Капитан дальнего плавания Татьяна Олейник регулярно приходила в Херсон

Написано . в . Опубликовано в Люди Херсонщины, Новости

Татьяна Витальевна Олейник, первая и насколько мне известно пока единственная в Украине женщина — капитан дальнего плавания, работала на т/х «Иван Сергиенко» в системе «Укрречфлота». Этот материал сделан несколько лет назад, но думаю, и сегодня не потерял актуальности, так как тут нет политики и сиюминутности. Есть только Любовь, Вечность, Бух Море и Чудо. Вот её удивительный рассказ.
«Море-это и моя любовь, и моя судьба. А потому отдав более 20 лет работе на судах, ни о чём не жалею. Море наскучить не может, оно всегда разное. Даже во время шторма одна волна совсем не похожа на другую. Я люблю море и цветы, я с ними разговариваю, прошу у них прощения, рассказываю им о своей жизни, о своих печалях и радостях. И они отвечают мне взаимностью.

 кап

Капитан дальнего плавания Татьяна Олейник

Они меня никогда не предадут и не обманут, они настоящие и вечные. А ещё я верю, что Бог видит всё, что я делаю, как живу, чем дышу и помогает мне. Он не позволит случиться со мной, моим судном, экипажем и близкими мне людьми ничему плохому.

кап4
Татьяна Олейник и Владимир Марус

Со мной работать непросто-я достаточно требовательна к себе и к тем с кем хожу в море. Не понимаю и не принимаю разгильдяйства, необязательности, халатности и равнодушия. До того как стать капитаном. прошла на флоте все ступени.Четыре года работала матросом, выполняя все уставные обязанности.

кап2

По пять лет третьим и вторым помощниками капитана. Одиннадцать лет была старпомом. Так что обмануть меня сложно, об этом все знают и таких попыток не предпринимают. Но и себе в море поблажек не даю и не боюсь никакой работы, невзирая на должность.

Самое сложное в работе капитана — это отношения с людьми. Да, в море тяжело, да опасно, да там часто приходится принимать сложные решения, но это только особенности профессии. Основная моя задача-организовать жизнь вверенного экипажа так, чтобы максимально сгладить трудности морской профессии.

Я не оговорилась — именно жизнь, поскольку в море мы не просто работаем, в море мы действительно живём. Каждый член экипажа-уже сложившаяся личность. Со своим непростым характером, со своими привычками, слабостями, со своими взглядами на мир и на людей. Я должна сделать так, чтобы они действительно составляли одну семью, жили одной жизнью, чтобы у них были общие интересы, проблемы и радости.

Только в этом случае я могу быть уверена, что они меня не подведут и всегда поддержат, и могу надеяться на них почти как на себя. Ведь жизнь на судне, в условиях ограниченного пространства, продолжительное время очень отличается от жизни на берегу. И надо сказать, что с самого первого дня морской жизни на экипажи и капитанов мне везло.

Обычно человек представляет себе выход в море как одиночное плавание: только чайки и необозримый простор. На горизонте никого, штиль и тебе ничто не угрожает. На самом деле в море есть довольно оживленные участки судоходства, где движение судов напоминает интенсивное движение на автомобильной трассе.

Мы часто ходим недалеко от берегов. По инструкции это звучит так: по системам разделения движения, рекомендованными курсами в проливах и каналах. К сожалению далеко не все судоводители ведут себя профессионально и по-джентльменски. Могут и подрезать, и не выполнить установленный

Правилами манёвр, так что расслабляться не стоит. Гораздо безопаснее и спокойнее самому заблаговременно уступить дорогу. А для этого нужно всё время быть начеку. К тому же в море встречаются навигационные опасности и сложные участки судоходства, где моё присутствие необходимо. Спать приходиться мало, так как постоянно необходимо находиться на мостике.

Это обязательно и при прохождении узкостей, и при разрешении проблемных ситуаций, возникающих в процессе погрузки или выгрузки судна в портах. Но вовсе не потому, что не доверяю своему экипажу, просто знаю, что мое присутствие будет полезным.

