ГКЧП: парадоксы и мифы

Написано . в . Опубликовано в История

Такого количества публикаций о ГКЧП и развале Советского Союза, как в этом году, не было, пожалуй, никогда. Оно и понятно — все-таки 30 лет прошло. Юбилей. Наверное, последний, когда еще много тех, кому события августа 1991-го интересно переосмысливать, потому что они это пережили. И прошли через тот самый переход от социализма к рынку, старт которому дало поражение ГКЧП. Для следующих поколений это будет просто фрагмент истории из школьного учебника. Не самый яркий. 

Статьи о ГКЧП начали появляться еще за неделю до сегодняшней даты. Поэтому, на первый взгляд, добавить к сказанному уже  нечего. Но это не так. Разбирая документы и архивы, общаясь с людьми, которые в то время занимали должности в системе МВД и КГБ, мы нашли целый ряд любопытных фактов, касающихся “недопереворота”.

Горбачев — не Хрущев

Первое — почему был выбран именно такой путь действий: Михаила Горбачева изолировали в Форосе во время отпуска? Тут дело в стереотипе. За всю историю советских партийных интриг был только один случай успешного переворота, когда заговорщикам удалось заменить руководителя страны. И это — история отставки Никиты Сергевича Хрущева 12 октября 1964 года. ГКЧПисты, как старые партийные работники, это знали и думали, что раз у Брежнева вышло, но и у них получится. Тем более, в составе ГКЧП — председатель КГБ и министр обороны СССР.

Именно силами сотрудников войск специального назначения КГБ СССР и спецподразделения ПГУ КГБ СССР  Михаил Горбачёв был изолирован на даче в Форосе, ему отключили связь, а за Президентом РСФСР Борисом Ельциным и другими оппозиционно настроенными лицами было установлено тщательное наружное наблюдение.

С отключением связи председатель КГБ Владимир Крючков переборщил. Он повторял алгоритм действий своего коллеги,  председателя КГБ СССР Владимира Семичастного, который  вместе с главой Комитета партийно-государственного контроля при ЦК КПСС Александром Шелепиным и рядом секретарей ЦК  (Николай Викторович Подгорный, Андрей Павлович Кириленко и др.) стал основной фигурой в заговоре против Никиты Хрущева в октябре 1964 года, который возглавил Леонид Брежнев.

Хрущев тогда отдыхал на государственной даче в Пицунде. Линия правительственной междугородней ВЧ-связи шла через Тбилиси. Ее отключили, сославшись на повреждение аппаратуры. Но долго держать первого секретаря ЦК КПСС без связи было невозможно. Он мог разбушеваться и прибыть в Москву, где Леонид Брежнев, оставленный “на хозяйстве” в Москве, дня готовил соратников к решающему шагу.

Поэтому Семичастный сделал так, что Хрущева соединяли через спецкоммутатор Москвы, на котором находились верные председателю КГБ люди и немедленно докладывали обо всех телефонных переговорах Никиты Сергеевича.

Кроме того, личный состав некоторых оперативных подразделений Комитета госбезопасности, в первую очередь хорошо подготовленных офицеров 9-го управления (охрана руководителей партии и правительства), держали на казарменном положении в полной боевой готовности в окрестностях госдачи. Т.е. фактически Хрущев был под таким же “домашним арестом”, как и Михаил Горбачев в Форосе. Просто он об этом не догадывался. Судя по всему, это и стало залогом успеха.

Дальше события пошли по другому сценарию. Члены ГКЧП, когда ситуация зашла в тупик, решили направить в Форос к Горбачеву делегацию в составе  Владимира Крючкова, Дмитрия Язова, Олега Бакланова, Анатолия Лукьянова и Александра Тизякова. Но Михаил Сергеевич их не принял, потребовал восстановить связь. И улетел в Москву на другом самолете с вице-президентом РСФСР Александром Руцким и премьер-министром РСФСР Иваном Силаевым. Это было фиаско.

С Хрущевым поступили с точностью до наоборот. Никто к нему не ездил. 12 октября 1964 года Брежнев связался с госдачей в Пицунде и попросил Никиту Сергеевича приехать на заседание Президиума ЦК КПСС, начавшееся на следующий день.

Почти сутки с 13 по 14 октября Хрущёва критиковали и уговаривали уйти. Он упирался до 14 октября, но в итоге согласился подписать заявление, и вечером того же дня Пленум ЦК КПСС освободил его от должности Первого секретаря ЦК КПСС и вывел из состава Президиума ЦК «по состоянию здоровья». А также признал нецелесообразным в дальнейшем совмещение постов руководителя партии и правительства. Автора “кузькиной матери” отправили на пенсию, а его имя убрали из энциклопедий.

