Как убивали Харьковский танковый

Написано . в . Опубликовано в Скандалы, Экономика

Если верить официальным представителям Украины, эта страна, начиная с 2014 года живет в состоянии войны. Более того – «агрессии», о которой Киев без умолку кричит по любому возможному поводу и вообще без такового. Казалось бы, в такой ситуации военно-промышленный комплекс государства, вот уже сколько дет вынужденного «отражать» и «противостоять», должен был бы пребывать в состоянии просто небывалого расцвета, пусть и ценой претворения в жизнь не самой привлекательной формулы «пушки вместо масла».

Однако в «нэзалэжной», существующей, такое впечатление, в какой-то фантастической «параллельной реальности», все происходит ровно наоборот – доставшиеся ей в наследство от Советского Союза оборонные предприятия сегодня уже полностью разрушены, либо разваливаются, что называется, на глазах. Как и почему это происходит, прекрасно иллюстрирует пример харьковского танкового завода имени Малышева.

От паровозов – к «танковой кузнице»

Вообще говоря, назвать харьковский завод, о котором у нас пойдет речь далее, советским наследием было бы не совсем правильно. К большому огорчению украинских «патриотов», напомним, что основан он был в конце ХIХ века Русским Паровозостроительным и Механическим акционерным обществом. Да, да – и тут «кляти москали» постарались… Собственно, предприятие, давшее первую готовую продукцию в конце 1897 года, и носило название Харьковского паровозостроительного завода. Впрочем, на «оборонку» оно начало работать уже в самом скором времени, освоив производство артиллерийских орудий и снарядов к ним – Империя входила в череду войн и эти изделия были более, чем востребованы.

Во время Гражданской войны в цехах завода оказались и первые танки – естественно, иностранные, захваченные на поле боя в качестве трофеев и пригнанные туда для ремонта и приведения в боеспособное состояние. Установление в стране советской власти очень быстро определило два главных направления специализации завода: локомотивы, это, конечно хорошо (тепловозы там продолжали выпускать вплоть до конца ХХ века), но на том этапе на первый план выходило другое. Для механизации переживавшего период коллективизации сельского хозяйства необходимы были трактора. А для усиленно готовившейся к неизбежным новым сражениям Красной армии – танки, бронемашины, тягачи и прочая техника. Именно ее изготовление и становится основным занятием «машиностроительных заводов №183 и №75», из цехов которых выходили, практически, все советские танки, с упором на средние и легкие машины. Лучший танк Великой Отечественной, непревзойденный Т-34, был разработан Михаилом Кошкиным именно в КБ харьковского завода и на нем же в 1940 году началось его серийное производство.

Естественно, во время гитлеровской оккупации Харькова предприятие эвакуировалось на Урал, но как только захватчиков вышибли вон, в его цехах снова закипела работа под лозунгом: «Все для фронта, все для Победы!» Присвоение заводу имени легендарного сталинского Наркома тяжелого машиностроения, генерал-полковника инженерно-технической службы Вячеслава Малышева, стало весомым признанием заслуг коллектива этого предприятия в воплощении в жизнь того, чему этот выдающийся государственный деятель посвятил свою жизнь – созданию несокрушимой бронетанковой мощи СССР, сперва в пух и прах разнесшей полчища Вермахта и его союзников, а затем вселявшей неодолимый страх в вояк НАТО. На харьковском танковом выпускались грозные боевые машины, вплоть до Т-80У. И, кстати, не они одни.

Знаменитые антарктические вездеходы, покорившие Южный Полюс, недаром носили название «Харьковчанки» – разработаны и созданы они были именно на этом предприятии. Можно ли сказать, что история завода имени Малышева заканчивается с распадом Советского Союза? И да, и нет. Что однозначно завершилось – так это период успеха и развития. В «нэзалэжной» харьковскую «кузницу брони», как и множество других предприятий оборонно-промышленного комплекса – заводы «Арсенал», имени Артема, «Антонов», «Южмаш» и многие прочие, ждала совсем другая судьба… Возможно, одной из главных первопричин крушения украинского ВПК стало то обстоятельство, что при разделе советского военного имущества этой стране достались огромные, совершенно непропорциональные объемы вооружений и военной техники? «Зачем производить то, чего на складах, в парках и прочих местах хранения и так навалом?!» – примерно так «мыслили» первые украинские правители, положившие начало тотальному разворовыванию страны и уничтожению ее промышленного и научного потенциала.

От промышленного гиганта – к руинам

В первые годы «обретения независимости» на Украине творилась настоящая вакханалия в духе «дикого капитализма». Государственные предприятия умышленно банкротились, чтобы потом быть «приватизированными», а, называя вещи своими именами – украденными за копейки. В тех случаях, когда «сожрать» целиком тот или иной промышленный гигант у «прихватизаторов» не получалось, они принимались «откусывать» от него по кусочку. На продажу шли «ненужные» якобы производственные площади, объекты социально-культурно-бытового назначения, жилой фонд, земельные участки. Не миновала чаша сия и завод имени Малышева – его активы начали понемногу растаскивать. Их распродажа мотивировалась тем, что во времена СССР предприятие было рассчитано на изготовление до тысячи бронированных машин в год, а зачем столько танков «миролюбивой» и «многовекторной» Украине? Объемы производства и количество персонала предприятия уменьшились в десятки раз, и власть вовсю подумывала о полной его «конверсии» – перепрофилировании на создание то ли сеялок-веялок, то ли вовсе ковров, то ли еще чего-то сугубо гражданского.

