Шахтерский край — всеукраинская боль

Написано . в . Опубликовано в Люди Херсонщины, Новости

Волонтерство по призыву небезразличной души

Тема терроризма не сходит со страниц мировых СМИ. События, происходящие на Донбассе, официально определяемые руководством нашей страны, как антитеррористическая операция, волнуют не только жителей Украины, но и других государств. Террористический акт во Франции вызвал гнев всей Европы и не только. Но в Париже погибло 17 человек… Это ужасно, конечно, такого во Франции прежде не было. И в то же время Европа по отношению к украинским, еще более кровавым событиям, такого же единодушного возмущения, почему-то, не проявляет! На нашей земле идет, по сути своей, полномасштабная война, погибло более пяти тысяч человек. Сотни тысяч жителей двух крупнейших промышленных областей остались без крова или стали беженцами. Если бы руководители европейских стран более настойчиво требовали от нынешних керманычей Украины поиска мирных путей разрешения восточного конфликта, войну уже давно можно было бы прекратить и сохранить не только многие жизни, но и экономический потенциал.

То, что происходит на Донбассе, является бедствием не только для жителей этого региона, но и всей Украины. Ведь здесь, в так называемой «антитеррористической операции», гибнут граждане нашей страны: и так называемые сепаратисты, и воины со всей Украины. Гибнут и мирные жители, что не простительно обеим конфликтующим сторонам. Погибают сограждане, цвет и надежда страны — вот почему в Украине равнодушных к событиям в шахтерском крае быть не может!

Среди жителей Украины появилась особая категория людей — волонтеры. Это те, кто, узнав о бедах жителей Донбасса, солдат, что воюют здесь, решили обратиться к небезразличным людям с призывом поделиться, чем могут: продуктами, одеждой, деньгами. И, конечно же, приходится удивляться тому, что волонтеры взяли на себя миссию обеспечения армии не только продуктами питания, но и обмундированием, а то и спецсредствами. Так и хочется спросить представителей власть имущих: куда вы дели те средства, что выделялись на армию скромным бюджетом государства украинского? А деньги от всевозможных акций?..

Есть немало таких сограждан наших, кто чужое горе принимает, как свое. Они стремятся не только морально поддержать в горе других, но считают прямым своим долгом оказывать им и материальную помощь. С одной такой небезразличной женщиной мне довелось недавно пообщаться.

yfql

Это Герой Украины, Почетный академик НААН Украины, заслуженный работник сельского хозяйства, директор сельхозпредприятия «Асканийский» Херсонской области Вера Афанасьевна Найденова. О ее благотворительной многолетней миссии знают не только в родном Каховском районе, но и далеко за пределами Херсонской области. Как она мне сказала, на эти цели хозяйство ежегодно расходует до одного миллиона гривен. В основном, коллектив оказывает материальную помощь детским домам, школам-интернатам, малообеспеченным семьям других сел и районов, так как бедствующих в «Асканийском» нет.

«Насмотрелась я по телевизору, наслушалась радио о том, как бедствуют жители Донбасса, — рассказывает Вера Афанасьевна, — и решила поехать туда посмотреть своими глазами, как живут люди в шахтерской столице и крае.

Как положено настоящей украинской хозяйке, собираясь в дорогу, она решила взять с собой дончанам гостинцы. Собрала, что Бог послал, и уехала в неблизкую дорогу. И хотя путь был не такой и большой, всего 200 километров, но сложно было его проехать.

— Нам пришлось проезжать девять блокпостов, — вспоминает Вера Найденова. — Это были и блокпосты украинских правительственных войск, и донецких ополченцев. Надо сказать, большинство солдат добродушно относились к нам, когда узнавали, куда и с чем едем. Правда, тщательно проверяли весь багаж. Я внимательно наблюдала за тем, как солдаты смотрели на колбасу, кондитерские изделия. Вижу, бедны украинские солдатики, мало того, что плохо одеты, но еще и полу-голодные. Как было не угостить ребят вкусным съестным?! Они с благодарностью принимали наши искренние угощения.

