Зачем нам буренка, когда есть пальма?

Написано . в . Опубликовано в Новости

Корова – кормилица и денежная копилка

Испокон веков заведено, что крестьянская семья немыслима без коровы. Она – всегда надежный источник питания и денежного пополнения. Я вырос в далеком, степном столыпинском хуторе, в Бериславском районе Херсонской области. Сколько себя помню, у нас всегда была корова. И так было в каждой сельской семье. Очевидно, только благодаря этому мы сравнительно без больших потерь пережили голод 1933 и 1947 годов. Да и в годы войны благодаря корове мои односельчане пережили трудности с пропитанием. Правда, когда в 1944 году немцы готовились к отступлению от Днепра, а наше село Веровка считалось прифронтовым, оккупационное командование решило забрать всю живность у местного населения. Это было в конце января 1944 года. В это время моя старшая сестра Надежда тяжело болела, и я решил попросить немецкого полковника оставить нам корову. Объяснил ему, что нас четверо детей, мы живем без родителей и корова – единственная кормилица. Немецкий офицер разрешил оставить нам корову. Но 14 февраля сестра умерла, а 15 февраля, когда мы еще не похоронили сестру, местный староста пришел и забрал себе нашу корову.

11 марта, когда наше село освободили советские войска, я рассказал офицеру, что нас осталось трое и что у нас местный староста недавно забрал корову. Офицер дал указание двум солдатам пойти к старосте, забрать корову, а его расстрелять. К сожалению, когда мы пришли в семью старосты, его дома не было. Оказалось, что имея лошадей и повозку, он рано утром предложил командованию отвезти раненых в районный центр в Берислав. Там его особисты и пристроили в тюрьму. Возможно, благодаря этому он спас свою жизнь, затем после Хрущевской амнистии благополучно вернулся. Правда, не в наше село.

Тогда, в марте 1944 года, у семьи старосты мы мою корову не нашли. Так наша семья осталась без кормилицы. Не было коров и у других односельчан. Лишь одну корову спасла Марфа Ступина, которая сумела спрятать ее в яме, которую она вырыла прямо в сарае и немцы ее не нашли.

Еще война продолжалась, но многие мои односельчане выезжали на левый берег Днепра, там закупали коров или телочек, и уже к 1947 году большинство жителей вновь обзавелись коровами, не говоря уже о свиньях и птице.

Мне недавно пришлось побывать в этом селе. Его трудно узнать. Вместо небольшого хутора, насчитывавшего всего 19 жилых домов, у которых почему-то не росло ни одно дерево, сейчас стоит село из 146 домов, утопает в цветущих садах. И это благодаря тому, что здесь открыли птицеферму по производству яиц. Она-то и давала почти всему населению постоянную работу. В селе построили Дом культуры, среднюю школу. Но пришло время приватизации, появился новый хозяин птицефабрики, который заботился лишь о сегодняшней прибыли. Птицефабрику довел до банкротства. Наша газета сообщала, как однажды здесь голодом заморили всю птицу.

Теперь о некогда мощной птицефабрике напоминают лишь пустующие птичники. Нет птицефабрики, нет работы у местных жителей. Часть из них теперь ежедневно ездит на работу на Чернобаевскую птицефабрику, за 60 километров, остальные – кто-то обратился в управление по трудоустройству, а кто просто безработный. И в этой ситуации для некоторых жителей единственная возможность выжить – иметь корову. Но на 146 домов в селе осталось всего 40 коров. Это меньше, чем их насчитывалось тогда, когда в Веровке было всего 19 домов. Молодые уехали из села, остались старики. Из них – кто-то ждет пенсию, кто-то живет за счет огорода и домашней живности.

Маргарите Пышке, например, до пенсии еще далеко, а жить как-то надо.

– Вся надежда на коровку, – рассказывает Маргарита Александровна. – Летом у нас постоянно закупали молоко для компании «Данон», что в Херсоне. Ежедневно мы могли сдавать лишнее молоко по 5,5 грн за литр. Немного, но и это лучше, чем в других регионах, где молоко закупали по 3 –4 гривны. А осенью 2017 года компания «Данон» начала было закупать молоко по 6,50 гривны за литр, совсем было хорошо А сейчас компания снова снизила цену на закупку молока до 5,70 гривны за литр.

