Этот вопрос два года будоражил патриотически настроенную украинскую общественность, строившую самые мрачные предположения и невероятные догадки. И вот на него был дан частичный ответ в виде «рассекреченных» копий стенограммы заседания СНБО Украины за 28 февраля 2014 года. Протоколы СНБОшных мудрецов сразу же породили не только массу взаимных обвинений и упреков, но и еще больше вопросов…

«Тимошенко – не мужчина!»

Сразу же стало понятно, что их решили опубликовать не просто так, а явно с политической целью, поскольку первые сопровождавшие их комментарии были посвящены лишь двум участникам того заседания — Александру Турчинову и Юлии Тимошенко. Причем с главным негативным акцентом на Тимошенко: ей мстили за выход «Батькивщины» из коалиции, считают политологи.

«Тимошенко – не мужчина!» — с таким громким заявлением опубликованных протоколов поспешил выступить депутат от «Народного фронта», известный «блогерный киборг» Антон Геращенко. Чем, впрочем, он никого не удивил, поскольку вся страна и так знает, что Юлия Владимировна – женщина, причем довольно симпатичная (чего не скажешь о некоторых мужчинах). И как у многих женщин её типа, у неё часто меняется не только настроение, но и мнение, а ещё она часто «забывает» то, что говорила ранее. Например, свои слова на том самом заседании СНБО.

Напомним, что всего через месяц после этого, когда факт утери Крыма ошарашил украинское общество, Тимошенко явилась пред публикой в образе радикальной воительницы, грозящей превратить врагов в «выжженное поле». А позже она обвинила ушедшего от неё в «Народный фронт» Турчинова в сдаче Крыма и нежелании воевать за целостность Украины.

И вот случился публичный конфуз: оказывается, что сама же Тимошенко уговаривала его не предпринимать никаких резких движений и в ответ на российскую аннексию принять позу беспомощной «голубки мира»! Таким образом, Юлия Владимировна вляпалась сразу в две неприятности: во-первых, её уличили в «наклепе», а во-вторых, это она, а не Турчинов выступала за пассивное непротивление Путину. Некрасиво получилось, причем в самый разгар очередного политического кризиса, когда украинские политики с ожесточением тянут на себя электоральное одеяло.

Думается, что теперь общественность желает услышать от неё пояснения или хотя бы правдоподобные оправдания. И это действительно несколько пошатнуло политический рейтинг Тимошенко, «Батькивщины», да и всей антиправительственной оппозиции.

Секрет Полишинеля для склерозного электората

Однако поднявшийся ор сторонников правительства и «Народного фронта», наперебой обвиняющий Тимошенко, своей какофонией заглушил ряд других вопросов, возникших при внимательном прочтении опубликованных копий.

Вопрос первый: а почему, собственно, публикацию стенограммы назвали «рассекречиванием»? Тут следует понимать, что присвоение документам статуса «секретно», равно как и его снятие, это довольно таки непростая бюрократическая процедура, связанная с определенными условиями. Кроме того, при этом на сам документ наносятся соответствующие штампы и печати – ничего подобного на этих протоколах не видно. Да и само их содержание вызывает сомнение в необходимости засекречивать эту стенограмму.

Опять же, а что делала на якобы секретном заседании СНБО гражданка Тимошенко Ю.В., которая на тот момент не являлась ни членом этого самого СНБО, ни даже народным депутатом? Что это вообще за Совбез такой, на заседания которого запросто приходят посторонние лица, участвуют в обсуждении и дают свои рекомендации правительству? Если что там и стоило засекречивать, то только факт этого вопиющего бардака!

Еще один довод против «секретности» — интервью нардепа Тараса Чорновила, которое он дал еще 19 марта 2014 года, вкратце поведав журналистам суть данного заседания СНБО. Никакой государственной тайны он тогда не выдал (иначе бы был обвинен), зато предсказал вспышки сепаратизма в Харькове и на Донбассе (первые «республики» провозгласили 7 апреля). А главное, он еще тогда рассказал о позиции Юлии Тимошенко, высказывавшейся против военного сопротивления – так что новость с очень длинной бородой!

Что же это получается, украинцам «рассекретили» очередной секрет Полишинеля, который стал сенсацией только потому, что украинцы за два года забыли про интервью Тараса Чорновила? Думается что это так, и не одна Тимошенко рассчитывает в своей политической агитации на склероз украинских избирателей. Достать из корзины забытое грязное белье и с пафосом потрясти им на публике, выдавая это за «рассекреченную» сенсацию, – это в духе недалеких украинских политтехнологов. При этом они словно в упор не видят, что среди этого белья есть и несвежие кальсоны их работодателей…

Украинская политическая голубятня

Второй вопрос, возникающий при прочтении протоколов СНБО, хочется задать активно старающимся критикам Тимошенко. Да, она сказала неправду в отношении Турчинова относительно «сдачи Крыма», если, конечно, имела в виду данное заседание, а не сам провал Крымской кампании в целом (тут стоит подождать её оправданий). Однако не одна Тимошенко выступала на нём за мирное решение конфликта.

Вот, к примеру, тогдашний министр обороны (от партии «Свобода») Тенюх заявлял: «…Сьогодні у нас немає армії. Вона системно знищувалась Януковичем та його оточенням під керівництвом російських спецслужб». Опустим тот факт, что Тенюх пробыл в своей должности менее месяца, став самым «коротким» главой Минобороны Украины за всю его историю, и что это под его руководством военные части Крыма сдались противнику без единого выстрела, сплясав перед «зелеными человечками» гопака. Но тогда, на заседании СНБО 28 февраля, он как глава оборонного ведомства прямо рапортовал о невозможности активной силовой обороны и голосовал против военного положения.