Интересно, что через несколько лет Брежнев начал интриговать против Шелепина и  Семичастного, которые помогли свергнуть Хрущева, опасаясь, что кто-то из них может занять его место.  Семичастного уволили с поста председателя КГБ СССР и отправили в Киев — зампредом Совмина. В начале 80-х у него случился инфаркт. Кое-что из того, что написано выше, он поведал своему “личнику” (как у бывшего председателя КГБ и носителя гостайны ему полагалась пожизненная охрана) во время долгих прогулок в больничном парке.

Точно так же Ельцин потом рассорился с Руцким и тот стал лидером неудачной попытки переворота в осенью 1993 года. Эта та самая история, когда заместитель министра обороны Альберт Макашов приказал стрелять по Белому дому из танков — фотографии и телехроника тех событий, штурма Останкино и дома советов обошли всь мир.

Легитимный ГКЧП

Второй интересный аспект заключается в том, что, вопреки распространенному мнению, ГКЧП не был незаконным органом. В апреле 1990 года был принят закон СССР «О правовом режиме чрезвычайного положения», который давал право создавать такой комитет. В него вошли, по сути, все советские руководители, кроме Михаила Горбачёва.

Именно поэтому  Министр обороны СССР Язов смог подписать приказ и ввести в Москву утром 19 августа войска и боевую технику в количестве четырех тысяч солдат и офицеров, 279-ти боевых машин пехоты, 148-ми бронетранспортёров и 362-х танков 4-й гвардейской танковой дивизии.

В Москву от Минобороны также вошли подразделения 2-й гвардейской Таманской мотострелковой дивизии, 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизии, 106-я Тульская воздушно-десантная дивизия, 27-я мотострелковая бригада из Теплого Стана и отряд КГБ «Альфа», от МВД — ОМОН (министр МВД Борис Пуго также был в составе ГКЧП).

Северный сектор Москвы заняла Таманская дивизия, развернув на Ходынке передвижной КП командующего МВО. Кантемировская танковая дивизия отвечала за южное направление с КП на Воробьевых горах. Командирам частей приказано было в переговоры с депутатами и населением не вступать.

По распоряжению Председателя КГБ СССР Владимира Крючкова загородная дача в Архангельском Московской области, в которой находился Президент РСФСР Борис Ельцин, была окружена спецподразделением “Альфа”. Правда, Ельцин на даче не было — он в Москве собирал многотысячные митинги против ГКЧП. Это к вопросу о качестве работы советских спецслужб в 60-е и в начале 90-х. И о том, почему СССР не развалился ни в 70-е, ни в 80-е, а рухнул в 1991-ом.

Подготовка и самоликвидация

Ну, и третье, последнее любопытное наблюдение развенчивает миф о спонтанности действий  членов ГКЧП. Много пишут о том, что в марте 1991 года состоялся референдум, на котором большинство населения страны проголосовало за «сохранение СССР как обновлённой федерации равноправных суверенных республик». На 20 августа было назначено переподписание всеми республиками договора о вхождении в союз на новых условиях, которые, по сути, ставили под угрозу целостность СССР. Вот ГКЧПисты и захотели спасти страну. И за день до подписания срочно устроили путч.

Все абсолютно не так. Показания сотрудников КГБ свидетельствуют о том, что Крючков еще в декабре 1990 года поручил своему заместителю  Жижину и помощнику Егорову подготовить план мер на случай введения чрезвычайного положения. С конца 1990 года до начала августа 1991 года Крючков, совместно с другими будущими членами ГКЧП, регулярно встречались, общались и  обсуждали алгоритм действия. Еще за месяц до событий они поручили кому-то из подчиненных изготовить печать ГКЧП. Странно, что Горбачев об этом так и не узнал.

Не знаю, что сказали бы профессиональные военные или психологи, анализируя поражение ГКЧП. Но мне кажется, что вся эта компания старых партийных и советских деятелей просто не привыкла работать с толпой. Они не были готовы ни к хейту (как сейчас говорят) в свой адрес народных масс, ни к своей антипопулярности. И под гнетом этих комплексов отказались от борьбы. Сдались в прямом смысле слова.

Знаете, чем официально закончилась история ГКЧП?  И. о. Президента СССР Геннадий Янаев подписал указ, в котором ГКЧП объявлялся распущенным, а все его решения — недействительными. И сложил с себя президентские полномочия. Через час после этого Генеральный прокурор РСФСР Валентин Степанков вынес постановление об аресте бывших членов ГКЧП. Финита ля комедия….

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

150