украину на лом

Написано . в . Опубликовано в Новости

Ракетный крейсер «Украина» был последним признаком, ставившим саму Украину в ряд высокоразвитых в технологическом смысле государств. Этот амбициозный проект некогда потакал чаяниям мечтающих о «новой славянской империи», бросающей «Московии» вызов. Для этих амбиций больше нет денег, и судьба крейсера определена.

Очередная попытка продать многострадальный ракетный крейсер «Украина» больше напоминает агонию кораблестроительной отрасли – былой гордости и теперешней головной боли украинского государства, за все годы независимости так и не сумевшего сохранить военное судостроение СССР.

«Отломленный кусок»

SONY DSC

В начале сентября интернет-рупор украинских ВМС «Флот Украины» опубликовал интервью своего командующего, вице-адмирала Сергея Гайдука, в котором тот поделился планами министерства относительно дальнейшей судьбы главного флотского «долгостроя» страны – ракетного крейсера «Украина». Когда-то советским специалистам понадобилось всего шесть лет, чтобы построить это чудо военно-инженерной мысли. А вот украинским государственным мужам и четверти века оказалось недостаточно, чтобы избавить николаевских корабелов от необходимости наблюдать, как ржавеет и дряхлеет у заводского причала плод их трудов. Притом, что на создание и последующее содержание корабля были потрачены гигантские суммы бюджетных средств.
Вице-адмирал Гайдук, решив не оригинальничать, повторил уже звучавший ранее тезис о необходимости продать этот пока еще плавучий «чемодан без ручки». «Крейсер «Украина» – это отломленный от государства кусок», – заявил командующий украинским военно-морским флотом, пояснив свои слова тем, что 80% корабельного вооружения (а равно и навигационное оборудование) имеют российское происхождение, тогда как на Украине ничего подобного не производится. Кроме того, даже в случае достройки «Украины» скромные возможности флота не способны обеспечить развертывание деятельности корабля такого класса – ему необходима группа сопровождения из нескольких фрегатов или эсминцев. А после утраты Крыма ведомство Гайдука не располагает еще и требуемой инфраструктурой базирования.

Действительно, даже нынешней милитаризированной Украине не по зубам этот «отломленный кусок» водоизмещением в 11 500 тонн, оснащенный зенитным ракетным комплексом «Форт» (морской аналог «сухопутной» С-300), противокорабельным ракетным комплексом «Базальт», пятитрубными торпедными аппаратами, 130-миллиметровыми артиллерийскими системами главного калибра и прочей «убойной силой». По большому счету не нужен он и России – и ввиду отсутствия тех задач, под которые крейсер создавался во времена СССР, и по причине морального устаревания (как-никак проекту уже более 30 лет). Не говоря уже о том, что при нынешнем состоянии российско-украинских отношений подобная сделка в принципе невозможна.

Крейсер невезения

Ракетный крейсер «Украина» оказался самым невезучим среди своих «собратьев» по проекту 1164 «Атлант» – находящихся в составе ВМФ России крейсеров «Москва» (Черноморский флот), «Варяг» (Тихоокеанский флот) и «Дмитрий Устинов» (Северный флот), созданных для борьбы с авианосными соединениями противника, нанесения ударов по береговым целям и обеспечения ПВО соединений кораблей.

original (2)

С самого начала не заладилось с именем: заложенный в 1984 году в Николаеве на Судостроительном заводе им. 61 коммунара как «Комсомолец», он спустя пару лет прямо на стапелях получает имя «Адмирал Флота Лобов». Что интересно, в 1982 году на том же самом заводе уже был спущен на воду однотипный крейсер «Адмирал Флота Лобов», названный в честь Семена Лобова – многолетнего командующего Северного флота (в состав которого корабль и вошел после постройки). Но после смерти министра обороны СССР Дмитрия Устинова Политбюро увековечило его память за чужой счет, просто переименовав «Адмирала Флота Лобова» в «Дмитрия Устинова». Имя же Лобова повелели «донашивать» следующему кораблю проекта 1164.

В 1993 году, после раздела Черноморского флота, новый «Адмирал Флота Лобов» становится украинской собственностью. Еще не достроенный (75% готовности при потраченных на строительство 600 млн долларов), он будит манию величия у первых лиц державы, видящих его непобедимым флагманом ВМС. После категорического отказа на предложение российской стороны продать его по сходной цене корабль в очередной раз переименовывают, предсказуемо назвав «Украиной», после чего все последующее десятилетие будет ознаменовано безуспешными попытками сделать сказку былью.

