В семье не без хабалки

Написано . в . Опубликовано в Кто нас удивил

Говорят, что в семье не без урода. И на это обстоятельство почему-то совсем не обращают внимание феминистки и прочие борчихи за права и равноправие женщин. Почему только не без урода? А как же не без уродки?

На такие мысли навели последние события с уже бывшим пресс-секретарем Зеленского в роли Зеленского Юлией Мендель. Она уволена по собственному желанию, но практически без пересадки стала внештатным советником главы офиса Зеленского Ермака, где будет отвечать за работу с зарубежными СМИ. Работа эта, судя по всему, предполагает наличие большого количества свободного времени. Видимо, именно поэтому Мендель заявила о намерении написать мемуары о своей двухлетней работе с Зеленским и даже опубликовала отрывок со своими глубокомысленными рассуждениями, правда, не о Зеленском, а «об уроках истории».

«Это книжка – попытка осмыслить украинские реалии украинкой, рожденной в конце восьмидесятых – перед развалом Союза. Рожденной в русскоговорящем городе, но для которой украинский язык стал родным. Которая хорошо ощутила вкус всех страхов, комплексов и ограничений империи под Россией», – заявила Мендель.

А там (в переводе с украинского)!…

«Я в семье единственная полностью украиноязычная. Чистая случайность благодаря стечению фактов. Даже родители никогда не ожидали, что так получится, однако вот он, результат».

Еще бы! Как в русскоязычной еврейской семье из Геническа, в котором все говорят по-русски, мог появиться полностью украиноязычный ребенок? Это загадка и для педагогов, и для филологов. Откуда там вообще украинский язык?

Но Мендель объясняет:
«Первые годы своей жизни я провела в херсонском селе. А там, в украинских селах, речь вообще невероятная. Это сочный суржик, насыщенный энергией свободы и всепонимания, практичности и смекалки. Украинский фонетика с вкраплениями слов, с украинскими вставками, пословицами и органическими неологизмами. Украинский? Русский? Ни тебе, ни мне».

Так, наверно, все-таки не украиноязычная, а просто суржикоговорящая, то есть не владеющая толком ни русским, ни украинским языком? Иначе, почему дипломированный филолог, обогативший науку диссертацией «Натурфилософская металогия лирики Владимира Затуливетера в контексте поэзии 1970-90 гг.» смогла так накосячить даже в такой короткой цитате? «Чистая случайность благодаря стечению фактов» («Чиста випадковість завдяки збігові фактів»), ведь и в украинском, и в русском языке стекаются не факты, а обстоятельства. Стечение обстоятельств. Такое уж фразеологически связанное выражение.

Суржик на Украине, знаете ли – это признак недостаточного образования у молодежи, и маркер того, что человек пожилого возраста приехал явно из села.

Но дело даже не в языке, точнее, не столько в языке, а в рассуждениях о беспросветных ужасах советской действительности, в которой 34-летння Мендель успела прожить целых пять мучительных лет.

Тут я, снимая перед ним шляпу, процитирую Александра Скубченко, которому об этом удалось написать кратко, но ярко и емко:

«Вместо рецензии на книгу бывшей пресс-секретаря Зеленского.

Мендель в своей книге написала, что думает о деде Зеленского. Войдя в Берлин, он избивал и насиловал немок, на Рейхстаге написал «я еб@л Гитлера в зад», а по возвращении домой после Победы беспросветно пил водку и орал на родную мать. Как на свет появились родители Зеленского у деспота, который отталкивал семью и был алкоголиком, не понятно – Юлия не развернула свою мысль. А жаль: могли бы больше узнать о травмах Зеленского, полученных ним за 12 лет жизни в Союзе под гнетом КГБ.

В общем, «легендарный» Бандера – ее кумир с рождения, а все люди в СССР, включая и ее шефа Зеленского, «ходили не в ту школу и выполняли не то домашнее задание». Непонятно только, откуда у Мендель, прожившей в СССР лишь первые пять лет своей жизни, столько «глубоких» познаний о Союзе. От не очень глубокого ума или с пеленок – сразу под пресс КГБ. «Но позвольте, как же он служил в очистке?», и кто тот Швондер, что назначил ее на такую высокую должность – единственное, что приходит на ум».

А Василий Апасов с Мендель полностью солидарен:

«Юлия Мендель выпустила книгу, в которой, судя по анонсу, она описала о гнете СССР и России, который она пережила!

Мы с Юлией одного года рождения – 1986. Я тоже решил рассказать о тоталитарном давлении Страны Советов на меня. Хватит молчать!

Ведь пережили мы в свои 5 лет многое, не пожелаешь врагу. Было все!

Пытки манными кашами, отлучение от телевизора по вечерам. Самое страшное при СССР, что у нас было – режим. Полное ограничение свободы.

Сон днем и вечерний ранний отбой. А чего стоило психологическое давление ношения колгот в детском саду?

Иногда, как брошенную кость, нам разрешали посмотреть «Спокойной ночи малыши», где агенты КГБ Хрюша и Степашка вдалбливали нам идеологию.

Страшное было время. Пережили».

Вскоре после назначения Юлии Мендель пресс-секретарем Зеленского я был по делам в Геническе. Один из моих собеседников, комментируя это обстоятельство, сказал, что учился с ней в одной школе.

– И как она? – спросил я.
– Если совсем коротко, то тупая хабалка. Мы тут все в недоумении, – ответил он.

Справедливости ради замечу, что вместо недоумения он сказал совсем другое слово, которое не принято отображать на письме.

Самое интересное, что точно такая же характеристика Юлии Мендель вскоре стала бытовать и среди журналистов. Совпадение? Не думаю.

В качестве справки: хабалка – вздорная, грубая, крикливая, нахальная женщина вульгарного поведения.

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

150