Тем более, это не повод говорить, что на территории нынешней Алма-Аты был когда-то город с населением 10-12 тысяч человек ещё тысячу лет назад. Откуда же такие сведения?

Монета, якобы отчеканенная в Алматы
Монета, якобы отчеканенная в Алматы

Нынешнюю Алма-Ату почему-то постоянно пытаются пристегнуть к средневековому городу Алмалыку, закончившему своё существование где-то в XIV веке и упомянутому знаменитым венецианцем Марко Поло и некоторыми восточными путешественниками. Но легендарный Алмалык на самом деле располагался на территории Синьцзян-Уйгурского автономного района современного Китая.

Но это не важно! Главное ведь отпраздновать «тысячелетие Алматы». Почему же тогда тысячелетие, а не, к примеру, трёхтысячелетие?

Хотя по многим архивным источникам (в том числе хранящимся в Центральном Государственном архиве Республики Казахстан) и литературным свидетельствам прошлого, прекрасно известно, что когда отряд майора М.Д. Перемышльского в составе одной роты солдат и двух сотен сибирских казаков весной 1854 года пришёл в ущелье речки Малой Алматинки и основал там укрепление Заилийское, переименованное затем в Верное, то там не было не то что города, а вообще каких-либо населённых пунктов. Правда упоминается, что на месте были видны заброшенные остатки каких-то старых арыков.

Перемышльский писал об этом генерал-губернатору Западной Сибири:

«Осмотрев с инженер-поручиком Александровским первые и вторые Алматы и долины между ними, мы нашли их по удобству добывания леса, большому количеству прекрасной, перерезанной арыками хлебопахотной земли, пажитей и сенокосных мест далеко превосходящими урочища на Иссыке и Талгаре, почему и предложили Алматы местом будущего поселения». (Центральный Государственный архив Республики Казахстан, ф. 3, д. 347).

А вот, например, что писал об этом, при самом зарождении города, сибирский исследователь, этнограф и путешественник Николай Абрамов:

«В самом укреплении Верном и в окрестностях его, в 1860 году я видел до 40 насыпных земляных курганов, из них некоторые значительной высоты. В недальнем расстоянии много древних арыков (водопроводов). Все это доказывает, что в древности там обитали народы». (Абрамов Н.А. «Укрепление Верное (Алматы)», «Тобольские Губернские Ведомости», № 17, 1864).

Так был ли там город в 1854 году, когда в долину Алматинки пришёл отряд майора Перемышльского? Ничего там не было – только пустынное место в предгорной долине. Зачем тогда выдумывать небылицы о городе? Но все это вовсе не отрицает того, что когда-то в древности на месте нового укрепления не существовало каких-либо поселений.


Верненское укрепление. Рисунок П.Кошарова, 1857

Вот на этой пустынной местности, в предгорьях хребта Заилийского Алатау и основал майор Перемышльский в 1854 году новое русское укрепление Верное, в 1867 году получившее статус города, а в 1921-м, переименованным в Алма-Ату. Так что как ни крути, а фактическим основателем нынешней Южной столицы Казахстана является майор Русской Императорской армии Михаил Дмитриевич Перемышльский. И ему должен был бы стоять памятник и названа улица в этом городе, а не мифическим батырам из старых сказаний.

Похожая ситуация наблюдается и на Украине. В 2015 году Верховная Рада Украины приняла постановление о праздновании в этом же году 600-летия города Одессы, этой «жемчужины у моря».

Возникает вопрос — почему же 600 лет, а не 700, 800 или 1000? Ведь на территории нынешней Одессы по крайней мере со II века нашей эры существовало древнегреческое поселение, остатки которого были обнаружены археологами в районе Приморского бульвара. Но в III-IV веках нашей эры, в ходе Великого переселения народов из Азии это поселение было заброшено и исчезло. А все просто — украинские «науковцi» опираются на сомнительное упоминание польским хронистом Яном Длугошем из его труда «История Польши» о некоем «порту Его Величества Коцюбиеве» из которого в 1415 году был отправлен некий груз в Константинополь. Где точно располагался этот Коцюбиев, и был ли он вообще, кроме единственной цитаты из Длугоша, никакими другими источниками, в том числе и археологическими раскопками не подтверждается. Вполне возможно, что и был этот пресловутый Коцюбиев на территории нынешней Одессы. Но судя по карте венецианского монаха Фра Мауро, уже в 1459 году на месте Одессы были лишь развалины какого-то поселения, подписанного им как «Фиорделикс». Польские картографы XVI века Вацлав Гродецкий и Мартин Броневский также упоминают в своих трудах развалины «Качибея», или «Кочибеева городища», примерно в районе нынешней Одессы. И наконец на знаменитой карте Украины, которую составил в 1648 году французский военный инженер и картограф Гийом Левассёр де Боплан на месте Одессы опять обозначены руины Кочибея, видимые с моря в качестве мореходного знака. Об этих руинах писал и турецкий путешественник Эвлия Челеби, который посетил эти места в 1656 году.

