Нацпамять Дробовича: заветами Гитлера и бен Ладена

Написано . в . Опубликовано в Скандалы

Некоторые фигуры постмайданных режимов возмущаются, когда их деятельность сравнивают с деятельностью гитлеровских оккупантов. Другие, конечно, гордятся, но кое-кто возмущается. Но справедливо ли это возмущение? Разберёмся.

Вот документ. Обычно цитируют самую звонкую его часть, но воспроизведём более развёрнуто: «…исчезновение символов бывшего некогда господства большевиков, в том числе и зданий (от пожаров), соответствует задачам войны на уничтожение. Никакие исторические или художественные ценности на Востоке не имеют значения».

Некоторые склонны думать, что это фейк. Ничуть! Докумсент лпубликован в сборнике архивных материалов и доступен каждому, очень любопытный сборник. Приказ от 10 октября 1941 года подписал командующий 6-й армией генерал-фельдмаршал Вальтер фон Рейхенау, который вскоре был назначен командующим группой армий «Юг». Этот приказ, одобренный Адольфом Гитлером, был очень популярен, солдаты хранили его в виде листовки. Рейхенау принимал участие в захвате Киева, Харькова, Белгорода. Он известен и тем, что лично отдал приказ о расстреле 90 еврейских детей в возрасте от младенчества до семи лет в городе Белая Церковь. Убивали малышей украинцы, как следует из воспоминаний одного из эсэсовцев. «Многие дети были поражены четыре или пять раз, прежде чем они умерли», – писал он.

Вальтер фон Рейхенау и Адольф Гитлер, заветам которых чётко следует глава УИНП Дробович: «Никакие исторические или художественные ценности на Востоке не имеют значения»

Вальтер фон Рейхенау и Адольф Гитлер, заветам которых чётко следует глава УИНП Дробович: «Никакие исторические или художественные ценности на Востоке не имеют значения»

Этот приказ Рейхенау приходит на ум как-то сам собой, когда мы наблюдаем за «декоммунизацией». Неважно, в чьём исполнении – Вятровича или Дробовича. При горячем участии майданных «трибунов».

Есть в Киеве такой пропагандист, обучающий дурному юное поколение украинских журналистов, уроженец Тбилиси, скакавший на всех майданах и майданчиках с 1990 года, Вахтанг Кипиани. Он с большим воодушевлением встретил инициативы Нью-Вятровича, занявшего знаковый пост председателя Украинского института национальной памяти. Дробович решил декоммунизировать Каховку: надумал он зачистить её от скульптурных композиций «Легендарная тачанка» и «Девушка в шинели». Эти монументы – память о молодых активистах столетней давности, память о гражданской войне 1918-1920 годов. При этом – и своеобразный памятник песне «Каховка» (муз. Исаака Дунаевского, сл. Михаила Светлова). Память и о бойцах Великой Отечественной, прошедших гражданскую.

Воистину, когда Дробович аргументирует свою «декоммунизацию», порой кажется, что он бредит. Глава УИНП уверяет, «что именно большевики… поддержали не одну войну на планете». Это в каком смысле? В том, что Советский Союз не сдался Гитлеру сразу в 1941-м и освободил Европу в 1945-м? Да, было дело! Но не Дробовичу бы на это роптать. Случись иначе, не было бы у него работы в Мемориальном центре Холокоста «Бабий Яр» со $100 миллионным бюджетом, а теперь – и должности.  Большой вопрос в том, существовал ли бы Дробович вообще.

«Можно сколько угодно спорить о художественной или концептуальной ценности того или иного произведения, но мы должны дать честный ответ – мы за права человека и ценность человеческой жизни или мы за тоталитаризм и ценность людоедской системы?» – строчит руководитель УИНП, находясь словно не в себе.  Главный по украинской «национальной памяти» уверен, что произведения искусства любой художественной ценности – это про «ценности системы», а не про живую память и эстетику? Ну чем этот Дробович не Рейхенау ХХI века?! Тот, захватив Украину, держал нос по ветру и уничтожал всё, что связывал с большевиками, в том числе и детей в Белой Церкви. Этот, держа нос по ветру, строит тем детям монумент в Бабьем Яре, но при этом рвётся «декоммунизировать» монументы тем, кто спас мир от коричневой мерзости.

Кстати, в Каховке уже немного и осталось до полного уничтожения памятника. «Неизвестные активисты» уже чугунную ногу у коня оттяпали, как и у коня Щорса, что в Киеве.

Вандалам, скакавшим на майданах, всего этого мало. Кипиани видит дело шире. Он пишет, заигрывая с Драбовичем: «Вопрос не только о каховской тачанке или святогорском Артёме – могут ли быть сохранены памятники колониализма и оккупации высокой художественной ценности? Не могут, на мой взгляд».

