Территория беззакония: на юге Украины снесли арт-эко-лагерь, чтобы защитить браконьеров

Написано . в . Опубликовано в Новости

я46

«Ощущение, когда туда приезжаешь, что там отдельная страна, где очень часто люди считают, что законы создают они там, а не живут в Украине»

На Кинбурнской косе разрушили арт-эко-лагерь «Кинбурн Кемп». Произошло это за несколько дней до того, как на маленький континент на побережье Черного моря, уединенный от цивилизации, должны были заехать первые гости. Сделано это руками местных чиновников, которые крышуют браконьеров и за много лет по уши погрязли в коррупционных делах, и в качестве предупреждения общественным активистам: мол, не лезьте, куда не нужно. Причастность определенных лиц к сносу еще предстоит доказать правоохранителям, если на то будет политическая воля руководства страны. Дело оказалось громким, потому как активисты не отступили, а продолжают борьбу: готовят обращение к премьер-министру Владимиру Гройсману и министру экологии Остапу Семераку. В том, что нелегально вылавливают тонны креветки под видом научного лова и продают по морским курортам, министр не может не знать. Это же касается и министров экологии предыдущих правительств. Цена вопроса – десятки миллионов долларов.

До того, как в «Кинбурн Кемп» заехал трактор, там был райский уголок с атмосферой, которую не отыщешь ни в каком другом месте во всей Украине: любимое место отдыха музыкантов, художников, спортсменов и других незаурядных личностей. Там проводили джазовые и другие концерты, собирались для медитаций йоги, а в прошлом году даже проходили реабилитацию бойцы АТО. В рамках этой программы в эко-лагерь приезжала группа «Brutto», чтобы дать благотворительный концерт. Все вырученные средства передали семьям военных, погибших на Донбассе.

я46

Предупреждения снести молодежный лагерь организаторам кэмпа поступали. Но не в виде планов о законном демонтаже, а скорее в качестве угроз. В этом году администрации кэмпа специально не продлили договор на размещение, воспользовались этим, и снесли якобы незаконное сооружение, которое до этого было законным в течение 4 лет. Если бы такая конструкция была расположена не на острове, а в городе, никто бы не церемонился: просто сожгли бы. Но на Кинбурнской косе такое делать опасно. Все-таки, природоохранная зона.

Основатель «Кинбурн Кэмп» Евгений Лютер в комментарии НикВестям рассказал, что восстановить лагерь в том виде, каким он был до демонтажа, без помощи общественности невозможно. На его возведение в 2013 году было потрачено порядка 400 тысяч гривен, и ежегодно на его содержание тратились деньги.

Чем и кому помешал «Кинбурн кэмп», который сравняли с землей

Эко-лагерь был размещен на территории косы согласно договору с Очаковским лесхозом. Это единственная организация, которая имеет законные полномочия для работы в рекреационной зоне. Но конфликт у организаторов молодежного лагеря возник отнюдь не с лесхозом. Руководство национального парка «Белобережье Святослава» и регионального парка «Кинбурнская коса» в течение нескольких лет требовали заключить договор с ними, а не с лесхозом. По сути, это не что иное, как выкачка денег. Потому как у самих парков не все в порядке с документами, и заключать такие договора они не могут.

«Национальный парк, не имея уставных документов, ведет на территории Кинбурнской косы свою деятельность. Берут штрафы, указывают людям, где им находиться. Хотя для этого у них должен быть проект организации территории с выведенной зональностью (заповедная, стационарная, хозяйственная, — Ред.). Есть также региональный ландшафтный парк, у которого также нет проекта организации территории. У них между собой постоянная неразбериха. Таким образом, мы заключили договор о предоставлении рекреационных услуг. Нам лесхоз по договору законно выделил территорию», — объяснил Евгений Лютер в комментарии НикВестям.

Причина, по которой снесли кэмп, это отнюдь не отсутствие договора, а браконьерство и мошенничество в крупных масштабах. Но есть еще одна причина, по которой активисты оказались неугодны руководству парков. Евгений Лютер в октябре 2016-го вошел в общественный совет при Министерстве экологии и природных ресурсов (от имени благотворительного фонда «Новая Гилея»), возглавив комитет биоресурсов и заповедного фонда. Предложение волонтеров организации своими силами восстановить 1100 гектаров выгоревшего в 2001 году леса только подлило масла в огонь. Ведь руководство парков увидело, что это не просто туристы, а инициативные граждане, которые будут мешать их «делам», за что и выталкивают теперь эко-лагерь с косы.

Опрошенные местные жители указали на то, что кэмп снесен именно нацпарком.

Представьте, насколько там налажена «схема», если с 1992 года региональным ландшафтным парком «Кинбурнская коса» несменно руководит Зиновий Петрович, дочь которого Олеся Петрович работает в Министерстве экологи.

Николаевский журналист Андрей Лохматов, который провел собственное расследование, рассказал, что креветочный промысел охраняется местной полицией и пограничниками.

Местные браконьеры в среднем за ночь со всего берега вылавливают сетями сотни килограммов креветки, за которую получают выручку, исчисляемую миллионами гривен.

