Вожделение конца

Написано . в . Опубликовано в Новости

Интересно, те из украинских как бы политиков, кого собирательно именуют «партией войны», заразившие весомую часть общества вирусом милитаризма, отдают себе отчет в том, ЧТО в действительности может стать результатом их слов и действий, направленных на поддержание и культивацию тезиса о якобы возможном и благоприятном для Украины военном решении кризиса на Донбассе? Если паноптикум идиотов, старательно холя и лелея милитарно-патриотический угар, сознательно отводит ему роль всего лишь информационного фона, необходимого для перенаправления вовне растущей вслед за падением качества жизни социальной агрессии, но одновременно и понимая химеричность перевода вбрасываемых в общество идей в практическую плоскость — это полбеды. А если они говорят это искренне? И, не дай Бог, за словами последуют действия?

Заседающие на Грушевского избранники народа с ущербным интеллектом, но с капающим из ушей тестостероном, брызжущие на метр впереди себя слюной и призывающие к полномасштабной войне с назначенным ими же агрессором до победного конца, вряд ли представляют себе, как именно может и будет выглядеть этот самый конец. Но этот текст адресован не им. О том, что я скажу ниже, полезно бы знать обывателям, внимающим провоенной пропаганде.

Вначале о терминологии. То, что нынче именуют войной, на профессиональном языке именуется внутренним вооруженным конфликтом низкой интенсивности. Война — это другое.

Когда кое-кто в скудоумии своем полагает, что в случае, если точка зрения сторонников эскалации боевых действий материализуется в реальное и полномасштабное военное столкновение с северным соседом, то война примет привычную (!) форму вяловатых пострелушек на линии соприкосновения или будет выглядеть чем-то вроде разукрашенных медийными краснобаями в пафосно-легендарные тона взаимных боданий в донецком аэропорту — то это глубокое заблуждение. Вынужден разочаровать и тех, кто надеется, что Украину спасут эрзац-блокгаузы из фундаментных плит и железнодорожных контейнеров на въездах в населенные пункты или же предвкушаемая некоторыми героическая массовая подпольно-партизанская интифада — с выходящими по ночам из неокрыйивок «воинами света» и отстреливающими оккупантов. Для любого, владеющего реальной информацией о сравнительном потенциале и оперативных возможностях ВСУ и российской армии, абсурдность подобных сценариев очевидна и аксиомична.

Все произойдет быстро и жестоко. Вследствие непосредственной близости ТВД к российской территории ударным группировкам ВС РФ не потребуется ни сосредоточение, ни развертывание. Тот же фактор незначительного расстояния минимизирует подлетное время боеприпасов или их носителей. Для беспилотных средств поражения, таких, как малозаметные крылатые ракеты или оперативно-тактические ракетные комплексы, близость целей к позициям пуска означает минимизацию суммарных ошибок инерциальных систем наведения, обеспечивая наивысшую точность попаданий и, соответственно, максимальную эффективность удара при минимальном расходе боеприпасов. Приоритетными целями первого удара станут, вероятно, объекты энергоснабжения — ТЭС, ТЭЦ. Отключится мобильная связь, интернет, энергоснабжение населенных пунктов и промышленных предприятий. Объектам оборонной инфраструктуры придется переходить на автономные источники электропитания. Системы сплошного радиолокационного контроля воздушного пространства и предупреждения о ракетном нападении в распоряжении МО Украины также не имеется — как, впрочем, и комплексов ДРЛО и орбитальной группировки для мониторинга земной поверхности. В этих условиях фрагментированные очаги систем наведения и целеуказания ЗРК и истребительной авиации подвергнутся удару ОТРК и малозаметных КР, отразить который будут не в состоянии. Отдельные мобильные ЗРК, успевшие выдвинуться в районы рассредоточения, в большинстве своем будут нейтрализованы средствами РЭБ, а рискнувшие включиться на излучение станут жертвой противорадиолокационных боеприпасов. А затем сквозь подавленную ПВО на командные пункты, штабы, гарнизоны, аэродромы, логистические и транспортные узлы, группировки войск обрушится град бомб, управляемых и неуправляемых ракет с самолетов фронтовой, армейской и дальней авиации с высот вне пределов досягаемости войсковой ПВО, помешать которым или нанести ощутимые потери будет некому. Здесь также сыграет свою роль фактор близости ТВД к оперативным аэродромам, сделав возможным работу авиации ВКС РФ в наивыгоднейших условиях — на коротком плече, с максимальной интенсивностью, максимальной же боевой загрузкой, массируя и наращивая удар.

Войска на линии соприкосновения подвергнутся сосредоточенному огневому воздействию такой интенсивности и на такую глубину, что удар РСЗО по маршевым колоннам ВСУ в Иловайском коридоре летом 14-го года покажется безобидным фейерверком. Комплекс поражающих факторов современных ТОС или ОДБ таков, что немногие выжившие в этом аду — контуженные, оглохшие и ослепшие, перемешанные с грунтом в блиндажах и окопах, позавидуют мертвым.

И только потом по оплавленной земле и по изрытому воронками и устеленному жирной копотью асфальту трасс М03 и Е-50 пойдут танки и механизированные колонны.

Диванным стратегам и ура-патриотам полезно бы уразуметь, что рельеф и природные условия Восточноевропейской равнины несколько отличаются от хребтов Гиндукуша или гор Северного Кавказа, где природные условия сами по себе являются фактором, повышающим устойчивость войск в обороне, затрудняющим действия наступающих и являющиеся почти идеальными для ведения партизанских действий — в отличие от безлесных степей юго-востока Украины. Позволю себе разочаровать и апологетов затяжных и изматывающих боев в городской застройке — в условиях полномасштабных боевых действий никаких штурмов и зачисток не будет. Одним из базовых оперативных принципов маневренной войны является обход и изоляция узлов сопротивления, в дальнейшей ликвидации которых оперативное окружение и блокада гораздо эффективнее лобового штурма. Хотя отнюдь не исключен и альтернативный вариант — когда нонкомбатантам будет предложен гуманитарный коридор и ограниченное время для того, чтобы покинуть населенный пункт, после чего последний дистанционно обрабатывается до груд щебенки. И не стоит уповать на некие сдерживающие от подобных действий факторы из сферы морали — военным в любой стране прекрасно известен базовый постулат, который, пожалуй, лучше всех сформулировал американский генерал Норманн Шварцкопф: «Война по определению есть жестокое и аморальное занятие. И чем более она жестока и аморальна, тем быстрее она заканчивается». Оккупировать же территории, где действительно возможно более-менее масштабное подпольное сопротивление, ВС РФ попросту не будут. Зачем риски и издержки, если целей «операции по принуждению к миру» вполне можно достичь, выйдя на рубеж админграниц Харьковской и Донецкой областей. Утопия? Гораздо в меньшей степени, чем надежды патентованных идиотов на то, что в случае, если эта утопия станет реальностью, заграница поможет и нанесет ядерный удар по Кремлю. Блажен, кто верует? Семантические свойства прилагательного «блаженный» содержат не только значение «счастливый в неведении», но и намного более уместное в контексте изложенного значение «юродивый».

Александр Пашин

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

136