Что мы празднуем в понедельник?

Написано . в . Опубликовано в вне тем

В понедельник страна отмечает 25-ю годовщину принятия Конституции. По этому поводу у нас выходной и праздничные мероприятия. Но есть один парадокс. Знаете, недавно я читала в “толерантном” издании статью о проблеме людей, сделавших операцию по смене пола: они не знают, когда праздновать день рождения. То ли в день, когда их родили, то ли когда перекроили. То же самое с нашей родной Конституцией.

28 июня 1996 года Верховная Рада Украины приняла первую постсоветскую Конституцию Украины. Тогда ее назвали компромиссом между разными политическими силами и руководителями государства. Проще говоря, это был продукт противостояния парламента в лице  социалиста Александра Мороза и администрации президента Леонида Кучмы. Свою роль в интригах сыграл глава АП Дмитрий Табачник, который покинул пост спустя несколько месяцев.

Конституционная эпопея началась в Украине почти сразу после внесения изменений в старую, советскую Конституцию в октябре 1990-го. Тогда же создали и Конституционную комиссию. В течение 1990-1996 годов было предложено 15 проектов Конституции Украины – как от Конституционной комиссии, так и от различных политических партий, инициативных групп, ученых. Но ни один из них не нашел поддержки. Президент добивался для себя как можно более широких полномочий, а народные избранники не собирались ему их предоставлять.

В июне 1995 года конституционный кризис достиг  апогея, поэтому между Верховной Радой и президентом был подписан Конституционный договор – своеобразный пакт о ненападении, который позволил бы закончить разработку и принятие новой Конституции Украины.

Конфликтная ситуация не утихала, и 26 июня 1996 года президент Кучма, за день до принятия Основного закона, подписал Указ «О проведении всеукраинского референдума по вопросу новой Конституции Украины», который должен был пройти 25 сентября 1996 года.

Угроза референдумом сработала. Народные избранники, наконец, договорились. И  плодотворно поработали в ночь с 27 на 28 июня 1996 года. Более суток на трибуне сессионного зала стоял и докладывал проект председатель Временной специальной  комиссии Михаил Сирота. Он стал основным героем конституционной ночи.

Несмотря на это, его дальнейшая политическая карьера пошла на спад. Формально Сирота  еще несколько раз избирался в парламент и даже возглавил Трудовую партию Украины. Погиб в результате лобового столкновения автомобилей 25 августа 2008 года на автотрассе Киев–Одесса, примерно в 80 км от столицы. Проезжавшие мимо водители не узнали Сироту, помощь запоздала. “Отец Конституции” скончался из-за потери крови.

Текст, из-за которого 5 лет ломали копья и достигли сложных компромиссов во время пленарного заседания 27-28 июня 1996 года, пережил целый ряд трансформаций. Путь к ним был непростым. И поначалу переписать Конституцию не удавалось.

В 1999 году, когда Леонида Кучму переизбрали на второй президентский срок, он инициировал всеукраинский референдум относительно внесения изменений в Конституцию. На всенародный опрос были вынесены четыре пункта: о праве президента распускать Верховную Раду, лишение народных депутатов неприкосновенности, сокращение количества нардепов и введение двухпалатного парламента. Украинцы предложения Кучмы поддержали, а парламент в начале 2001 года их отклонил.

Отмена неприкосновенности произошла только в 2019 году, а до двухпалатного парламента мы не дошли, сообразив “по дороге”, что это признак федерализма. А мы же “єдина та неподільна” страна. Короче говоря, унитарная.

Еще одна попытка Кучмы внести изменения была в 2003 году. Он хотел увеличить срок полномочий парламента, ввести выборы в Раду на пропорциональной основе и императивный мандат. Однако сам же и отозвал свои предложения. И пошел другим путем.

Но в 2004 году на финише своей президентской карьеры Леонид Данилович все-таки провел конституционную реформу, которая предусматривала переход Украины к президентско-парламентской форме правления: увеличение срока полномочий парламента с 4 до 5 лет, парламентские выборы на пропорциональной основе (без мажоритарных округов) и формирование Кабинета министров коалицией.