— А несложно ли было проехать все блок-посты?

— В основном, не очень сложно. Нас встречали нормально. Но вот один блок-пост взволновал меня. Это уже было в Донецкой области. Мы ехали с игуменьей матушкой Амвросией. Видим — впереди украинский блок-пост. Пост как пост. Водитель сбавил скорость, к нам направился солдат с автоматом наперевес. По его поведению почти сразу нетрудно было понять: человек этот находится в неадекватном состоянии. А по взгляду можно было судить, что он, скорее всего, нажрался наркотиков. «Воин» своим автоматом тыкал нам прямо в грудь. Начал тщательную проверку автомашины. Приступил к личному досмотру меня и матушки. Должна сказать, его обыск был до неприличия наглым. У матушки забрал крест. Очевидно, о его подобном поведении знают и на соседних блок-постах: на следующем солдаты спрашивали, как нас досматривали соседи.

 

Мы — единая украинская семья

Посмотрела я на бедствующих в Донецкой области и пришла к заключению: у нас нет и не было никаких противоречий между Востоком и Западом Украины. Это относится как к политике с экономикой, так и к духовной сфере. И беды у нас одни: безработица, коррупция и бесправие. Но кому-то надо было породить противоречия внутри одного нашего народа. Очевидно, доморощенным олигархам уже стало тесно в захваченных ими рамках, вот и решили силой оружия решить свои проблемы. Но решают они их кровью наших людей. Безразлично чьих, украинских солдат или по большей части же украинцев — «терроистов-сепаратистов». Все они наши дети! Именно об этом я слышала от тех, кто не сбежал от войны и смерти, а кое- как живет в своих домах.

Меня, как человека глубоко верующего, особенно волновало то, как выживает православная церковь в зоне боевых столкновений. Видела многие разрушенные храмы… Поехала к наместнику Свято-Успенской лавры архиепископу Арсению. Обитель живет своей жизнью, но в нее порой приходят силовики, проверяют, кто проживает здесь: дошли слухи, что в храмах и монастырях, будто бы, засели боевики. Владыка заверил служащих СБУ, что ни один вооруженный человек в обитель не входил. При проверке ее они убедились в том, что здесь есть посторонние люди, да. Но это, в основном, беженцы — взрослые и дети. Одних грудничков с мамами больше сотни, 400 школьников. Чтобы обеспечить всех едой, монастырские пекари работают круглосуточно. Владыка Арсений рассказал мне, что рядом с Лаврой находится село, в котором до войны проживало 3 тысячи человек. Сейчас здесь проживают почти 30 тысяч. Сельские жители приютили горожан и делят с ними и кров, и пищу.

Вера Афанасьевна рассказала об одном случае, который еще раз убедил меня: мы все, на юге и севере, востоке и западе — единая украинская семья.

— В нашем селе Тавричанка, — говорит она, — живет много уроженцев Западной Украины. Должна сказать, у этих людей есть особенность — они очень трудолюбивы. Никто из них не хочет возвращаться на свою малую родину! Им, как и всем остальным сельчанам, живется хорошо. У нас работает школа. В ней светло и тепло, детишек кормим бесплатно, есть своя современная спортивная площадка. В селе работает больница. Для жителей создали собственную конно-спортивную школу, в которой пока содержатся две чистопородные кобылицы и жеребец, но рассчитываем на приплод. Дети с удовольствием ухаживают за лошадьми и учатся мастерству верховой езды.

Когда побывала в Донбассе, поняла, что многие молодые солдаты, мало того, что плохо одеты и обуты, так они, ко всему, и военного дела толком не знают. В последние годы в вузах и школах военное дело не изучали. Вот мы и решили при своей школе построить стрелковый тир. Опытный преподаватель учит ребят правилам обращения с оружием и стрельбе. А девушки изучают санитарное дело. Пусть эти навыки, возможно, и не придется применять на войне, но и в мирной повседневной жизни часто бывает так, что кому-то надо оказать правильно неотложную медицинскую помощь.

