«Я СЧИТАЮ, ЧТО «АСКЕР» – НЕ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ, А РЕАЛЬНАЯ ОПГ», — ЗИНОВИЙ НИЖНИК

Написано . в . Опубликовано в Новости

На недавнем сходе граждан в селе Атамань, что вблизи от административной границы с Крымским полуостровом, местные жители потребовали от областных властей убрать из региона блокпосты участников «Гражданской блокады Крыма» и знаки «Крымскотатарская автономная республика». ​

Как пишет Сергей Мокрушин на сайте Крым.Реалии, обстановку на админгранице с Крымом в эфире Радио Крым.Реалии обсуждали с организатором схода граждан, депутатом Чонгарского сельсовета Валерием Коблюком и 1-м заместителем главы Херсонской областной государственной администрации Валентиной Сичевой.

– С нами на связи Валерий Коблюк. Валерий, по порядку: что конкретно сейчас беспокоит жителей административного приграничья?

Валерий Коблюк: Первое – волнует стрельба за селами Поповка, Атамань и Сиваш. Мы находимся очень близко к административной границе Крыма – 4-5 километров. Между нами стоят блокпосты – это «Сухая дамба»: от села Поповка – 5 километров и от Атамани – 5 км. Постоянно проводятся стрельбы между блокпостом «Сухая дамба» и этими населенными пунктами.

– Вам известно, кто стреляет?

Валерий Коблюк: Да, нам известно, потому что мы звоним на блокпосты военнослужащим, которые там несут службу. Они говорят, что это участники блокады – «блокадниками» их называют. Было задержание: позывной «Петрович» задерживал самого Ленура Ислямова. Это фиксировала миссия ОБСЕ.

В одном из своих интервью он сказал: «Я понимаю – можно купить автомат, но я не понимаю, где можно взять пулемет». Там все фиксировали и журналисты, и миссия ОБСЕ: были и целые патроны от пулеметов, пулеметные ленты. При задержании они представились как «Крымскотатарская освободительная армия».

Я такой армии не знаю. Это всех пугает. У нас пограничный район, мы должны жить спокойно. Мы считаем, что это все провоцирует ту сторону. Я здесь живу, мать моя здесь живет, дети мои живут, и получить удар…

Я не понимаю, где эти люди живут. Это не наши местные. Поэтому мы собрались по поводу стрельбы, чтоб на нас обратили внимание силовые структуры, СБУ. Откуда оружие, кто его выдавал? Насколько я знаю, они не состоят ни в Вооруженных силах Украины, ни в Нацгвардии. Мое личное мнение – это бандформирование.

– Раз уж у нас зашел разговор об общественном формировании «Аскер», я скажу, что мы обращались за комментарием к Ленуру Ислямову и даже с просьбой принять участие в этом эфире, но он отказался. Мы по-прежнему открыты к комментариям, он может позвонить нам. А сейчас послушаем мнение главы Меджлиса крымскотатарского народа Рефата Чубарова о том, что происходит.

Рефат Чубаров: Наличие там «Аскера»: остатки людей, которые были связаны с блокадой – это люди, препятствующие сотням теневых схем, которые прокручивались в Геническом районе десятками лет. Но это уже полномочия СБУ, прокуратуры, милиции. Поскольку они бездействуют или, более того, тоже сейчас теряют «нечто», потому что с ними не делятся, – поэтому другие хотели бы, чтобы оттуда ушли. Ушли те же самые члены «Аскера».

Этим пользуются те, которые хотели бы в этом году тоже эксплуатировать схемы. Они связаны с земельными ресурсами, с транспортными перевозками. Это все там теневое.

– Мы обращались к Эвелине Арифовой – спикеру общественного формирования «Аскер», нам отказали в комментарии или участии в эфире. Сообщили лишь, что «Аскер» во время всех инцидентов, о которых сегодня говорится, нес службу на блокпостах и в них участия не принимал. Валерий, а вы пытались поговорить с руководством «Гражданской блокады Крыма», с руководством общественного формирования «Аскер»? Пытались ли как-то решить эту проблему?

Валерий Коблюк: Да, 21 декабря 2015 года была сессия Чонгарского сельсовета, на которую были приглашены представители этой блокады. Приходил сам Ленур Ислямов. Было принято решение перенести блокпост, который находится в Чонгаре, чтобы не ущемлять права местных жителей, которые ездят работать на заправки…

Которые были неоднократно побиты, и сумки проверяли. Они до сегодняшнего дня решение сессии не выполнили – блоки как стояли, так и стоят. Никто их не убирал, не убирает и не собирается убирать.

Хочу ответить на то, что говорит Чубаров: это их оправдание. Я, например, работал в Крыму, у меня бизнес был весь там… Мы потеряли все. То, что «Аскер» говорит, что такое блокпосты – я хотел бы, чтобы все услышали и узнали: блокпосты у нас впереди на админгранице с Крымом. На блокпостах стоят – это «Сухая дамба», «Железнодорожный мост»…

– Сейчас мы услышим мнение по этому поводу первого заместителя главы Херсонской областной государственной администрации Валентины Сичевой. Валентина Ивановна, какова ваша позиция относительно того, что происходит сейчас на административной границе? Мы видим, что есть недовольные местные жители.