Все это доказывает только то, что в конце XV — XVII веков никакого города там уже давно не существовало.


План деревни Гаджибей 1789

Официальной датой основания Одессы считается 7 июня (27 мая по старому стилю) 1794 года, когда вышел рескрипт российской Императрицы Екатерины Великой об основании города и порта: «Уважая выгодное положение Хаджибея при Черном море и сопряженные с оным пользы, признали Мы нужным устроить там военную гавань купно с купеческой пристанью…».

Первые фундаменты нового города были торжественно заложены 2 сентября (22 августа) 1794 года после молебна и освящения места города и порта архиепископом Екатеринославским и Херсонес-Таврическим Гавриилом в присутствии вице-адмирала Иосифа де Рибаса (Дерибаса), военных, флотских и гражданских чинов. Этот день и поныне празднуется в Одессе как «День города». Само название города – Одесса, появилось несколько позже. По легенде это произошло на придворном балу 17 (6)  января 1795 года, когда кто-то предложил государыне-императрице Екатерине Алексеевне назвать новый город «Одессос», по имени древнегреческого поселения, существовавшего якобы где-то неподалеку от Хаджибея. Екатерина согласилась, но тут же внесла свою поправку – мол, пусть будет так, но название города будет женского рода – Одесса. А уже через три дня это новое название стало фигурировать в официальных документах.

Будет неправдой говорить, что на месте Одессы к тому времени ничего не было. Примерно с конца XVII — начала XVIII века там существовало татарское поселение Хаджибей (Гаджибей), близ которого в 1765 году турки-османы возвели свою крепость Ени-Дунья (Новый Свет). В 1766 году под видом купца Хаджибей посетил русский разведчик поручик Иван Исленьев, который составил первый план крепости и ее окрестностей. Французский военный инженер Андре-Жозеф Лафитт-Клаве, посетивший Хаджибей в июне 1784 года оставил нам его описание:

«Г-ну Пуаро удалось нарисовать план этого замка. В нем нет амбразур для пушек, которых там очень мало. Замок имеет всего 15 или 20 туазов (туаз — французская мера длины, равная 1,949 метра — М.И.) в длину и намного меньше в ширину, по углам есть круглые башни, а на стенах обычные зубцы. Со стороны моря замок имеет стену высотой 7-8 футов, которая служит и частью здания, крытого деревом и землёй. Маяк расположен приблизительно в 600-700 туазов от замка, на вершине мыса, образованном берегом у входа в бухту. Его квадратная башня высотой в 15-20 футов имеет зубчатый верх. Кроме того, к ней пристроена низкая стена в 7-8 футов, окружающая ещё некоторое пространство перед маяком. Маяк содержится в довольно неплохом состоянии, но с тех пор, как мы здесь, огонь в его застекленном фонаре не зажигали. Позже я видел огонь этого маяка, как с моря, так и с якорной стоянки. От маяка до замка, и даже более того, побережье у Ходжабея имеет высоту от 30 до 40 футов и представляет собой в основном крутые скальные обрывы, за исключением небольшого промежутка между двумя этими местами, где есть маленькая ложбина, удобная для высадки с моря. Тут происходит погрузка для Константинополя пшеницы, которая контрабандой попадает и в Азию [Малую], а также сливочного масла, выделанных кож и т.п. Живущие в этом месте ногайские татары не пекут хлеба, а едят только просо, приготовленное различными способами с молоком, бараниной, говядиной, но чаще с кониной, которую предпочитают всем иным видам мяса. Пьют они кислое кобылье молоко (кумыс)… В Ходжабее есть лишь один колодец с довольно плохой водой…

Замок Ходжабея расположен между двумя небольшими долинами, около татарского аула, дома которого, построенные из плетня, обмазанного грязевым саманом, и покрытые соломой, кажутся несчастными. Здесь есть также несколько войлочных юрт. Недалеко от первого аула за вторым оврагом есть другой аул, основанный уже около полутора лет назад татарами-беженцами, которые пришли сюда из соседства, или зависимости русских [из Крыма]. (Сапожников I.В. «Андре-Жозеф де Лафiтт-Клаве в Хаджибеi у 1784 роцi», «Кочубiiв — Хаджибей — Одеса», Одесса, «Полiтехперiодика», 2015).

А вот, как описывал Хаджибейскую крепость русский историк XIX века А.И. Маркевич:

«Замок небольшой, пятиугольный, вершина заканчивается 4-х угольной башней с воротами. По сторонам — две круглых башни. Ширина замка по фасаду- 11 сажень (сажень — русская мера длины, равная 2, 1336 метра — М.И.), длина — 16 сажень, высота башен до 4 сажень, стен — 3,5 сажени. Внутри такого, можно сказать миниатюрного замка помещалось до 500 человек. Казарма, дом коменданта — 2-х бунчужного паши Ахмета, пороховой погреб». (Файтельберг-Бланк В.Р., Савченко В.А. «Одесса до… Одессы», Одесса, «Optimum», 2006).

