Итоги пребывания Латвии в ЕС

Написано Adm в . Опубликовано в Политика

Финансовый разврат ЕС и святая невинность Латвии.

Прибалтийские страны в советские времена были образцовыми по многим показателям.

В Риге, Вильнюсе и Таллинне можно было свободно приобрести такой дефицит, которому могли бы позавидовать даже москвичи. Вместо того чтобы ездить в Европу, советские туристы отправлялись в Прибалтику, чтобы посмотреть на маленькую Европу внутри Советского Союза. Даже многие советские киноленты, в которых шла речь о Европе или более западных странах, снимались именно там. При этом своим положением в СССР латыши, литовцы и эстонцы были крайне недовольны. Считали власть Советов чуть ли не режимом оккупации, да и с русскоязычным населением обращались не слишком вежливо.

Евросоюз в представлении латышей был чем-то вроде Советского Союза, но только без русских и коммунистов. От которых, по мнению местного населения, видимо, и не стоило ждать ничего хорошего. Власти наперебой обещали золотые горы, молочные реки и кисельные берега — в случае вступления в ЕС. И, надо сказать, что первое время так все и было: изобилие на полках магазинов, дешевые и доступные кредиты, расцвет ипотечного кредитования, потребительского, кредиты с доставкой на дом, кредит по телефону, кредит по паспорту.

Латвия и латыши пребывали в эйфории. Вот она какая — настоящая жизнь по-европейски! Когда деньги появляются из ниоткуда! Однако, как выяснилось в кризисном 2009 году, если деньги появляются из ниоткуда, то и уходят они в никуда.

Острые на язык российские журналисты сравнивают Латвию начала 2000-х с неопытной романтично настроенной девицей, которая в поисках доброго и светлого чувства отдала себя в руки прожженного и видавшего виды финансового извращенца. Сначала он удовлетворил все ее самые сокровенные и несмелые желания, забросал деньгами с головы до ног, а потом, пресытившись, утратил интерес, оставив обманутую девушку с широко раскрытыми глазами, выражающими полное непонимание происходящего, с разбитым сердцем и пустым кошельком. По самым скромным подсчетам, внешний долг Латвии сейчас составляет девять миллиардов долларов, что для крохотной страны, которая самостоятельно практически ничего не производит, неподъемная ноша.

«Евросоюз открыл рынок товаров и услуг для Латвии, — рассказал в интервью одному из российских телеканалов экономический аналитик Юрис Пайдерс. — И банки страны получили возможность открывать филиалы в других странах Евросоюза, а хозяйничали они там, как и здесь. Такую экономическую свободу сейчас оплачиваем мы, налогоплательщики. То есть долги, которые «наварили» банкиры, приходится оплачивать всем гражданам.

latvia1

При этом, наряду с наводнением кредитными средствами, Евросоюз придумал еще одну сравнительно честную схему отъема денег у населения. В Латвии появились гипермаркеты, принадлежащие западным торговым сетям, которые не зря называют денежными пылесосами. Латыши покупали западные товары в западных супермаркетах на деньги, предоставленные в кредит западными банками! В итоге деньги не только утекали из страны, но и сама страна все глубже погружалась в долговую яму.

Евросоюз заботится только о больших странах

«Евросоюз — это структура, которая работает в интересах больших стран и больших компаний из ЕС, — рассказал в интервью российскому телевидению Норманд Гростиньш, политолог, лидер Движения латвийских евроскептиков. — Потому что именно они в состоянии пролоббировать свои интересы через те сотни рабочих групп, которые готовят законодательные документы и нормативные акты Европейского Союза. А Латвия получает уже принятые нормативные акты, подготовленные институтами, в которых она практически не представлена. И таких правовых актов за один только месяц мы получаем не меньше ста. Примерно это выглядит так: нам говорят, что на таком-то месте должен быть забор непременно синего цвета. А мы уже можем проголосовать строго в рамках того — будет ли он темно-синим, или светло-синим (имитация демократии в действии — прим. авт.). А если мы не поставим забор указанного цвета на указанном месте, тогда Европейский суд нас оштрафует за неподчинение. Латвия же неукоснительно соблюдала все рекомендации и директивы Евросоюза, в частности, относительно квот на производство сахара. В итоге она стала одной из двух стран ЕС, которые полностью уничтожили свою сахарную промышленность. К моменту вступления Латвии в Евросоюз у нас было два завода. При вступлении мы подписали договор, в котором предоставили право Брюсселю определять для нас сахарные квоты. То есть, мы вроде независимая страна, но, сколько нам чего производить, теперь определяет Брюссель. Вот он и сказал: вы должны производить на 10 % меньше. И именно эти 10 % оказались для наших заводов роковыми, потому что это была их норма рентабельности. Им оставалось только обанкротиться и принять умеренные компенсации от Евросоюза за то, чтобы они закрылись. На месте сахарных заводов теперь ровная поляна», — говорит Гростиньш.