Кипиани предлагает не обращать внимания на художественную ценность памятников советской эпохи

Кипиани предлагает не обращать внимания на художественную ценность памятников советской эпохи

Ещё один Нью-Рейхенау! Установка им дана талдычить, одурачивая народ, про «колониализм и оккупацию». Это при том, что европейские колониалисты-оккупанты никогда и нигде не строят в своих колониях университетов и космических заводов. Доказательством тому вся Южная Азия, Африка и Латинская Америка. А что ожидало славян, если бы Гитлер победил – пусть заглянут в архивы. Далее майданный скакунец продолжает ещё интересней: «Доказано поляками, вскоре после восстановления своего государства снесли кафедральный собор св. Александра Невского в Варшаве (самое высокое здание города на тот момент!) Только потому, что это был символ российского величия и победы русского духа над ляхами и другими «чухонцами». Без всяких законов и дискуссий о красоте, эстетике и вандализме. Потому что эти храмы, памятники и площади во имя львов толстых, Гагарина и Пушкина – это маркеры империи, которая убивает».

Пафос понятен, хотя горец с три короба и наврал, позоря и великие горы, и любимый всеми Тбилиси.

Поляки не от большого ума в 1918 году придумали такую штуку, как ревиндикация. Активнейшую заинтересованность в этом диком деле проявила католическая церковь. Ревиндикация – ограбление Польской православной церкви, когда её собственность была передана в собственность Римско-католической церкви (или местных властей). Под эту лавочку поляки разграбили и взорвали десятки, если не сотни, православных храмов. В том числе и кафедральный Александро-Невский собор, значительную сумму на строительство которого пожертвовал св. Иоанн Кронштадтский.

Надо сказать, люди собор защищали, дискуссии и споры велись. Сохранился текст яркого выступления польского сенатора Вячеслава Богдановича 1924 года: «…не говорите, господа, что он должен быть разрушен как памятник неволи. Я бы сказал, что, пока стоит, он является наилучшим памятником для будущих поколений, поучающий их, как нужно уважать и беречь свою Родину; разобранный же, будет памятником – позорным памятником – нетерпимости и шовинизму!..» Народ протестовал. Но победили глупцы.

Собор не только разбирали. Для сноса архитектурного шедевра понадобилось 15 тысяч взрывов. Ревиндикация длилась вплоть до германской оккупации 1939 года. Не помог вандализм укреплению польской государственности.

Вот и Украина… Как ни крути, не желают майданные деятели стране добра, культивируя вандализм.

Но участь вандалов незавидна.

Буквально несколько лет назад новостные ленты пестрели сообщениями о вандализме игиловцев: «Разрушен памятник «Врата бога», «Уничтожены древние статуи в районе античного города Дура-Европос», «Вандализм в церквях Ниневии», «ИГИЛ* – первая экстремистская группировка, которая сделала вандализм элементом своей идеологии…»

Заметим, не последняя. Впрочем, и не первая. Майданная Украина чётко встраивается в ряд: Польша Пилсудского, Третий рейх Гитлера, ИГИЛ… Ряд не очень привлекательный, прямо скажем.

Кстати, игиловцам предшествовали талибы, которые в Афганистане в 2001 году уничтожили древние гигантские статуи Будды, руководствуясь идеей борьбы с языческими идолами. Глава «Аль-Каиды»* Усама бен Ладен одобрил действия боевиков. Некоторые уверены: он самолично отдал приказ осуществить этот акт вандализма (об этом, в частности, заявлял автор документального фильма о статуях Будды швейцарский режиссёр Кристиан Фрей).

Да, об участи. Смерть нашла бен Ладена ровно через 10 лет после начала уничтожения Бамианских статуй Будды.

Рейхенау настиг удар на охоте под Полтавой в январе 1942-го. В неслыханный для украинских степей 40-градусный мороз палача-вандала хватила кондрашка. Его пытались эвакуировать, но не успели, и, словно бы для верности, когда пилот сажал борт во Львове, самолёт с трупом разбился.

Судьба взрывателей Александро-Невского собора в Варшаве неизвестна. Участь же самого города трагична. Взрывы в соборе в свой час распространились на весь город, на всю Польшу. Неведома и участь людей, уничтоживших храм Александра Невского в Киеве в 1930-х. Последовавшая война поглотила своим пламенем архивы. Неизвестно даже и само время гибели творения знаменитого киевского архитектора Владимира Николаева. Но вот судьба человека, погубившего собор Александра Невского в Тбилиси в 1930 году, доподлинно известна: Лаврентий Павлович Берия в 1953-м году был расстрелян. Кстати, майданному горцу было бы правильней ссылаться на опыт Берии, а не на польский опыт.

Да, сейчас на Украине соборы не взрывают – их захватывают, однако до соборов дело не дошло только по той причине, что «взрывать» взялись православие в целом.

Закончим же на оптимистической ноте, вспомнив Финляндию. В Хельсинки на Сенатской площади, как и встарь, красуется, бережно хранимый финнами памятник Александру II Николаевичу – императору Всероссийскому, Царю Польскому и Великому князю Финляндскому. Цел и невредим в Хельсинки и русский собор Успения Пресвятой Богородицы, ныне Финляндской православной церкви. Из новостей жизни собора: в 2018-м Финляндия широко отметила его 150-летие. Тогда же были начаты работы по обновлению позолоты иконостаса и других вызолоченных деталей храма, работы рассчитаны на 7 лет. Это доказывает, что можно жить, не будучи вандалами.

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

158