Маргарита Пышка до прошлого года работала сельским библиотекарем, а затем Ольговский сельский совет, к которому относится Веровка, сократил эту должность. Так Маргарита Александровна пополнила огромный список украинских безработных. Жаль, что расцветающее, многочисленное село Веровка из-за непродуманной приватизации птицефабрики идет к гибели. Здесь функционировала прекрасная средняя школа, в которой всегда были заполнены классы. Сейчас в огромном здании оставили только четыре начальных класса, да и те заполнены всего 15-ю учениками. А это говорит о том, что село осталось без молодежи, стареет. А что дальше? Ответа нет. Решить проблему можно, если государство возродит птицефабрику, создаст рабочие места, чтобы вернуть молодежь. Иначе село погибнет.

 

«Заменитель» украинской коровы

Я так подробно остановился на рассказе о селе Веровка не потому, что хорошо его знаю, а потому, что в нем, как в зеркале, отражается реальная сущность нынешнего сельского хозяйства страны. Ведь село в Украине по – прежнему остается ведущим звеном в экономике и валютообразовании. Но оно нуждается в поддержке. Здесь проживает более 30% населения. Это, очень много. В развитых странах эта цифра составляет 3 – 5%. А это значит, что сельское население и в будущем будет играть важную роль в производстве продуктов питания. Если мы больше уделим внимания крупным фермерским хозяйствам. Украина за годы независимости значительно сократила поголовье крупного рогатого скота с 60,5 миллионов до 4,4 миллиона голов, в том числе коров – с 8,7 миллиона до 2,2 миллиона голов. Причем сейчас 60% коров содержится на частных подворьях. Непонятно, как правительство Украины рассчитывает решать проблему молока и работу молокоперерабатывающей промышленности, когда с июля нынешнего года от населения не будут принимать молоко из-за низкой сортности? Так требует европейский стандарт. А производство молока и так из года в год сокращается. Если до обретения независимости в Украине производилось более 24 миллионов тонн молока, то в настоящее время менее 10 миллионов тонн в год. И еще одна важная деталь. До 1990 года поступление молока от населения достигало всего 5 миллионов тонн, то есть 20%, а в настоящее время – 60%.

Несмотря на значительное сокращение производства молока в Украине, в торговой сети молока и молочных продуктов достаточное количество. С чего бы это? Дело в том, что у населения значительно снизилась покупательная способность, и они не могут покупать все дорожающее молоко и молочные продукты. Так что это – ложное изобилие молочной продукции. Кроме того, в настоящее время молочная продукция, поступающая с перерабатывающих предприятий, далека от натуральной. Предприниматели в погоне за высокой прибылью все в большем количестве прибегают к фальсификации, добавляя в молочные продукты разные заменители, консерванты и «улучшители».

 

Вместо молочных продуктов – вредные трансжиры

Особенно массово в молочной и кондитерской промышленности применяется пальмовое масло, как заменитель молочных и растительных жиров. Вот когда в полную силу оправдывается классическое выражение о том, что капиталист пойдет на любое преступление ради сверхприбыли. Ведь все ведущие медики утверждают, что трансжиры очень опасны для человека, так как они являются канцерогенами. А пальмовое масло при переработке, чтобы избавить его от неприятного запаха и придать ему привлекательный цвет, подвергается воздействию высокой температурой. При этом, как и все растительные жиры, пальмовое масло превращается во вредный трансжир. В Европе продукты с пальмовым маслом запрещены, а если оно в чем-то содержится, то об этом особо отмечается в реализуемом продукте. И тем не менее, в Европе недавно разгорелся скандал вокруг использования пальмового масла. А поводом послужила проверка содержимого в популярной шоколадно-ореховой пасте, в которой обнаружили опасный ингредиент, способный вызывать онкологию. Между прочим, это лакомство также продается и в наших магазинах.

О вреде пальмового масла знают все, в том числе и украинское правительство, и тем не менее этот вредный продукт широко используется в пищевой промышленности страны. Почему? Дело в том, что у бизнеса этой сферы есть надежные лобби. А что при этом население подвергается опасности, мало кого волнует. Главное – в торговой сети изобилие продовольственных товаров и бизнес процветает.