Вот такой вот «мегаполис» с одним колодцем и одним грушевым деревом посреди аула у единственной кофейни, пришлось брать русским войскам под началом генерал-майора Русской Императорской армии Иосифа де Рибаса в период царствования Императрицы Екатерины Великой.

Хаджибейская крепость была взята отчаянным штурмом утром 25 (14) сентября 1789 года. Через месяц крепость была взорвана и срыта до основания. Татары разбежались по степи, пленные турки вскоре были отправлены на родину, а через пять лет, под руководством уже вице-адмирала Дерибаса началось строительство абсолютно нового, европейского города, который получил наименование Одесса.

То есть никакой физической преемственности от старого турецкого Хаджибея, а тем более от ещё более старых поселений в новой Одессе не осталось — ни в плане человеческого материала, ни даже в плане архитектурном и экономическом. Образно говоря — это примерно тоже самое, что какой-либо хозяин купил участок земли с сараем, допустим где-нибудь под Киевом, снёс там бульдозером старый сарай, вывез строительный мусор и построил на этом месте новый особняк. Ведь это не означает, что этот хозяин живёт в сарае, стоявшем когда-то на этой земле? Нет, он живёт в новом и благоустроенном доме, никакого отношения не имеющем к стоявшему там ранее сараю. Так и с городами иногда бывает…

Надо отметить, что вообще на территории любого более-менее крупного города, намного раньше даты его официального основания, почти всегда существовали какие-либо поселения (деревни, хутора, стойбища, аулы, вплоть до стоянок первобытных людей, или каких-нибудь неандертальцев). Но они не имеют отношения к этим современным городам и нет никакой прямой преемственности. Вот лишь несколько наглядных примеров…

Взять допустим Санкт-Петербург. Он был основан Петром Первым близ шведской крепости Ниеншанц. Петр взял эту крепость у шведов, срыл ее до основания и начал строить на этом месте совершенно новый город — Санкт-Петербург. Мало того — на территории нынешнего Петербурга с незапамятных времён находилось еще несколько финских мыз и деревушек. Но тем не менее датой основания Петербурга считается 1703 год — когда Петр с нуля стал строить новый город.

Годом основания города Комсомольска-на-Амуре считается 1932 год, когда там появились первые комсомольцы — строители города (потом конечно город строили в основном заключённые). Хотя на месте нынешнего Комсомольска существовало русское село Пермское и нанайское стойбище Дзёмги. Но никто не ставит под сомнение настоящую дату основания нового города — 1932.

На месте нынешнего Нью-Йорка (в частности на Манхэттене) находилось несколько индейских поселений племён делаваров и манахаттоу. Но датой основания Нью-Йорка (тогда Нью-Амстердама) считается 1625 год, когда голландские колонисты стали строить на Манхэттене новый город. И никто этого не отрицает.

Подобных примеров можно приводить множество. Та же самая история получилась с Алма-Атой и Одессой. В одном случае пришёл майор Перемышльский и стал на совершенно пустом месте строить укрепление (будущий город Верный). А в другом генерал Дерибас, взяв турецкую крепостцу и разрушив её начал строить новый город, который вскоре был наречен Одессой.

Поэтому все эти «популяризаторы истории», настойчиво продвигающие в массы теории о том, что Одесса – никакая, мол, не Одесса, а 600-летний Коцюбиевск, основанный ещё во времена Великого Княжества Литовского, а Алма-Ате уже тысяча с лишним лет, руководствуются лишь политической целесообразностью нынешнего момента.

Подоплёка этих теорий понятна, и лежит она как раз в логике политики «деколонизации» — искоренения всякого упоминания о роли России и русских в развитии Северного Причерноморья и Семиречья. Дескать, «дикие и дремучие москали» не основали Одессу, а просто захватили, присвоили себе, да ещё и цинично переименовали существовавший веками процветающий город. А основателями, в примере Одессы, были, конечно же, «цивилизованные европейцы», а Алма-Аты предки современных казахов (правда ещё большой вопрос — жили ли там тысячу лет назад предки именно казахов?).

Однако ни к истории, ни к науке вообще все эти измышления страдающих комплексом государственной неполноценности «ученых» никакого отношения не имеют. И вместо бесконечного тиражирования одних и тех же сомнительных аргументов, «шестисотлетникам» и «тысячелетникам», возможно, следовало бы хотя бы попытаться подвести под свои версии что–то подобное на доказательную базу. Увы, это им, похоже, совсем не интересно…

Ivlev Maxim 0002
Максим Ивлев
,

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

138