Замужем была неоднократно, больше не хочу. И не потому, что я такая нехорошая или таковыми были мои бывшие мужья. Просто и в море, и дома живу в очень жёстком, напряженном ритме. При такой самоотдаче немного остаётся времени и душевных сил для личной жизни.

Любому нормальному мужчине хочется домашнего уюта, тепла, заботы, участия. Я же давно и навсегда замужем за работой, свой путь выбрала сама и совершенно сознательно. А потому ни о чём не жалею. Потому что всегда стремилась только к одному-работать в море.

Хотела учиться в Одессе, ежегодно ездила подавать документы в высшее инженерно морское училище. А поступила только через семь лет, выполнив все требования ректора. Для чего пришлось закончить сначала техническое и два средне специальных учебных заведения.

Затем работать 3-м помощником капитана в заграничном плавании, получить разрешение на обучение в Министерстве морского флота. Одесскую государственную морскую академию окончила с отличием и была рекомендована факультетом для поступления в аспирантуру.

В отличие от мужчин, мне много лет приходилось доказывать, что выбор моей профессии не было случайным. За мной всегда тщательно наблюдали, все мои действия постоянно контролировались, подвергались обсуждению и строгой оценке.

Даже достигнув должности капитана, я не имела и не имею права даже на небольшие ошибки, не говоря уже о более серьёзных просчётах или нарушениях. Я уверенна: то, что простят мужчине – капитану, мне не простят никогда.

За границей меня встречают всегда исключительно приветливо, искренне уважают, радуются знакомству, часто выражают восхищение и ведут себя по-джентльменски. Но это у них. У нас в Компании несколько женщин работают помощниками капитанов. Девушкам уже разрешили обучение в морских учебных заведениях. Им гораздо легче будет добиться своей цели, чем мне, ведь быть первым всегда трудно.

Хотя и сейчас мужчины весьма неохотно назначают женщин на командные должности во всех отраслях, а тем более на флоте. Поэтому решив взять к себе третьим помощником очень целеустремленную, грамотную девушку-Жанну Михайлову, предполагаю определенные сложности.

Из «вредности» написала и защитила кандидатскую диссертацию. Находясь в море по восемь месяцев в году, довольно сложно было это сделать. Десять лет у меня ушло на её подготовку, на сбор, систематизацию и обработку данных. И вот уже три года я-кандидат технических наук по специальности «Судовождение». Материалы моей диссертации востребованы и во многом использованы на практике.

Часто мне задают вопрос-насколько опасна работа в море? Все под Богом ходим. А значит нередки неожиданности, как и в любом другом деле. Но шансов на «нештатные ситуации» в открытом море больше, да и помощи ждать бывает не от кого. Не всегда удаётся избежать шторма, часто по вине береговых служб, как например в феврале этого года.

Тогда несколько судов малого тоннажа были оставлены на якорной стоянке при входе в Босфор в 9-балльный шторм. Стоянка там при таких погодных условиях очень опасна.
Волны, налетая на скалистые берега, отражаются от них, с моря идут новые водяные валы, возникает толчея, опасность дрейфа на якоре с последующим выбросом судна на камни.

При таком волнении сниматься с якоря опасно, но тем не менее в этих экстремальных условиях пришлось менять место якорной стоянки. Уходить подальше от берега, удерживаться на месте, работая машинами в режиме полного хода, при высоте
волны более восьми метров. Нам удалось избежать участи Российского т/х «Стронций», стоявшего рядом с нами на якоре и выброшенного на камни на наших глазах в течение трех минут.

Самое же страшное то, что в этой ситуации мы ничем не могли им ничем помочь. Шторм сопровождали обильные снежные заряды, полное отсутствие видимости. Тем не менее экипаж чётко выполнял свои обязанности, слаженно работали все механизмы и судно проявило себя отлично.