Фактически, о заводе вспомнили лишь тогда, когда стараниями камарильи первого президента Украины Леонида Кравчука, при котором оружие из страны продавалось буквально по всему земному шару, консервационные хранилища техники были изрядно опустошены. В Киеве уже успели привыкнуть к быстрым и легким «оружейным» миллионам и смекнули, что завод имени Малышева способен давать первоклассный товар для их получения. Так, в 1996 году был заключен первый экспортный контракт предприятия – с Пакистаном на поставку 320 танков Т-80УД. Сумма сделки составляла более полумиллиарда долларов, и она была полностью выполнена к концу 1999 года. Тогда же «малышевцы» освоили производство 120-миллиметровой танковой пушки по стандартам НАТО – «крен» Киева к Западу начинал становиться все более отчетливым. Впрочем, и это не помогло.

Активы предприятия распродавались полным ходом: клуб, поликлиника, столовая, базы отдыха, целый ряд цехов… Список длинный. В 2003 году пытаясь поправить становящееся все более катастрофическим положение на заводе имени Малышева начинают выпуск танка «Булат», являющегося «национальной» модернизацией машины Т-64Б. Широко разрекламированный, этот танк во время военных действий на Донбассе показал свою полную несостоятельность и, по признанию руководства ВСУ, был из-за этого заменен на передовой «обычными» Т-64. После первого украинского «майдана» состояние предприятия ухудшилось еще больше – оно было уже не в состоянии покрывать обязательные платежи в бюджет и задерживало зарплату собственным рабочим. Новая попытка «выехать» за счет экспорта завершилась плачевно – контракт на поставку армии Ирака 420 БТР, заключенный в 2009 году, вылился в ужасающий позор и всемирный скандал. Сроки его выполнения были безбожно сорваны, техника поставлялась с таким браком, что часть машин возмущенные иранцы попросту вернули на завод, за что и насчитали харьковчанам штрафных санкций на 3 миллиона долларов.

Со следующей сделкой, в соответствии с которой в 2011 году Таиланду были обещаны 49 «супертанков» «Оплот», едва не получилось в точности так же. В сроки (поставки должны были быть осуществлены до 2015 года) не уложились, и азиатские партнеры уже хотели разорвать контракт, но удалось все-таки выкрутиться. Примерно в то же время руководители завода принялись твердить о «фантастическом экспортном потенциале «Оплота», который якобы готовы чуть ли не десятками и сотнями закупать государства стран Азии, Африки и Латинской Америки. Все это оказалось очередным блефом – новых заказов так и не последовало. Для украинской же армии, вроде бы принявшей «Оплот» на вооружение, он слишком дорог и сложен в эксплуатации. Уж лучше «латать» старые, советские машины – в руках вояк ВСУ разницы все равно никакой.

Военные действия на Донбассе, казалось бы, вдохнули в завод имени Малышева новую жизнь – резко увеличилась загрузка мощностей предприятия, так, что ему впервые за последние десятилетия пришлось даже нанимать новых работников. Впрочем, речь все равно шла не о постройке новых танков, а лишь о приведении в мало-мальски работоспособное состояние снятых с консервации советских машин и срочном ремонте того металлолома, что поступал с передовой. Явившийся на завод вскоре после собственного избрания нынешний президент Украины Владимир Зеленский притворно возмущался тем, что из его цехов начиная с 2009 года вышел… всего один новый танк! Повозмущался и уехал… А предприятие осталось умирать. Несмотря на войну (а, скорее, именно благодаря ей) на нем продолжились вскрытые впоследствии масштабные хищения оборудования, материалов и техники на миллионы гривен. Сегодня завод имени Малышева имеет перед государством задолженность в 2 миллиарда гривен (5.4 миллиарда рублей) без малого. 2020 год предприятие завершило с убытком в 112 с половиной миллионов гривен (303 миллиона рублей). Заказов на изготовление бронетехники оно как не имело ранее, так и не имеет сейчас. Средняя заработная плата на предприятии составляет 10 тысяч гривен (27 тысяч рублей), что приводит к огромной текучке кадров – увольняются оттуда люди буквально потоком, особенно, в свете того, что несколько последних месяцев им не выплачивают даже и этих денег.

В нынешнем месяце ситуация на заводе достигла такого накала, что с его коллективом вынуждены были встречаться представители концерна «Укроборонпром», в который завод имени Малышева входит вот уже 10 лет. Обещано на этой встрече было многое – и госзаказ, и финансовая поддержка и «развитие предприятия», и даже «восстановление доверия к нему со стороны зарубежных партнеров» (интересно, как?), и прочие весьма позитивные перспективы. Однако конкретный «антикризисный план», озвученный впоследствии нынешним директором завода Валерием Крыласом, как оказалось, сводится в основном к «повторению пройденного»: «оптимизации производственных площадей и мощностей» (то есть – их распродаже), «оптимизации производственных затрат и персонала предприятия» (то есть – увольнению работников и сокращению выплат), а также тому подобным вещам. Более того, в том же «Укроборонпроме» туманно намекают на грядущую «корпоратизацию», в которой сотрудники завода имени Малышева вполне обоснованно усматривают последний шаг к окончательному его развалу и разбазариванию.

Что ж, совершенно очевидно, что следом за ракетостроением и авиастроением Украина вот-вот лишится и собственного танкостроения. С одной стороны это, положа руку на сердце, как-то успокаивает. Свызывает обиду и боль за то, как в «нэзалэжной» в очередной раз пустили на ветер труды и достижения многих поколений.

 

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

137