Несмотря на грандиозные планы, вплоть до 1998 года проект находится в «замороженном» состоянии из-за отсутствия финансирования. Затем президент Леонид Кучма в преддверии выборов главы государства возобновляет достройку, доведя уровень готовности до 95%. В его присутствии над кораблем был поднят флаг Украины, а на борту приступил к несению вахты первый экипаж (за все последующие годы он будет несколько раз расформировываться и комплектоваться обратно). С того дня для украинских политических тяжеловесов стало правилом хорошего тона посещать «Украину», обещая во время визитов ее скорое вступление в боевой строй.

Автору этих строк выпала судьба быть в этот момент на борту крейсера. Корабль имел 97% готовность, на борту все вооружение было установлено, за исключением ЗРК «Форт». Экипаж жил на берегу, но на корабле уже неслись вахты. Оставалось дело за малым. Принять у контрагентов крейсер и провести испытания. Моряки уже верили, что скоро выдут в море. Но опять в бюджете не стало денег.

Убийца бюджета

К началу двухтысячных морок морского владычества перестал туманить головы капитанам украинской государственности. Трезво оценив свое место в глобальном мире, им пришлось осознать, что Киеву не только не по карману, но и просто незачем иметь на содержании такую игрушку. «Убийца авианосцев» (как окрестили когда-то «выпускника» проекта 1164) превратился в истребителя тех бюджетных крох, которые украинская держава расходовала расходовала на оборонительные нужды.

1340734426_ukraina

В свою очередь чиновники минобороны старались распорядиться выделенными на «убийцу» средствами по своему усмотрению, не спеша рассчитываться с заводом за присмотр, то есть поддержание в рабочем состоянии основных систем жизнеобеспечения – двигателей, электроники, отопления. Значительно был «оптимизирован» и флотский экипаж, так ни разу и не ощутивший семи футов под килем. Вместо положенных по штатному расписанию 508 единиц его численность сократилась до семи человек, главной задачей которых стала охрана объекта от мародеров.

Тогда очередной глава украинского Кабмина Анатолий Кинах (сам николаевец, и в советском прошлом – корабел) и озвучил впервые крамольную мысль о возможной утилизации бесперспективного «долгостроя». Вначале эта идея в духе «окон Овертона» прозвучала в том смысле, что «уж такого-то мы допустить не должны ни в коем разе». Но вскоре очередная комиссия МО, прибывшая в Николаев для оценки состояния корабля, уже не была столь категорична. Совещание проводил начальник Генерального штаба генерал-полковник Затынайко. Примечательно, что выступая генштабист поблагодарил российских военных, которые успели до развала Союза забрать тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал флота Советского союза Н.Г.Кузнецов». «Если бы этого не случилось, то нам пришлось расходовать денежные суммы, многократно превышающие те, что мы тратим на крейсер «Украина»!», — заявил генерал. Продать крейсер уже стало проблематично. В тот момент Российский военно – морской флот также пребывал в тяжелом положении. Заинтересованность в крейсере проявил Китай, но по соглашению с РФ без их согласия это было невозможно, так «главный калибр» ракетный комплекс «Базальт» производился уже на территории РФ. Ракеты россияне тоже не спешили поставлять, ввиду конкуренции, возникшей в результате геополитических трансформаций.

Кроме того, тот же противокорабельный комплекс «Базальт» имеет дальность в 550 км, тогда как международные правила запрещают экспортировать ракеты, летающие дальше 300 км. Зато размещение ракет с меньшей дальностью существенно снижало стоимость крейсера для потенциальных клиентов.
И опять в воздухе повисла идея порезать крейсер. Но после всех расчетов от идеи с «расчлененкой» все же решили отказаться. Мировое сообщество к тому времени уже перестало платить за добровольное разоружение Украины, а затраты на порезку крейсера собственными силами раза в полтора превышали предполагаемую выручку от продажи лома. В связи с этим на горизонте возможностей замаячил единственно приемлемый вариант – продажа.