Возникает вопрос: если пальмовое масло вредно для человека, почему его применяют в пищевой промышленности, ведь Украина является лидером по экспорту подсолнечного масла? Ответ кроется в экономической выгоде. Тонна подсолнечного масла стоит 1500 долларов, а пальмового – 1000. В этой разнице и заключается вся суть выгоды. Наши магнаты реализуют высококачественное растительное масло, а импортируют пальмовое, при этом получая выгоду в 500 долларов на тонне. Украина – одна из тех стран, которые больше всего закупают пальмового масла. Кстати, поступает оно на наш порт «Южный», где сингапурская компания построила завод по переработке пальмового масла. Так что Украина надолго обеспечена этим вредным жиром.

Между прочим, больше всего производят пальмового масла в Индонезии и Малайзии. В связи с возросшим спросом на него здесь массово уничтожаются ценные леса, чтобы расширить зону посадки пальмы. Сами малазийцы и индонезийцы пальмовое масло используют как продукт более 5000 лет. Но сами они в большинстве случае употребляют масло, получаемое из плодов пальмы. А мы закупаем то масло, которое добывают из мягкой части ствола пальмы. Это практически техническое масло, но при высокой температуре его превращают в растительное масло, о котором сказано выше. Однако при обработке технического масла высокой температурой в нем возникает глицидол, являющийся токсичным соединением, которое приводит к развитию болезни.

Если в Европе пальмовое масло используется лишь при изготовлении отдельных кондитерских изделий, то в Украине его массово используют не только в кондитерской промышленности, но особенно широко в молочной, масложировой, хлебобулочной промышленности, а также в общественном питании. И это только потому, что пальмовое масло слабо окисляется, долго хранится и не портится. Вот почему его широко применяют в приготовлении сгущенного молока, творога, творожных десертов, плавленых сырков, мороженого и многих других молочных продуктов. Мы все это употребляем, но должны знать, что эти продукты – мина замедленного действия.

И все это потому, что стоимость молочных продуктов растет, их производство сокращается, и производители, чтобы минимизировать рост цен, переходят на более дешевые растительные жиры. В Украине запрета и ограничения на пальмовое масло и использование его в продуктах питания не существует. Главное требование – производитель должен на упаковке четко указывать, какие растительные жиры содержатся в продукте. Покупатель должен знать: если содержатся растительные и молочные жиры, то это не сливочное масло, а спред, не сыр, а сырный продукт и т.д.

В связи с этим я хотел узнать, а использует ли пальмовое масло крупнейшая молочная компания «Данон»? С этим вопросом и обратился в компанию. Но оказалось, что прямого доступа на молокозавод в Херсоне нет. Справочная Укртелеком данными об их телефонах не располагает. Есть лишь «горячая линия» компании. Однако на мои вопросы никто ответа не дал. Позже, очевидно посоветовавшись со своим начальством, мне позвонила сотрудница. Она охотно принимала мои вопросы и гарантировала, что обо всем сообщит по электронной почте. Но когда я дополнительно попросил, сообщить, в каких молочных продуктах, приготавливаемых на «Данон» используется пальмовое масло, интерес ко мне сразу же пропал. Ответа мне не дали. А почему? Судите сами.

В Украине многие общественные организации обращались в правительство с требованием запретить использование пальмового масла в пищевой промышленности. Еще в 2016 году в Верховой Раде был зарегистрирован законопроект «О запрещении использования пальмового масла в производстве пищевых продуктов». Авторы законопроекта предлагали установить административную ответственность, для чего предлагалось внести изменения в Кодексе об административных правонарушениях. Законопроект длительное время не рассматривали, а затем парламентский комитет отправил его на доработку. Так этот важный документ, который защитил бы наших граждан от опасного масла, до настоящего времени и не нашел поддержки в Верховной Раде. Хотя главное научно-экспертное управление поддержало идею о запрете использования пальмового масла в отдельных пищевых продуктах, в которых оно не должно содержаться вообще, например, молочных. Однако и после этого заключения закон так и не был принят. Следовательно, там, наверху, есть надежная защита у тех, кто наживается на здоровье наших граждан.

Александр Солдатский 

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

149