Первым делом, первым делом самолеты…

Написано . в . Опубликовано в силовые структуры

До сих пор невозможно вспоминать без содрогания о чудовищной авиакатастрофе, случившейся 27 июля 2002 года во Львове. В тот день в связи с двойным праздником – 60-летием 14-го авиакорпуса и очередной годовщиной освобождения города от немецко-фашистских оккупантов – на Скниловском аэродроме во Львове было организовано авиашоу. В какой-то момент истребитель Су-27УБ, которым управляли пилоты первого класса Владимир Топонарь и Юрий Егоров, на нисходящем вираже стал резко терять высоту, чиркнул левым крылом по бетонному покрытию, врезался в толпу, задел стоявший на аэродроме Ил-76, начал кувыркаться и взорвался. Пилоты катапультировались в тот момент, когда самолёт коснулся земли.

Из присутствовавших зрителей погибло 77 человек, том числе 28 детей; ранения и увечья получили свыше полутысячи человек. За всю историю авиашоу эта катастрофа оказалась крупнейшей по количеству погибших и раненых.

К ответственности за свершившуюся трагедию были привлечены 10 человек. При этом никто из обвиняемых своей вины признал. Годы спустя Владимир Топонарь утверждал: «За мной вины нет, меня просто сделали козлом отпущения». Он рассказывал, что во время исполнения последней фигуры «машина стала неуправляемой». И ещё одно немаловажное обстоятельство: изначально демонстрационное пилотирование планировалось провести на самолёте МиГ-29УБ из состава 114-й бригады тактической авиации, однако эта машина не смогла вылететь из Ивано-Франковска во Львов (по официальным данным, из-за погодных условий), поэтому Топонарь с Егоровым вынуждены были выполнять полёт на Су-27УБ из состава 9-го истребительного авиаполка.

Когда смотришь видеозапись смертоносного падения «сушки», от которого мороз по коже дерёт, трудно избавиться от ощущения, что был в Скниловской трагедии какой-то мрачный символизм, какое-то предзнаменование: в этом ужасающем падении и смертях множества людей, словно в генетическом коде, оказались заложены два последующих десятилетия украинской авиации…

«Нацарюваты» миллион и сбежать

Известно, что после распада Советского Союза на территории Украины остались мощнейшие Военно-воздушные силы, занимавшие 4-е место в мире после ВВС США, России и Китая. В состав военной авиации страны входили 4 воздушные армии, 11 авиадивизий, включая военно-транспортную авиацию, 49 авиаполков, 11 отдельных эскадрилий. Авиапарк украинских ВВС насчитывал 2800 летательных аппаратов разного назначения, в том числе в него входил внушительный флот сверхзвуковых стратегических бомбардировщиков межконтинентального диапазона.

Наличие современной, технологически и численно впечатляющей авиации с учётом наличия таких же передовых сухопутных и военно-морских сил, безусловно, давало Украине статус игрока «высшей военной лиги».

При разделе ВВС СССР Украина получила десятки бомбардировщиков Ту-22М

 

Однако вся эта колоссальная силища в течение считаных лет исчезла, растаяла, словно снег по весне. «Страна тогда не могла обслуживать такой огромный авиапарк, да и надобности такой не было», – так украинский лётчик-испытатель Александр Лиходид объясняет сегодня стремительную аннигиляцию ВВС Украины за годы самостийности. В своё время Наполеон сказал: «Народ, который не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую»,  но, по всей видимости, либо эта мысль вообще никогда не закрадывалась в головы украинских руководителей, либо перспектива кормить чужую армию их лично вполне устраивала.

Часть украинского авиапарка пошла в распродажу, часть и вовсе была распилена на металл. К 2014 году от военной авиации страны остались, что называется, рожки да ножки. Военно-аналитический журнал Military Watch Magazine (США) пишет о развале оборонно-промышленного комплекса Украины как об одном из наиболее драматичных в военной истории. Симптоматично, что в качестве главных причин этого развала журнал, настроенный критически по отношению к Пентагону, называет «серьёзную коррупцию и бесхозяйственность» украинского руководства. Добавим: не менее важной причиной является полнейшее отсутствие стратегического мышления у лиц, входящих в это руководство, – очень многие из них напоминают персонаж из известного анекдота, вся стратегия которого заключается в желании «нацарюваты» миллион, а потом «втикты», то есть сбежать.

