За морем житье не худо?

Написано . в . Опубликовано в Новости

Количество эмигрирующих из Украины наших сограждан растет с каждым годом. В связи с этим печальным обстоятельством, хотелось бы напомнить расхожую мудрость: бойтесь своих мечтаний, они могут сбыться. Украинцы проживают практически во всех мало-мальски благополучных странах. Свобода перемещения, помноженная на толерантную ментальность, славянскую открытость и трудолюбие позволяет выходцам из Украины приспосабливаться в любой этнокультурной ситуации. Причем замечено, что чем раньше человек оказывается за рубежом, тем проще ему адаптироваться в новой среде. Однако толерантность толерантностью, но есть вещи, которые типичный украинец не способен понять и принять. Это часто становится решающим поводом к возвращению на Батькивщину, даже если материальная выгода не принуждает к этому. Еще раз подчеркну — речь, в данном случае, не идет о гастарбайтерах, а о людях, сумевших реализовать свои творческие и профессиональные амбиции на Западе.

Культ эгоизма или правила приличия?

Преуспевающий бизнесмен из Херсона Александр благословил своих троих сыновей искать счастья на чужбине. Старший прожил семь лет в США — в Чикаго, второй — шесть лет Нью-Йорке, а младший — три года во Франции. Спустя время все трое вернулись домой, хотя преуспевали в карьере. Причина — психологическая несовместимость с местными общепринятыми правилами жизни. «Например, мои «иностранцы-американцы», — говорит Александр, — никак не могли понять: почему девушка за себя отдельно платит в ресторане, и почему супругу приглашают на уик-энд без супруга? Почему случайно задержать взгляд на женщине опасно даже на улице. Почему в молодежной компании во время пикника во Франции принято питаться наедине и не делиться с товарищами? Поверьте, это не мелочи, это повседневность, которая убивает».

Вспоминается случай с одним из моих хороших друзей Игорем, который, много лет проживая в Германии, вырос до управляющего фирмы. На мою робкую просьбу пустить переночевать двух земляков к удивлению отреагировал с необыкновенным восторгом. «Пусть приезжают, ты не представляешь, как нам не хватает общения. К нам почти никто не приходит из местных. Не с кем поговорить, просто посидеть». Зная общительный характер Игоря, я не смог поверить тогда его словам. Но факт остается фактом.

Знакомые не раз рассказывали историю своей подруги Л., которая много лет мечтала переехать в Великобританию. Когда мечта сбылась, оказалось, что ей, кандидату наук, можно рассчитывать лишь на место провинциального библиотекаря. Конечно, зарплату и социальные условия не сравнить с украинскими. Однако восхищение романтикой Туманного Альбиона сменилась тоской от одиночества и невостребованности. Местные интеллектуалы не приняли в свой круг эмигрантку. Англия Шекспира и Байрона осталась в минувших грезах, а обыденность — недоступной, холодной и жестокой. Статьи и научные работы здесь никому не были интересны.

 

Цивилизованный комфорт и традиции папуасов

Парадоксальная ситуация складывается для наших эмигрантов, когда они обращаются за медицинской помощью. Медицина в любой стране сама по себе кристаллизует и выражает национальное отношение к проблеме смысла жизни и здоровья. «В Германии уровень социальной защиты на высоком уровне, — говорит Наталья, наша соотечественница из Берлина, — после первого месяца беременности меня сразу же отправили в декрет с сохранением зарплаты. Руководство учреждения, где я работаю, категорично заявило, что мама не имеет права подвергать малыша риску даже на первом месяце беременности. Ничего не должно препятствовать его рождению и развитию. После родов мне тут же показали, чуть ли не пожизненный график посещения врача для малыша. С другой стороны, скорая помощь никогда не приедет, если у ребенка температура 37,5 градусов. По немецким представлениям — это нормально».

По словам другого нашего соотечественника Юрия, в США проблема декрета дана на откуп работодателю. После месяца декретного отпуска руководитель сам решает: сохранять ли кормящей матери место, или нет. С учетом того, что в Америке потеря работы — синоним личностной катастрофы, в условиях сплошного кредита на все приобретения всех материальных благ, это серьезная проблема.

Условия жизни в Ирландии всерьез удивили мою знакомую Ирину, женщину много лет прожившую в Польше и эмигрировавшую вместе со своей польской семьей во второй раз. «Если бы не возможность ездить в Польшу за обычными лекарствами, я бы вообще загнулась, — эмоционально делится она. — Ну, представь себе: любое лекарство, даже от головной боли продается только по рецепту врача по итогам обследования. Температура 37,5-38 градусов для детей или 38-39 для взрослых не является поводом для вызова врача. Местные дети все сопливые, постоянно кашляют. Ирландцы считают, что такая ситуация вполне приемлема. Никогда не забуду свое первое посещения врача. У меня развился кашель, началась боль в груди. Пошла в больницу. Врач решил меня послушать. Пока он разворачивал необходимые инструменты, я стала раздеваться, как это принято на осмотре. Увидев, что я делаю, доктор впал в ужас и стал кричать, что против сексуальных домогательств. Хорошо, что в суд не подал. Слушал он меня чрезвычайно длинным стетоскопом сквозь одежду. Когда нужно было пощупать грудную клетку, он просил меня не смотреть ему в лицо, при этом сам повернулся боком. Роддомов в Ирландии, как таковых, не существует. Когда пришло время родиться внуку, невестка с сыном поехали в некое подобие гигантского ангара, который внутри перегорожен занавесками. Супруги приезжают туда и рожают самостоятельно в этих комнатах из штор. Врачи лишь периодически за-глядывают из-за перегородки — то ли из любопытства, то ли для отчетности. Что такое декрет — здесь тоже не знают. Женщина родила: на следующий день берет младенца и идет с ним на работу. Здесь так принято».

Это всего лишь отдельные штрихи из жизни современных эмигрантов без претензий на объективность. Еще несколько лет назад украинцы убегали за кордон только за деньгами и сытой жизнью. Сейчас новое поколение эмигрантов предъявляют более широкие требования к заграничной жизни. Их интересуют деньги, стабильная политическая и социальная ситуация, а также возможность личностной самореализации. Понятие «комфортное существование» выходит в этой среде на первый план.

И если уже сейчас появляются молодые люди, которым на чужбине некомфортно в подлинном смысле этого слова и готовые вернуться ради этого на Родину, значит, они дорожат своим мироощущением и своей ментальностью. А значит, и у нашей страны не все потеряно, если в условиях свободного выбора она еще нужна и востребована:

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

136