Что мы запомним о лучшем «Швондере» всех времен и народов Романе Карцеве

Написано . в . Опубликовано в Новости

2 октября, стало известно, что умер актер и артист эстрады Роман Карцев, известный по роли Швондера в «Собачьем сердце». Долгие годы он сотрудничал с Михаилом Жванецким, особую известность ему принесли юмористические номера «Авас» и «Раки».

Ему было 79 лет. Он умер рано утром в одной из московских больниц. В последнее время Роман Карцев серьезно болел. Несколько лет назад ему сделали несколько операций на сердце в Израиле. Позже стало известно, что причиной смерти стал инфаркт.

«Мы идем к морю, и наша жизнь ни при чем…»

О смерти артиста первой написала супруга Михаила Жванецкого Наталья, обнародовав текст Жванецкого «К морю», посвященный памяти Романа Карцева.

«Я обнимаю вас, мои смеющиеся от моих слов, мои подхватывающие мои мысли, мои сочувствующие мне. И пойдём втроём, обнявшись, побредём втроём по улице, оставим четвёртого стоять в задумчивости, оставим пятого жить в Алма-Ате, оставим шестого работать не по призванию и пойдём по Пушкинской с выходом на бульвар, к Чёрному морю. Пойдём весело и мужественно, ибо всё равно идём мужественно — такой у нас маршрут. Пойдём с разговорами: они у нас уже не споры — мы думаем так. Пойдём достойно, потому что у нас есть специальность и есть в ней мастерство. И что бы ни было, а может быть всё и в любую минуту, кто-то неожиданно и обязательно поможет нам куском хлеба. Потому что не может быть — их были полные залы, значит, будущее наше прекрасно и обеспечено.

Мы пойдём по Пушкинской прежде всего как мужчины, потому что — да, — потому что нас любят женщины, любили и любят. Мы несём на себе их руки и губы, мы живём под такой охраной. Мы идём легко и весело, и у нас не одна, а две матери. И старая сменится молодой, потому что нас любят женщины, а они знают толк.

Мы идём уверенно, потому что у нас есть дело, с благодарностью или без неё, с ответной любовью или без неё, но — наше, вечное. Им занимались все, кто не умер, — говорить по своим возможностям, что плохо, что хорошо. Потому что, когда не знаешь, что хорошо, не поймёшь, что плохо. И бог с ним, с наказанием мерзости, но — отличить её от порядочности, а это всё трудней, ибо так в этом ведре намешано. Такой сейчас большой и мужественный лизоблюд, такое волевое лицо у карьериста… И симпатичная женщина вздрагивает от слова «национальность» даже без подробностей.

Мы пойдём легко по Пушкинской, потому что нас знают и любят, потому что люди останавливаются, увидя нас троих, и улыбаются. Это зыбко — любовь масс. Это быстротечно, как мода. И у нас в запасе есть огромный мир на самый крайний случай — наш внутренний мир.
Три внутренних мира, обнявшись, идут по Пушкинской к морю. К морю, которое, как небо и как воздух, не подчинено никому, которое расходится от наших глаз в ширь, непокорённое, свободное. И не скажешь о нём: «Родная земля». Оно уходит от тебя к другим, от них — к третьим. И так вдруг вздыбится и трахнет по любому берегу, что попробуй не уважать.
Мы идём к морю, и наша жизнь ни при чём. Она может кончится в любой момент. Она здесь ни при чём, когда нас трое, когда такое дело и когда мы верим себе».

(ММ Жванецкий)

Фото: Роман Карцев, Михаил Жванецкий, Виктор Ильченко/facebook.com

Возможной причиной смерти называют остановку сердца. Юмористка Клара Новикова рассказала журналистам, что только вчера видела Романа Карцева в офисе.

«Я только вчера о нем говорила, была в офисе, мы же вместе работали, у нас один офис – Жванецкий, Карцев, я. Я вчера только там была и только о нем говорила. Непонятно…», — сообщила она «Комсомольской правде».

От «Аваса» до Швондера

Роман Карцев родился 20 мая 1939 года в Одессе. В 17 лет он уже выступал в драмкружке при ДК Моряков. А через несколько лет талантливого юношу пригласили в студенческий театр «Парнас-2» при институте инженеров морского флота. Там он познакомился с эстрадным артистом Виктором Ильченко и писателем Михаилом Жванецким.

Виктор Ильченко, с которым Роман Карцев выступал в дуэте более 30 лет, умер в 1992 году. «Когда размышляешь о бренности существования, не очень смешно становится. За собой замечаю: с тех пор, как Витя ушел, я почти не смеюсь. Не прочь посмеяться, но не вижу ничего такого, что вызывало бы у меня смех. Болея, лежал перед телевизором, на пульте кнопки перебирал. Ну, нечего смотреть. В зале хохочут, а мне хоть бы что. Не знаю, может, это старость. Или опыт. А может, мудрость», — сказал Роман Карцев в одном из интервью.

В 1961 году Роман Карцев переехал в Ленинград, где стал работать в Театре миниатюр Аркадия Райкина, а через восемь лет вернулся в Украину, где выступал моноспектаклями, играл в кино. Самая известная его роль — образ Швондера в фильме «Собачье сердце». Также он снялся в фильмах «Старые клячи», «Небеса обетованные», «Мастер и Маргарита».

Актер говорил, что вообще любит Михаила Булгакова, а в фильме «Собачье сердце» подобрали таких хороших актеров, что даже собака там отлично сыграла.

Роман Карцев выступал в Московском театре миниатюр под руководством Михаила Жванецкого, с которым его связывала давняя дружба. В Одессе в последнее время бывал наездами.

«Очень люблю Украину, в любое время дня и ночи могу сюда отправиться, в любой город — большой или совсем маленький», — говорил Карцев журналистам.

Среди самых популярных юмористических сценок Карцева — о «Раках», которые по три и по пять.

И номер «Авас», где он сыграл с Аракадием Райкиным. Вообще о чувстве юмора артист говорил, что это либо есть от природы, либо нет.

Десять фраз из монологов Романа Карцева

  • Чего больше всего хочется, когда забрался наверх? Плюнуть вниз.
  • Нормальный человек в нашей стране откликается на окружающее только одним — он пьет. Поэтому непьющий все-таки сволочь.
  • Слушать наше радио и смотреть наш телевизор надо, чтобы знать, когда убегать!
  • Я брошу все и войду в твое положение.
  • Неудовлетворенными остались наши вертикальные потребности. Жизнь свелась к сбору горизонтальных благ.
  • Не можешь любить — сиди дружи.
  • Если человек любит женщину, то его с ней не может разлучить даже такая серьезная неприятность, как смерть.
  • У человека, вычисляющего национальность, жизнь язвенника. Все наслаждаются. а ему того нельзя, этого нельзя…
  • Как кому, а мне нравится думать!
  • Я ни за кого, я за Одессу, я за Украину. Еще когда был первый Майдан, я приезжал на гастроли и в конце спектакля говорил: «Ребята, я пожелаю добра, мира, но не дай бог вам превратиться в Южную или Северную Корею». И сейчас я желаю того же самого.

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

158