Стратегический «металлолом»

«Министр обороны РФ Анатолий Сердюков, увлеченный предстоящей сделкой по французским «Мистралям», ответил встречным предложением – готовностью получить «Украину» только на бесплатной основе»

442_22145_294542

Вариант с продажей казался тем привлекательнее, что толкать за бесценок уникальные боевые корабли украинские «эффективные менеджеры» тоже умели. Все из того же Николаева, из гавани Черноморского судостроительного завода, июньским утром 2000 года отправился в дальнюю дорогу (в порт Макао) тяжелый авианесущий крейсер «Варяг», двумя годами ранее купленный китайской офшорной компанией Chong Lot Travel Agency Ltd за 20 млн долларов (в аккурат на вес, по цене лома – при стоимости готового порядка 3–5 млрд долларов) как база под плавучее казино. В Китае «казино» освободили от ударного вооружения, после чего три года назад оно в торжественной обстановке было принято в Военно-морской флот Народно-освободительной армии КНР в качестве первого китайского авианосца под названием «Ляонин».
Продать россиянам «Украину» по подобной схеме не позволила бы ни украинская гордость, ни американцы, которые после скандала с «Кольчугами» (мобильными радиолокационными станциями, якобы поставлявшимися в Ирак) и убийства журналиста Гонгадзе крепко взяли Кучму за горло. Тот же «Варяг» Турция под нажимом США больше двух лет не пропускала через Босфор. «Процесс пошел» только после того, как Китай вернул США американский разведывательный самолет EP-3 ВМС вместе с пилотами.

К середине 2000-х китайцы уже вплотную занимались переделкой «Варяга», купив у РФ тяжелые авианесущие крейсеры «Киев» и «Минск» (позже перепрофилированные под развлекательные центры), а Индия обзавелась собственным авианосцем «Викрамадитья», созданным на базе приобретенного у той же России ТАКР «Адмирал флота Советского Союза Горшков». Это не прибавляло коммерческой привлекательности старевшему у заводского причала «убийце авианосцев».

После того, как на волне «помаранчевой революции» президентом Украины стал проамериканский Виктор Ющенко, утратили свою актуальность и переговоры в российско-украинском формате. Уже в сентябре 2005 года тогдашние министры обороны Сергей Иванов (теперь – глава президентской администрации РФ) и Анатолий Гриценко пришли к выводу о нецелесообразности достройки крейсера ввиду отсутствия потребности в данном военном корабле для вооруженных сил обоих государств.

Но голод не тетка, и в июле 2008 года бывший премьер-министр и министр обороны в правительстве Тимошенко Юрий Ехануров заявил о готовности продать России недостроенный ракетный крейсер «Украина» по причине того, что такой махине «в Черном море делать нечего». В качестве особенно привлекательного для покупателя аргумента Ехануров даже заикнулся о вероятности базирования корабля в Севастополе: «Да, если это будет входить в рамки договора. Но дело в том, что, если вы себе хоть чуть-чуть представляете, этот крейсер должен работать в океане. У него размеры такие».

Цены на старт

Однако после нападения Грузии на Южную Осетию, в ходе которого грузинской стороной против российских ВВС были использованы переброшенные с Украины вместе с экипажами ЗРК «Бук», обо всех подвижках на переговорах по крейсеру стороны предпочли забыть. Возвращение к этой теме произошло в краткий период «оттепели», имевшей место после подписания «Харьковских соглашений» между новым украинским президентом Виктором Януковичем и российским президентом Дмитрием Медведевым в апреле 2010 года. После этого председатель подкомитета Госдумы РФ по военно-техническому сотрудничеству Михаил Ненашев сообщил прессе, что «Украина» может быть принята в состав Военно-морского флота России. «Нам этот корабль нужен», – сказал российский депутат, подчеркнув, что подписанное соглашение о пролонгации базирования ЧФ РФ на Украине открывает дорогу для достижения конкретных договоренностей в вопросе покупки крейсера.
Спустя месяц министр обороны Украины Михаил Ежель заявил на заседании Верховной рады, что после завершения строительства ракетный крейсер «Украина» может быть передан РФ. А в июле того же года украинский парламент признал утратившим действие собственное постановление о присвоении ракетному крейсеру «Адмирал Флота Лобов» названия «Украина».

