Легендарный Заботин

Написано . в . Опубликовано в Люди Херсонщины, Новости

В истории нашего города немало знаменитых людей. Одним из них по праву считается директор судозавода, а впоследствии Херсонского судостроительного производственного объединения Всеволод Федорович Заботин. Автор этого очерка даже не подозревал о трудностях, которые могут возникнуть при его написании. Дело казалось простым и обычным. Но как только начал знакомиться с материалами и людьми, знавшими эту легендарную личность, понял, что очень трудно вместить в газетные страницы все, что он сделал для завода, города, для людей. Здесь нужна книга!

Истоки
Будущий директор родился в 1917 году и вырос в Николаеве. Мальчишки всегда любопытны. Во время исследования близлежащих территорий они не раз забирались на судозавод имени Марти, в прошлом именуемый “Наваль”. В то время на заводе шла достройка крейсеров, заложенных еще в царское время, и восстановление поднятых со дна эсминцев для Черноморского флота.
Как позже рассказывал Всеволод Заботин, уже тогда возникло желание строить корабли. Отец, старший землеустроитель области, его мнение не разделял. Считал, что дело юноши учиться и получить полное среднее образование, которое в то время было трамплином в институт. Старший Заботин мечтал, чтобы сын пошел по его стопам, но Всеволод решил иначе. И, не закончив шестой класс, пока отец был в командировке, ушел на завод и поселился в общежитии. Когда глава семейства вернулся, у них состоялся долгий и серьезный разговор. Старший Заботин понял сына и не стал принуждать его бросить завод, но взял слово, что тот продолжит учебу и закончит институт. Уже тогда Заботину было свойственно всегда выполнять свои обещания. Без отрыва от производства он окончил школу, рабфак. Затем – ВУЗ. Учился сначала на вечернем отделении, потом перешел на дневное. В 24 года получил на руки диплом о высшем образовании и… женился. Его избранница Зоя училась в николаевском педагогическом институте. Жизнь была прекрасной – любящая жена и любимая работа… Но через неделю грянула война.
Враг подходил к Николаеву, и группу инженеров направили в академию для переподготовки. По дороге попали под бомбежку, которая унесла жизни многих молодых ребят. В суматохе отступления остатки николаевцев забрали в 733 стрелковый полк. Бойцов не хватало, фронт требовал пополнения, но кто-то из штаба понял, что нельзя бросать в огонь почти готовых командиров и отправил инженеров-судостроителей в саперное училище. Позже их перевели в артиллерийское с ускоренным курсом обучения. Впереди ждал фронт. И кто знает, как сложилась бы судьба юного Заботина, но пришла телеграмма из Москвы – всех судостроителей направить в тыл, на заводы. Флоту после жестоких сражений требовался ремонт боевых кораблей и новые торпедные катера, тральщики, эсминцы.

Разбег
В марте 1942 судьба забросила Всеволода Заботина в Астрахань, на 638 судостроительный завод. Там он начал работать мастером. Через пять месяцев новое назначение – филиал завода в Баку и должность строителя судов. Немцы не дошли до Каспия, но их авиация постоянно бомбила нефтепромыслы, заводы и город. В феврале 1945 года Заботин получил свою первую государственную награду – медаль “За оборону Кавказа”. Ему не пришлось держать в руках оружие и стрелять, но те боевые корабли, которые строили и ремонтировали под его руководством, внесли немалый вклад в победу. Они сражались и перевозили войска на Волге под Сталинградом, отбивали налеты авиации на Баку и Астрахань, конвоировали нефтеналивные суда.
После Победы еще год пришлось работать в Баку, и только в мае 1946 года Всеволод Заботин вернулся в Николаев. Город и родной завод лежали в руинах, а стране требовались военные и гражданские корабли. Флот понес большие потери. Начинать пришлось на той же должности, что и в Баку, – строитель судов. В марте 1948 года он стал ответственным сдатчиком судов. А через три года – начальником стапельного цеха.

Взлет
В марте 1955 года Всеволоду Заботину предложили должность главного инженера Херсонского судозавода. Завод к тому времени построил всего пять танкеров. Но ему определили высокие темпы. Также планировалась строительство новой серии сухогрузов. По установившейся практике головное судно серии поручили Николаевскому заводу, а первый теплоход серии и остальные строились в Херсоне. Николаевские судостроители, загруженные другими заказами, не торопились. Херсонцы же были вынуждены простаивать, так как их судно обеспечивались по остаточному принципу. Заботин предложил считать головным судном первый сухогруз на херсонских стапелях. Чиновники из министерства встретили предложение главного инженера в штыки. Николаевский завод, мол, более опытный и мощный. Рисковать им не хотелось, но в конце 1958 года согласие было получено. Сейчас трудно описать весь объем работ, который сделал главный инженер. Был создан сплоченный коллектив инженеров и рабочих. Решены поставки оборудования и материалов. Строительство объявили комсомольско-молодежной стройкой и присвоили сухогрузу имя “Ленинский комсомол”. Скорость постройки удивляла даже старых и опытных корабелов. Уже в апреле 1959 года “Ленинский комсомол” был спущен на воду и встал у достроечной стенки. Потом была построена серия из 20 единиц судов этого типа.