…Кстати, никто не отрицает, что регионалы относились к армии как к бесполезной статье бюджетных расходов. Но разве иначе было при Ющенко и «оранжевых»? А разве до этого при Кучме армия росла и крепла? Как видим, придя к власти вновь (и вновь через Майдан), национал-патриоты поспешили сразу же списать все проблемы на «преступный режим». Они вообще любят всё на кого-то списывать, и сейчас вот, похоже, пытаются списать сдачу Крыма на Тимошенко…

Далее вновь назначенный главой СБУ Наливайченко докладывает: «І американці, й німці — всі в один голос просять нас не починати ніяких активних дій, бо, за даними їхніх розвідок, Путін використає це для початку широкомасштабного сухопутного вторгнення. Ми маємо почути західних партнерів, а їм потрібен час для прийняття рішення». Таким образом, и он изложил доводы против силовой обороны Крыма, и тоже не поддержал введение военного положения.

Министр иностранных дел Дещица сообщил, что встречался со своими коллегами из Вышеградской четверки (Польша, Словакия, Чехия, Венгрия), и они просили Украину «не делать поспешных шагов». Глава Нацбанка Степан Кубив уверял: «Я проти військового конфлікту… Ми не готові сьогодні до війни! Нема кому воювати!». Первый вице-премьер Виталий Ярема был уверен, что «військовий стан в цій ситуації нам не допоможе». Все они тоже не поддержали введение военного положения.

Арсений Яценюк тогда не просто проголосовал против и привел свои аргументы: «Введення військового стану — оголошення війни Російської Федерації… Це сценарій, якій написали росіяни. І ми ліземо в цей сценарій… Тому ми повинні тягнути до останнього, на крайніх позиціях підемо в політичних переговорах щодо надання додаткових прав Автономії».

Некому воевать, мы не готовы, не делать поспешных шагов, услышать западных партнеров, тянуть до последнего — все эти советы и предложения раздавались со всех сторон. Так что «голубем мира» на том заседании была не одна Тимошенко, тогда весь СНБО был сплошной голубятней — за исключением и.о. «царя», то есть президента-спикера Турчинова. Он единственный предлагал перебрасывать войска, арестовывать предателей, вводить военное положение, действовать. Хотя его воинственная позиция еще не означала, что он был единственно правым.

После драки кулаками не машут?

Если задаться вопросом, по чьей же именно вине Украина потеряла Крым, то ответ на него сильно не понравится нашим национал-патриотам. Хотя этот ответ, пусть и неполный, можно найти даже в «рассекреченных» протоколах СНБО, когда Ярема отметил, что на крымчан произвели весьма негативное впечатление выходки Сашка Билого. А ведь таких радикалов, воинственно потрясающих кто дрекольем, а кто отжатым у милиции автоматом, в Украине были уже сотни, если не тысячи! На Майдане в Киеве, на местных майданах в других городах страны – от Львова до Днепропетровска.

Если бы второй Майдан завершился лишь тем, что к власти в стране пришли Турчинов с Яценюком да депутаты их парламентских фракций, то конфликт не вышел бы за рамки политического противостояния. Повозмущались бы облсоветы, повыделывался крымский Кабмин — и договорились бы с Киевом, приняв подарки и уступки. Но правые радикалы, эти «герои Майдана», придали событиям иной колорит, пугающий многих. Российским СМИ оставалось только регулярно показывать их в новостях, добавляя в комментариях «… а теперь они поедут в Крым и на Донбасс». Так была довольно быстро сформирована общественно-политическая почва для аннексии и сепаратизма.

Так что «благодарность» за то, что в Крыму «антиукраинскими» вдруг стали не только местное население, но и украинская милиция, украинские силовики, участникам СНБО следовало отправить тем, кто помог им прийти к власти. Им стоило изначально более тщательно подбирать себе союзников.

События в стране тогда принимали форму политического хаоса и гражданского противостояния, в котором «зеленые человечки» Путина стали лишь дополнительным, хотя и очень решающим аргументом — как легкая кавалерия, внезапно вмешавшаяся в перестрелку индейцев и ковбоев. И потребовалось время, чтобы, согласно тем же изложенным в протоколах предложениям, перевести украинский гражданско-политический конфликт в формат национально-освободительной борьбы против России. Это лишь летом 2014-го украинцы даже на Востоке заговорили о том, что Россия на нас напала. В феврале-марте того года они видели ситуацию иначе, и расколотая страна была действительно не готова к единому сопротивлению. Большой войны с Россией следовало избегать – хотя это не значит, что нужно было бежать из Крыма, бросая всё.

Однако махание кулаками после драки – это национальный спорт украинцев. Чем сегодня и занимаются те, кто ищет виновных в том, что весной 2014-го новоиспеченная власть не ввела военное положение, не провела тотальную мобилизацию и не погнала миллионную толпу украинских мужиков в Крымский «котел». Или у них есть сомнения, что итог такого поспешного контрудара был бы иной, чем под Иловайском? Помнится, в июле-августе 2014-го эти же диванные ура-патриоты кричали «вперед, не останавливаться, взять Донецк ко Дню Независимости, наступать до Ростова!». Возможно, «предательство» Тимошенко и осторожность большинства членов СНБО спасла многих наших читателей от судьбы закончить свою жизнь, плавая кверху пузом в Сиваше…

Как бы там ни было, ситуация была достаточно сложной, чтобы дать ей однозначную оценку даже спустя два года. Но вопли «предатели» и «надо было» будут звучать еще очень долго, поскольку тема утраты Крыма давно перестала быть для украинских политиков темой о самом Крыме. Теперь для них это лишь один из поводов для взаимных обвинений и «разоблачений» в борьбе за власть в Киеве…