Валентина Сичевая: Да, есть недовольные местные жители, но… Еще в декабре были обращения в Генпрокуратуру, которая спустила их на местную милицию, и милиция это расследовала, ведь было заявление об избиении. Но люди не шли на общение с милицией по этому обращению. Люди избегают прямого общения, они подали его через интернет, когда я была там – то есть могла на месте его разбирать.

Из того, что я знаю: дела, о которых пишут (о проверках машин и т.д.), были, кажется, до 16 января. Сейчас машины никто не останавливает.

– Сейчас местные жители жалуются на стрельбу рядом с блокпостами.

Валентина Сичевая: Как вам сказать… Это не стрельба, это они проводят учения. Но я хочу сказать о том господине. Я поддерживаю связи с главой, я с ними общаюсь, я бываю там, у нас достаточно сложный регион…

– Я хочу еще уточнить: у «Аскера» статус общественного формирования. У нас общественные формирования стрельбы проводят?

Валентина Сичевая: Если люди там имеют оружие, то это оружие только оформленное. И здесь еще предстоит выяснить: я знаю, что они проводят обучение, но проводят ли его как стрельбу – это вопрос.

– К нашему разговору подключается Зиновий Нижник, у которого был опыт общения с формированием «Аскер». Зиновий, расскажите свой случай.

Зиновий Нижник: Я считаю, что «Аскер» – не общественная организация, а реальная ОПГ.

– Что с вами произошло?

Зиновий Нижник: Когда они еще проверяли сумки, они реально в глаза говорили, что будут нас вырезать, убивать.

– Когда, при каких обстоятельствах это было? Расскажите по порядку.

Зиновий Нижник: Я с 4 пассажирами ехал из Крыма 3 марта. Стояли 3 человека в масках и остановили меня. Я не остановился, после чего они выпрыгнули ко мне на капот и сказали: «Ты что, не видишь знака «СТОП»?»

Я ответил, чтобы они показали лицо, представились и объяснили, на каком основании меня останавливают.

Один мне: «Да за мною – блокада Крыма. Мы тут власть». Я ему сказал, что ничего не хочу знать, хочу видеть милицию. Он мне сказал поставить машину в сторону. А на каком основании? Я еду по украинской своей дороге, я не хочу, чтоб меня кто-то останавливал. Меня может остановить только милиция.

Я дал по газам и поехал. Они мне кинули «ежика», пробили колесо. Я остановился возле стелы Чонгара на остановке.

Через 5 минут приезжают 2 джипа, начали угрожать: «Да ты сепар, мы тебя убьем, семью всю твою вырежем», угрозы были страшные, люди были зашуганы. Я после этого вызвал милицию, но мне сказали, что это далеко ехать, езжайте на пост «Азов». Мы приехали, дали показания.

Моя жена работает на рынке и говорит, что потом приезжали какие-то люди, интересовались моей машиной. Жена испугалась страшно, потому что эти люди неадекватные…

– В итоге, вы написали заявление в полицию?

Зиновий Нижник: Потом меня вызвал следователь, сказал, чтобы люди приехали на допрос. Из тех, кто давал показания, одна была из Крыма, второй – из Донецка.

– С оружием – это кто был?

Зиновий Нижник: Это «Аскер» был, блокадники.

– Валентина Ивановна, есть ли повод для реагирования на это у Херсонской облгосадминистрации?

Валентина Сичевая: У нас вообще есть повод быть очень внимательными к таким ситуациям, потому что у нас здесь очень напряженная ситуация. Объявления о том, что заминирован тот или иной объект, поступают очень часто. Но у нас, к сожалению, очень много людей, которые, потеряв бизнес в Крыму, пытаются избавиться от этих постов, чтобы иметь возможность дальше вести бизнес в Крыму. И разобраться в этом очень трудно.

Сам Зиновий Нижник, когда написал заявление в декабре, не шел на общение с органами. И сейчас так же, люди так же делают. Они пишут в Интернете, что не хотели меня беспокоить.

Как это? Я думаю, что истина где-то посередине. Поэтому, конечно, надо держать руку на пульсе. Это пограничная территория, много людей находятся под влиянием российской пропаганды. А некоторая часть людей вообще имеет там бизнес, и им экономическая блокада очень и очень не нравится.

У нас вообще много фермеров возили свою продукцию в Крым. Но когда встает вопрос: независимость Родины или поиск рынка сбыта – думаю, что выбор очевиден: должна быть независимость Украины.

– Валерий, как вы считаете: получится ли выйти на сотрудничество в решении этого вопроса с областной властью? 

Валерий Кобуляк: Да, я услышал позицию Валентины Ивановны. Во-первых, она должна меня хорошо знать, и то, что она говорит, будто не знает меня, – неправда. Мне хотелось бы задать вопрос и ей, и главе администрации, знают ли они, сколько вообще блокпостов находится на территории Генического района, за исключением одного поста формирования «Аскер» в центре села Чонгар? Пусть она как чиновник ответит, где и когда она была хоть на одном из таких блокпостов и в каких условиях там живут: нету, где помыться, нет электроэнергии. Вот показатель».

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

123