У него не было мелочей
Май 1961 года. Страна только что приветствовала первого космонавта Юрия Гагарина, а у в Херсоне главная новость: директором судостроительного завода назначен Всеволод Заботин. У некоторых несведущих людей о начальниках складывается стереотип: персональное авто, кабинет с множеством телефонов, неприступный вид и прочие атрибуты власти. Но как-то забывается громадная ответственность за производство и людей, которая ложится на плечи руководителя. И жизнь предъявляет начальникам большие требования, которые выдерживают не все. Всеволод Федорович Заботин выдерживал груз ответственности в течение 25 лет. И не только организовывал и контролировал работу, но и занимался научными разработками. Для ускорения производства он вместе с группой единомышленников усовершенствовал технологию сварки при постройке судна.
“Привлекли заводских умельцев, лабораторию электросварки, на помощь призвали сотрудников НИИ, в частности, института электросварки им. Патона. Четко отладили рабочий процесс. В производстве одновременно участвовали сотни людей. График составили не по часам, а по минутам”, – писал в воспоминаниях литератор Наум Фогель. Пришлось решать не только технические проблемы, но и заинтересовывать специалистов институтов. Упорный и многодневный труд дал свои результаты. Благодаря сварочному полуавтомату процесс работы стал намного быстрее. Метод получил широкое распространение не только у нас в стране, но и за рубежом.
В апреле 1963 года Всеволод Заботин получил Ленинскую премию за разработку и внедрение автоматической и полуавтоматической сварки в среде углекислого газа.

Корабел с большой буквы
“Заботин– это масштабный руководитель! Корабел с большой буквы! Он не любил речей и словоблудия”, – вспоминает Евгений Кулак, проработавший с Заботиным не один десяток лет. – Как он работал, можно судить по количеству судов, построенных на ХСЗ. При нем было освоено 18 проектов, построено 230 судов, из них 76 пошли на экспорт. И не только в страны соцлагеря. А ведь известно, какие требования предъявляют за границей к технике. Поначалу фирмы из капстран игнорировали все советское, но наша техника выдержала экзамен. Заказчиками завода стали Греция, Германия, Англия, Дания, Индия и другие страны. Было также построено 25 доков по 5-ти проектам. Полнокомплектное судно – процесс сложный. Около 3500 поставщиков. Все материалы и комплектующие надо обработать и подать в нужный момент, в нужное место. Строя гиганты, мужал завод. Ежегодный выпуск составлял 9-12 судов. От киля до клотика – с полным оборудованием”.
31 декабря 1970 г. Новогодний подарок страны заводчанам: Херсонский судозавод награждается орденом Ленина. Министр судостроения Борис Бутома на торжестве без пафоса заявил: “Это жемчужина в короне государственного судостроения всего Союза!”. Через четыре месяца Всеволоду Заботину и сварщику Павлу Нимичу присвоили звания Героев Соцтруда.

Кадры решают все!
Стратегия Заботина как генерального директора отличалась широтой мышления, размахом действия. Если он ехал в Генплан, Совет Министров или министерство, то готовился к встречам основательно. Придерживался принципа: задавая вопрос “наверху”, надо знать заранее варианты ответа, но сделать все, чтобы получить положительный результат. Проблемы прорабатывали сначала его замы, но вперед он шел сам. Получали добро, финансирование на производственные или социальные объекты или корректировали нереальные планы, которые впоследствии претворялись в жизнь.
В 60-е годы встала проблема квалифицированных рабочих, мастеров, инженеров. Люди учились заочно в других городах, с отрывом от производства. За несколько лет в Херсоне была создана многоступенчатая система подготовки кадров. Профориентация в школах, затем профтехучилища, техникум. Открыт филиал Николаевского судостроительного института. Создан учебный 28 цех, где оттачивались навыки будущих корабелов”.

Здесь будет город заложен
Завод расширялся, коллектив рос. Остро стояла проблема жилья. Директор старался решить ее, но выделяемых городом квартир не хватало катастрофически. Заботин принял решение строить дома для завода, но участки для застройки предлагались далеко от предприятия: район нынешнего Таврического, Забалка и другие пустыри. От них отказывался сразу. Как будет добираться многотысячный коллектив на работу и домой? Директор спорил с руководителями города и предлагал свой вариант: “Надо строить возле завода!” Теперь не соглашались городские власти: “Нельзя строить на болоте в низине. А вдруг война, Каховскую ГЭС прорвет!”. Споры накаляли обстановку, но Всеволод Федорович победил. “Микрорайон Остров – любимое детище Заботина, – продолжает рассказ Евгений Кулак. – В те времена он начинал свой рабочий день с Острова. Решал множество проблем, привлекая умы и энергию своих помощников. Росли дома, завозили чернозем для газонов, садили деревья. Учитывая засушливое лето, проложили оросительную систему. Жилой массив создавался как отдельная инфраструктура, автономный поселок. Здесь было все: детские сады, школы, стадион, больница, объекты соцкультбыта. Жаль, что сейчас многое пришло в упадок и заброшено!”.