«На згадку» гражданам самостийной Украины остался так называемый музей под открытым небом в Полтаве, в котором представлена бывшая авиационная мощь УССР. Скорее не музей – кладбище…

 

Потери Воздушных сил ВСУ в небе Донбасса

В первые месяцы конфликта на Донбассе ВСУ активно применяло авиацию. Однако уже весной –летом 2014-го Воздушные силы ВСУ понесли серьёзные потери. В ноябре того же года один из представителей командования военной авиации Украины, выступая в Лондоне, сообщил, что в ходе боевых действий украинская сторона лишилась 10 вертолётов, 9 боевых и 3 военно-транспортных самолётов. «Мы потеряли, – подытожил он, – пять Ми-8, пять Ми-24, шесть Су-25, один Су-24, два МиГ-29, один Ан-26, один Ан-30 и один Ил-76».

В августе–сентябре 2014-го, на применении авиации на Донбассе был поставлен жирный крест.

Современное состояние авиации и авиапрома

Сегодня ядро военного авиапарка Украины составляют истребители МиГ-29 и Су-27, штурмовики Су-25 и бомбардировщики Су-24М, оставшиеся от советских времён. Согласно открытым источникам, на 2018 год в ВВС Украины насчитывалось около 130 боевых и учебно-боевых самолётов, примерно 70 транспортных и специальных самолётов, 47 транспортных и специальных вертолётов. За последние 30 лет весь этот обветшавший ресурс почти не обновлялся, поскольку заводов, выпускающих боевые самолёты, на Украине нет и никогда не было, – здесь производились только военно-транспортные модели.

Возможности модернизации и ремонта самолётов в самостийной Украине ограничены. На территории страны есть несколько авиаремонтных заводов, однако они едва держатся на плаву: на ремонтные работы, во-первых, нет денег, а во-вторых, необходимы комплектующие, которые производит только Россия. Поэтому модернизация и ремонт авиамашин в нынешних условиях напоминает нечто среднее между кружком «сделай сам» и рекомендацией из русской сказки: пойди туда – не знаю куда, сделай то – не знаю что.

Аналогичная ситуация сложилась и с парком вертолётов: выпускать новые машины (ни в смысле количества, ни в смысле качественно новых моделей) Украина неспособна, поскольку у неё нет соответствующей производственной базы. Поэтому все якобы «новые» разработки, о которых время от времени громогласно трубят украинские СМИ, в действительности представляют собой копии и клоны старых машин, получившие, однако, новые звучные имена, например «Атаман» (скопирован с польского «Сокола», а тот, в свою очередь, – с советского Ми-2 1960-х годов), «Лев-1» (передран с американского Bell-47, разработанного в 1940-х) и т. д.

 

«Всех, кто наживается на войне, следует расстрелять»

Даже сами украинские «спецы» дают крайне пессимистичные оценки нынешнему состоянию военной авиации Украины и не менее пессимистичные прогнозы. Так, генерал-майор Юрий Толочный, заместитель командующего Сухопутными войсками ВСУ по логистике, отмечая «тяжёлую ситуацию с запчастями и степенью изношенности парка», сообщает, что по этой причине «значительная часть авиапарка в воздух не поднимается». А командующий Воздушными силами ВСУ генерал-полковник Сергей Дроздов в своём недавнем интервью заявил, что уже в ближайшие десять лет украинские самолёты не смогут выполнять поставленные задачи.

Поэтому многих сторонников «партии войны» сегодня прямо-таки обуревает идея закупать самолёты за рубежом – её озвучивают и военные деятели, и представители тех СМИ, что занимаются целенаправленной милитаристской пропагандой. К примеру, Денис Томенчук, редактор сайта Militaryaviation.in.ua, мечтает о закупке у Соединенных Штатов восьми F-16, добавляя, что «если не будет возможности получить от США новые самолёты, то можно получить и бэушные», то есть бывшие в употреблении. Уже упоминавшийся представитель командования военной авиации Украины, выступавший в ноябре 2014-го в Лондоне, подчёркивал, что боевые украинские самолёты в течение ближайших 10 лет ещё могут использоваться, однако на средне- и долгосрочную перспективу им нужна замена. «Приобретение новых истребителей возможно в течение 2020 – 2030 годов», – заявил он.

Где он собирается изыскивать деньги на покупку иностранных самолётов – понятно, в бюджете, где же ещё.

Как тут не вспомнить слова из романа «Прощай, оружие» Эрнеста Хемингуэя: «Те, кто затевает, разжигает и ведёт войну, — свиньи, думающие только об экономической конкуренции и о том, что на этом можно нажиться. Я считаю, что всех, кто наживается на войне и кто способствует её разжиганию, следует расстрелять в первый же день военных действий доверенными представителями честных граждан своей страны…»

Заглавное фото: Су-27УБ падает на зрителей. 27 июля 2002 г.

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

144