Конституционная реформа 2004 года была “адресована” оппозиционному кандидату в президенты Виктору Ющенко: она имела цель его ослабить. Ющенко прожил с измененной Конституцией до следующих выборов, на которых победил Виктор Янукович. Как только это произошло, Конституционный суд Украины отменил “реформу Кучмы”, вернув страну к парламентско-президентской форме правления.

Потом произошла “революция гидности”. Янукович сбежал. Майдан победил. И почти сразу, в 2014 году, встал вопрос об отмене решения Конституционного суда, принятого в 2010 году. 21 февраля 2014 года Верховная Рада приняла закон об изменениях в Конституцию, обратно вносящих в нее положения от 2004 года.

Но президент Петр Порошенко не уважал бы себя, если бы тоже не попытался изменить Основной закон. Им было предложено большое количество изменений в Конституцию Украины, однако прошли не все.

Например, Верховная Рада не захотела переименовать Днепропетровскую область в Днепровскую. Также Петр Порошенко отозвал изменения в Конституцию относительно децентрализации власти. Он предлагал ввести институт префектов, поделить территорию Украины на общины, дать президенту право на роспуск органов местного самоуправления. Но главное – там был замаскирован автономный статус Донбасса.

Не все помнят, но во время рассмотрения законопроекта №2217а об изменениях в Конституцию Украины в части децентрализации власти 31 августа 2015 года на Площади Конституции перед зданием Верховной Рады националисты бросили в оцепление боевою гранату.

Погибли четыре стоявших в оцеплении бойца-срочника Национальной Гвардии Украины – Игорь Дебрин, Александр Костин, Дмитрий Сластников и Богдан Дацюк. Им было около двадцати. Ранения получил 131 сотрудник правоохранительных органов, в том числе заместитель министра МВД Василий Паскал.

Кроме того, Порошенко был автором корректив в части правосудия, которые приняли в июне 2016 года. Реформа предусматривала создание Высшего совета правосудия, переаттестацию всех судей и лишение их неприкосновенности, а также введение трехуровневой судебной системы. Потом оказалось, что нашим западным партнерам ничего не интересно, кроме антикоррупционного суда.

Одно из самых важных изменений в Конституцию, принятых во время президентства Порошенко, – закрепление курса Украины на приобретение полноправного членства Украины в Европейском Союзе и НАТО. В этом нам помогали наши стратегически партнеры по соседству– поляки.

Но как говорил Тарас Бульба сыну Андрию: “ Что, сынку, помогли тебе твои ляхи?”. Что бы мы ни записали в своей Конституции, волшебной силы воздействия на западных партнеров это не имеет.

Нынешний президент Владимир Зеленский тоже хотел оставить свой след в Конституции. Первое, что он сделал, взял законопроект Порошенко о лишении нардепов неприкосновенности, еще раз внес его в Верховную Раду, и девятый созыв в сентябре 2019 года его принял.

Но дальнейшие конституционные изменения пока заморожены, поскольку оценку им должен давать Конституционный суд, который в конфликте с Офисом президента, поэтому его “забанили”.

По идее, КСУ должен был бы признать противоречащими Основному закону решения СНБО, которыми вводятся санкции. Да, это быстро, легко, удобно (для президента и его команды). Но, согласно закону “О санкциях”, Украина может применять их «по отношению к иностранному государству, иностранному юридическому лицу, юридическому лицу, которое находится под контролем иностранного юридического лица или физического лица-нерезидента, иностранцам, лицам без гражданства, а также субъектам, которые осуществляют террористическую деятельность».

Украинских граждан в этом списке нет. Поэтому, как говорят правозащитники, санкции СНБО «грубо нарушают Конституцию и международные соглашения» и «имеют признаки узурпации власти». Но кому это важно? Кто, кроме юристов, которым это положено по работе, изучил эти законы и тщательно пункт за пунктом прочитал Конституцию?

Очевидно, что Основной закон утратил свой сакральный смысл и превратился в своего рода фантом по умолчанию. Вроде бы он и есть, но по факту его нет. Иначе не было бы санкций СНБО, внесудебного закрытия СМИ, списков “врагов народа”, дискредитации КСУ и т.д. Так что мы празднуем в понедельник? Может кто-то внятно объяснить?

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

150