«У ЕС есть программа дотаций на поддержку сельского хозяйства, рассказывает латвий-ский политолог Яков Плинер. — Наш сахар был дороже, чем в Европе, но я бы никогда не уничтожал всю сахарную промышленность ради прихотей ЕС. Я бы искал новые технологии, думал, как снизить себестоимость продукции. Разрушать легче всего, отстраивать заново потом намного труднее. Когда Латвию приглашали в Евросоюз, в стране вели пропаганду за вступление в ЕС. Народу была обещана чуть ли не манна небесная. Европа поможет, направит, обеспечит и так далее. А на деле вышло все далеко не так, особо похвастаться нечем. Безработица достигла уровня 14,3 %. Сахарная и рыболовецкая промышленности разрушены», — говорит Плинер.

Балтийское море традиционно приносило в казну Латвии львиную долю доходов. Введение квот на вылов рыбы привело к сокращению промысла. Еврокомиссия мотивирует это заботой о сохранении рыбных ресурсов. Однако с рыбными ресурсами и так было все в порядке — даже за время вылова в промышленных масштабах в советские времена — они не истощились. Во времена СССР одно рыболовецкое судно приносило 10 тонн рыбы, а теперь большинство этих судов ржавеет в так называемом музее под открытым небом в Юрмале.

«75 % еврофондов, направленных на развитие рыбного хозяйства, были потрачены на выплату компенсаций владельцам рыболовных шхун, которые были вынуждены разрезать свои суда на металлолом, — продолжает Гростиньш. — Скоро в Латвии вообще не останется рыболовецких кораблей. Обоснование было экологическим, но на самом деле, исключительно для того, чтобы латвийские рыбаки не составляли конкуренцию рыбным промыслам стран Евросоюза. Остались лодочки, которые вылавливают незначительное количество рыбы».

Латыши вымирают

Помимо промышленности пострадала и инфраструктура. Еще в начале девяностых в Риге жил почти миллион человек. В советские времена там собирались строить метро. Однако уже в 1998 году в столице Латвии был зарегистрирован самый низкий в мире уровень рождаемости детей: 8 на 1000 жителей. Все эксперты напрямую связывают проблемы с демографией с непродуманной социальной политикой. О метро речь уже давно не идет. Улицы Риги уже не такие шумные. Население значительно сократилось.

По мнению профессора факультета гуманитарных наук Латвийского университета Леона Тайванса, в Латвии идет процесс вымирания латышей, и, в перспективе, они, как этнос, перестанут существовать.

«Если мы говорим о каких-то перспективах Латвии на будущее, если нас вообще этот вопрос интересует, то для Латвии — это самая главная проблема. Потому что общее население Латвии по статистическим сборникам превышает 2 миллиона, но ученые, работающие по разным методикам, утверждают, что эта цифра давно уже не соответствует действительности. Ежедневно население Латвии уменьшается на 70 человек. Ежедневно!» — восклицает Тайванс.

Помимо естественного сокращения населения Латвии, латыши активно иммигрируют в страны ЕС. Трудовая эмиграция еще более усугубляет демографическую проблему. А огромные долги и последующие за ними меры жесткой экономии, по прогнозам специалистов, уже через несколько лет приведут к еще одной волне массовой эмиграции латышей. И тогда, пророчат аналитики, безработица в стране исчезнет, и начнется острая нехватка рабочих рук. Дефицит рабочих будут сокращать, видимо, за счет трудовых эмигрантов из стран СНГ и Средней Азии. Что, безусловно, вызовет массовые протесты латышей, считающих себя титульной нацией страны. Однако к тому времени большинство представителей этой нации, в поисках лучшей жизни, уже покинет страну. И протестовать они будут из далекой заграницы.

Эта эмиграция больше всего подрывает будущее Латвии, пока вообще есть смысл в Латвийском государстве, но этот смысл пропадет. Мы будем здесь маленькой кучкой, которая попробует сохранить Праздник песни и говорить на странном языке. Это жуткие прогнозы, но это реальность, к которой мы быстро идем», — рассказал демограф Илмарс Межс в интервью латвийскому телевидению.

Вот так, всего за десять лет, эйфория от вступления в ЕС и влюбленность в Европу сменились горьким разочарованием и сокрушительными последствиями для государства. Нам остается изучить печальный опыт прибалтов и попытаться не повторить их ошибок.

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

151