 

Жалко смотреть на наших солдат

«В Донецкой области я пробыла целую неделю. Насмотрелась на разрушенные жилые дома в городах и поселках. Многие заводы и фабрики тоже в руинах. Оcтановлена часть затопленных шахт. Резко сократилось производство. Люди, в буквальном смысле, на грани жизни и смерти, без работы и еды, бедствуют. К сожалению, бедствуют и наши солдаты. Вы знаете, многих пригнали на фронт плохо обученными, плохо экипированными. Оружие старое. Бронетехники мало. В 20-градусный мороз им приходится находиться на открытой местности под обстрелом из стрелкового или более тяжелого оружия. Насколько я знаю и слышала сама — солдаты обеих сторон откровенно говорят, что они не хотят убивать сограждан, а то и даже знакомых! Но им приказали — они солдаты и вынуждены выполнять приказ.

Насмотревшись на беды солдат на Донбассе, решила посмотреть, а как живут те наши военнослужащие, которые оказались на границе с Крымом? И то, что я увидела недалеко от нас, меня поразило. Солдаты украинской армии стоят на открытой степной местности, им, что называется, негде душу согреть. Жаль мне стало детей наших, общих… Попросила командование перебазировать эту «точку» поближе к нашему селу».

Вера Афанасьевна рассказала, что ей пошли навстречу. Установку «Кольчуга» и ее экипаж передислоцировали. Теперь эта станция радиотехнической разведки базируется недалеко от села. Между прочим, «Кольчугу» изготовили в Донецке. Это сугубо украинское высокотехнологическое детище. На заводе «Топаз» «Кольчугу» начали выпускать еще в 1987 году. Ее постепенно совершенствовали, модернизировали. Аналога ей в мире не было. Ее особенность в том, что станция способна обнаружить наземную, надводную и воздушную цель на расстоянии 600-800 километров. Но, что важно, при этом ее саму обнаружить невозможно, так как она не излучает волны. Одновременно точно дает не только цель, но определяет направление движения цели.

Узнав о возможности передислокации «Кольчуги», Вера Афанасьевна предоставила обслуживающему персоналу теплое жилье. Хозяйство помогает украинским солдатам питанием, да и об обмундировании не забывает.

 

Хозяйских забот мало не бывает

У директора хозяйства Веры Найденовой сегодня много забот не только по гуманитарной части, но и непосредственно по сельхозпредприятию. А оно у нее высокоэффективное! В прошлом году собрали зерновых и масленичных культур почти 35 тысяч тонн. Содержат только высокопродуктивных коров. От каждой из них надаивают по 7,5 тысяч литров молока. Настригли 20 тонн тонкорунной шерсти.

И вот что удивляет директора. В супермаркетах и на рынках молоко зимой все время дорожает, а у них молокозавод, наоборот, с нового года уменьшил закупочную цену за молоко на 40 копеек за литр. При продаже тонны молока получается солидная потеря.

Хозяйство сегодня не знает, кому продать тысячу голов овец. И это при том, что сейчас баранина в очень высокой цене. Да и говядину не очень-то покупают и дают за килограмм живого веса всего по 13 гривен.

Несмотря на все трудности, предприятие «Асканийское», благодаря умелому и грамотному руководству директора, успешно развивается. Главное, люди довольны. Очень благодарны Вере Афанасьевне за собственный санаторий-профилакторий — в нем проходят лечение многие рабочие, здесь можно получить водные, физиотерапевтиче-ские и другие процедуры, а то и просто хорошо отдохнуть. Жаль, что таких хозяйств в южном регионе очень мало. Их можно посчитать на пальцах одной руки.

Александр СОЛДАТСКИЙ, заслуженный журналист Украины

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

125