Потом началась обычная украинская свистопляска с пересмотром ранее оговоренных условий. Народный депутат от Партии регионов Александр Кузьмук, который в начале 90-х, будучи министром обороны, клятвенно обещал сделать «Украину» флагманом украинских ВМС, обосновал внезапно проявившиеся аппетиты: «России требуется создание пяти–семи авианосных групп. А корабли такого класса (авианесущие крейсеры) на просторах Советского Союза строились только в Николаеве, более такой верфи нет. Неужели это не открывает перед нами перспектив? Сейчас можно по-другому посмотреть на проблему с крейсером «Украина».

Иной ракурс «на проблему с крейсером «Украина» стал оцениваться украинскими деловыми людьми чуть ли не в 4,7 млрд долларов – против миллиарда с небольшим, заявленного Ехануровым в 2008 году, который российская сторона назвала заоблачным предложением. Годом позже на претензии Кузьмука тогдашний министр обороны РФ Анатолий Сердюков, увлеченный предстоящей сделкой по французским «Мистралям», ответил встречным предложением – готовностью получить «Украину» только на бесплатной основе.

Судьбу не обманешь

И вот теперь, в сентябре 2015 года, в свете экономических проблем вице-адмирал Сергей Гайдук делает привычный шаг: объявляет о продаже уже пять лет как законодательно безымянного крейсера. Что отрадно, в отличие от предшественников, он хотя бы не озвучивает цифру желаемых прибылей, логично предполагая, что необузданные фантазии киевских продавцов могут отпугнуть потенциальных покупателей еще на дальнем подлете.

Примечательно, что в качестве основного претендента на освоение средств, полученных в случае продажи, Гайдук называет киевский судостроительный завод «Ленинская кузница», а отнюдь не то предприятие, где был произведен на свет предмет продажи. Мотивы внушают уважение. Во-первых, «Ленинская кузница» принадлежит Петру Порошенко – официально и на всю страну отрекшемуся от собственного бизнеса президенту Украины (кому, как не ему. беспристрастно распоряжаться вырученными от сделки средствами). А во-вторых, Завод имени 61 коммунара (первая городская верфь «Николаевское адмиралтейство», заложенная в 1787 году светлейшим князем Григорием Потемкиным-Таврическим и положившая начало самому Николаеву), ставший когда-то колыбелью для легендарного броненосца «Потемкин», на сегодня представляет собой жалкое зрелище, выпуская вместо больших противолодочных кораблей и ракетных крейсеров печки-буржуйки для воинов АТО. Куда ему тягаться с порошенковской «Кузней».

Не тягаться, впрочем, и Черноморскому судостроительному заводу, построенному веком позже «коммунаровцев» – бывшему «Навалю», при царизме также поучаствовавшему в создании «Потемкина» (монтаж главных паровых машин, котлов и артиллерийских башен) и первого в мире подводного минного заградителя «Краб». При Союзе вместе с северодвинской «Звездочкой» он являлся крупнейшим поставщиком кораблей для нужд советского ВМФ. Среди его продукции – теперешний флагман ВМФ РФ, тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» (а также более ранние ТАКР «Киев», «Минск», «Новороссийск», «Адмирал Горшков» и «Варяг»). А также распиленный после развала Союза прямо на стапелях на стадии 25-процентной готовности первый советский атомный авианосец «Ульяновск», способный на равных конкурировать с американским «Нимицем», и реанимированный в прошлом году в Крыму учебно-тренировочный комплекс НИТКА, предназначенный для отработки летчиками палубной авиации техники взлета и посадки на палубу авианосца.
Сегодня огромные производственные площади ЧСЗ рвут на части зернотрейдеры, которым заводские порты приглянулись ввиду их развитой инфраструктуры. А вот сбытчики лома предприятие не жалуют. Стратегические запасы металла, позволявшие ему работать на полную мощность в течение пяти лет в автономном режиме, были вывезены за границу еще в начале 90-х – вместе со станками с числовым программным управлением, от изувеченного вида которых недоумевали поначалу скупщики-турки.

Так что Украине, с легкой руки вице-адмирала Гайдука затеявшей очередную продажу крейсера, когда-то носившего ее имя, предстоит избавиться не просто от надоевшего и обременительного по затратам на содержание имущества, а от последних признаков, ставивших ее в ряд высокоразвитых в технологическом смысле государств.

укр

Олег ГРУШКО,

на борту многострадального крейсера

 

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

138