Это как раз один из тех моментов, когда хорошо виден результат совместных усилий, потраченных на то, чтобы сплотить людей. Вот почему борьба за жизнь судна, продолжавшаяся сорок четыре часа, окончилась нашей победой. Но тут явно, на мой взгляд, не обошлось и без Божьей помощи. Мне вообще кажется, что ходить в море и не верить в Бога нельзя.

Но бывают в нашей работе и приятные моменты, и просто профессиональные радости. Например, в Израиль суда нашей Компании не ходили несколько лет. Мы были первой ласточкой и, несмотря на высокие требования к техническому состоянию судов в тамошних портах, нам удалось выглядеть достойно.

В Генуе за много лет снова оказались первыми и снова оказались на уровне,
Значительная часть нашей работы-экономить деньги Компании. Иногда экономим так, что швартовка без буксиров и лоцмана превращается в подвиг, который никогда и никем не будет оценен. Не так давно в Херсонском морском торговом порту пришлось идти на швартовку без балласта и без буксиров при штормовом отжимном ветре.

Да ещё с ограничениями по длине отведенного нам портом места. С бака и кормы до ближайших плавсредств дистанция не превышала 3-5 метров. Особого восторга я не получила и от механиков было что послушать….

У меня неудобный характер — я всегда и всем говорю правду. Может поэтому ходила в старпомах 11 лет. С годами стала мудрее, терпимее, научилась с людьми быть мягче, спокойнее. Чаще иду на компромиссы, это мне не всегда нравится, но чего не сделаешь ради пользы дела.

Зарплата капитана в нашей системе невелика, на берегу при удачно сложившихся обстоятельствах можно зарабатывать больше. Работаю только потому, что безмерно люблю море, свою специальность, потому что в Компании, проработав
всю жизнь, все-таки стала капитаном.

Хотя дома нужно бывать почаще: дети взрослеют, появляются новые заботы. Живу я, кстати, в совсем небольшом деревянном доме, обложенном в пол-кирпича. Обстановка обычная. У меня нет ни машины, ни дачи, зато есть 4.5 тысячи книг. Это наши семейные ценности и реликвии. Очень благодарна маме и бабушке за отличное воспитание.

Бабушка — высокоинтеллегентна, но при этом безкомпромиссна. Знала много языков, прекрасно пела. Она искренне верила, что я стану капитаном, и я не могла обмануть её веру. к сожалению бабушка покинула нас 20 лет назад. Мама – педагог от Бога! Учит общению слабослышащих детей. Её категорически отказываются отпускать на пенсию. Тем, что я в жизни чего-то достигла, в полной мере обязана ей.

Так что корни у меня мощные, глубокие и правильные. А ещё у меня есть воспоминания и фотографии. Я привожу их отовсюду, где только бываю. Столько стран, столько культур, столько старины, столько новых людей. Помпеи, Сиракузы, Коринфский канал….

У меня есть замечательные друзья, за что я тоже благодарна Богу. Два взрослых сына, один из них пошёл по моим стопам и мне будет кому передать свой жизненный и профессиональный опыт. Кому оставить свое дело и свою любовь.

Я люблю своё судно, свой экипаж, свою работу, своих детей, свою маму, своих друзей. Очень надеюсь, что они отвечают мне взаимностью. А это значит — любви в моей жизни достаточно. А это и есть счастье.

Руководству очень выгодно, что в нашей системе работает женщина, которой действительно ежедневно приходится доказывать, что на сегодняшний день она лучшая. Если мужчина-капитан привёз из загранрейса четыре замечания, яемугорят — Вот видишь, а Татьяна пришла «чистая».

Если кто-то допустил аварию, порчу груза, нечётко провёл швартовку, опять упрёк — смотри, а у неё таких сбоев нет. И это в какой-то мере дисциплинирует мужской плавсостав.
И тут уж я не могу даже на короткое время расслабиться.

И это здорово!
rp_maru-225x300.jpg
Записал Владимир МАРУС

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

126