Он был человек слова
“Я на заводе работал с 1971 года”, – рассказывает бывший мастер цеха и комсорг Степан Комиренко. В Херсон приехал из Николаева. Мы, молодежь, постоянно наседали на Всеволод Федоровича. Не надо нам Дом культуры, давайте построим стадион! На что генеральный отвечал: “У меня в первую очередь детские сады!”. Но в 1978 году пообещал полноценный стадион. Кстати, кроме детсадов, за это время было построено в микрорайоне “Остров” три школы . Спустя 4 года он обещание выполнил и лично курировал строительство спорткомплекса. К сожалению, полностью оно не было завершено. Заботина сняли наши партийные органы. Кое-кому из руководства завода хотелось сесть в его кресло и получить Героя. Заботину было 69 лет, он был полон сил и энергии. Но партийцам удалось осуществить свою затею. Начались интриги и давление сверху. Всеволод Федорович сразу все понял и со всей прямотой сказал: “Вижу, что надо дать дорогу …! Я ухожу!”. Произошло это в августе 1986 года.
Генерального мы и уважали, и боялись. Ему на глаза во время рабочего дня старались не показываться, потому что сразу задавал вопрос: а почему болтаешься по территории? Он был жесткий во всех отношениях и требовательный не только к людям, но и к себе. Он был человек слова.
Решил жилищную проблему. Через полгода после женитьбы я получил квартиру-малосемейку в новом доме.Тогда этот вопрос решался на заводе быстро. После 3-4 лет в малосемейке получали квартиру. Тем, кто снимал жилье, платили по 30-40 рублей в месяц. Был построен пансионат “Корабел” на 1200 мест, пионерлагерь для 650 детей на морском побережье и яхтклуб с дорогими яхтами. Он был хозяин. И если видел, что это надо людям, он всегда выделял деньги!”.
Часто помочь с финансированием просили медицинские учреждения. И хотя у него поговорка была: помогают дурным и больным, тем не менее, помощь поликлиникам оказывал. Даже больницу железнодорожников выручал.
Много было сделано для подшефных колхозов и совхозов. Тогда на селе народа не хватало. Помогали, чем могли. Делали тракторные прицепы, уборочные конвейеры, жатки, теплогенераторы для животноводства. С 1970 года взяли шефство над хозяйствами Чаплынского, а затем Каланчакского районов. Не оставляли без внимания колхозников Генического, Голопристанского районов. Строили силосохранилища, кормоцеха, помогали людьми в страду. В селе Садово создали заводское подсобное хозяйство.
Большое внимание уделялось подготовке кадров. Заботин решил проблему нехватки специалистов. А сейчас система подготовки кадров полностью разрушена. Кто сегодня нами руководит? Те, кто умеет считать деньги! А остальное продумывать они, увы, не способны. Поэтому имеем, что имеем!”.

Адмирал и дипломат судостроения
“После выхода завода на международный рынок количество заказов возрастало”, – вспоминает ветеран Евгений Кулак. “Иногда возникали проблемы при сдаче. Как-то норвежский судовладелец Пэр Арнеберг предъявил претензии по поводу покраски танкера и привез с протестом образцы облезшего покрытия. Заботин, задав несколько вопросов, вдруг спросил: “А танкер пересекал Бермудский треугольник?”. Судовладелец ответил утвердительно. “Так чего же вы хотите?”, – тут же с улыбкой последовал вопрос. Норвежец расхохотался, и дело было улажено. А подобных случаев было множество и всегда Заботин побеждал.
Пришлось генеральному работать и за границей. По советскому проекту в Египте была заложена верфь. Освоение ее с обеспечением поставок материалов и комплектующих было поручено ХСЗ. Около сотни заводчан с Всеволодом Заботиным выполняли эту задачу. И руководитель ХСЗ был награжден египетским орденом “За заслуги 1 степени”.

В памяти народной
Коллеги, помощники, инженеры и рабочие вспоминают своего генерального директора с большим уважением и теплотой.
Всеволод Федорович Заботин ушел из жизни в 1994 году. На городском кладбище стоит памятник с его барельефом и изображением судов, которые он строил. Но самый главный памятник – завод, десятки многоэтажных домов, возведенных для херсонцев и, конечно, память в народе. В истории Херсона были выдающиеся люди: полководец Александр Суворов, флотоводец Федор Ушаков, которые возводили Херсон в далекие годы. Может, кому-то и покажется преувеличением, но Всеволод Федорович Заботин по праву занимает место в этой исторической галерее. Результаты его труда и вклад в развитие нашего города достойны этого!

cfv

Олег ГРУШКО

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

156