«Вдоль всей Кинбурнской косы по морскому побережью каждый день около 22:00 товарищи браконьеры выставляют свои сети. Ловят креветку, которой здесь тьма. От 100 до 200 сетей. Сам наблюдал штук 30 вдоль пляжа, несколько УАЗиков и дежурящих парней. С одним из них пообщались. Снимают сети около 3:00, сразу же погружают в чаны с водой и солью, варят и пакуют по пакетам. Подходит катер, грузится и вперед по морским курортам от Очакова до Одессы – там свои перекупщики. С одной сети снимают от 5 до 20 ведер креветки. В одном ведре – до 10 килограмм. Один килограмм продают по 200 гривен. Итак, с одной сети – от 10 до 40 тысяч гривен. За одну ночь со всего берега – миллионные суммы», — писал журналист еще в августе 2016-го на своей странице в Facebook.

Промысел креветки, по словам местных жителей, тайно поддерживается руководством нацпарка «Белобережье Святослава». Для ее лова привлекаются жители сел Васильевка, Покровка и Покровское, а также сотрудники самого парка.

Боец Николаевской 79 отдельной аэромобильной бригады Илья Шполянский, а в гражданской жизни – директор работающего с инвалидами предприятия «Літопис», рассказывает, что вечером каждые 50 метров на протяжении 27 километров ставятся сети.

«Несколько десятков бригад выгребают креветку. Когда начали разбираться, вызывать полицию… Это происходит каждую ночь. Креветка обречена – нет возможности регенерации и восполнения потомства. Они все понимают. Самое главное, что у них все хорошо. Они вылавливают креветку законно, и даже дал им это законное право национальный парк. Не просто нацпарк, а научный совет дал разрешение для научного вылова креветки и научных исследований. Сейчас руководство нацпарка допустило для себя огромную ошибку: они выкопали топор войны. Их креветочные махинации – это миллионы долларов. По разным оценкам, сумма вылова креветки – от 20 до 50 млн долларов», — рассказал он в эфире студии «ТАК ТВ».

Шполянский отмечает, что люди, которые приезжают в эко-лагерь, интеллигентные и патриотичные, небезразличные к судьбе страны, и если они увидят, в каких масштабах браконьеры вылавливают креветку на косе, то возникнет много вопросов.

Количество подозреваемых, которые снесли трактором передвижную конструкцию лагеря, не очень велико. Как рассказал в ходе дискуссии в эфире студии «ТАК ТВ» главный редактор «Петр и Мазепа» Александр Нойнец, на Кинбурской косе всего два трактора.

«Мы говорим: дорогая областная власть, а в чем же проблема? Может, давай ты нам как-то поможешь. И областная власть, в лице исполняющего обязанности начальника управления туризма Руслана Волчецкого и в лице заместителя главы облгосадминистрации Виталия Киндратьева, сказала: Нет, ребята, вы сами виноваты. Там никакой «Кимбурн Кемп» не нужен. Этих людей мы не знаем, они там незаконно. Будьте здоровы. Они не смогли нам предоставить судебное решение, на основании которого произведен был снос. И в какой-то момент перешли на риторику, что оно снеслось само», — рассказал Нойнец.

К слову, в эфир ТВ-студии были приглашены и Виталий Киндратив, и Руслан Волчецкий, однако они не пришли.

О том, что происходит в Управлении туризма Николаевской ОГА – вообще отдельная история.

О том, что на косе предпринимателям закон не писан, говорит и глава Государственного комитета предпринимательства в Николаевской области Валерий Ветров: «Любой юрист вам скажет, что лишение права либо приостановление права ведения хозяйственной, либо другой деятельности – это решение суда. Имущество, если вы пытаетесь испортить, это тоже решение суда. И это своевластие непонятно».

Кто в «доле», кто «крышует»?

Активисты, которые в разное время пытались бороться с браконьерством на полуострове, называют ключевых чиновников, которые могут быть замешаны в «схемах»:

— директор НПП «Белобережье Святослава» Юрий Козловский;

— начальник охраны НПП «Белобережье Святослава», которого также именуют серым кардиналом, Мусиенко Виктор;

— начальник научного отдела НПП «Белобережье Святослава», который любит выписывать штрафы, Василий Чаус. Не забыли активисты также упомянуть, что супруга чиновника работает судьей в Очаковском суде;

— директор РЛП «Кинбурнская коса» Зиновий Петрович (несменный руководитель с 1992 года. В 2009 году на основе фонда РЛП «Кинбурнская коса» был создан Национальный природный парк «Белобережье Святослава»). Его дочь Олеся Петрович работает в Министерстве экологии главным специалистом Отдела формирования сети природоохранных территорий Департамента по вопросам заповедного дела. Активисты не исключают, что она может лоббировать его интересы в Киеве;

— начальник охраны РЛП «Кинбурнская коса» Владимир Гаркуша.

При этом, добавляют экологи, начальники служб охраны в национальных парках – это бывшие работники рыбинспекции. Совпадение?

Остальные сотрудники парков – обычные служащие, которые просто выполняют указы руководства.

Как отмечает журналист Андрей Лохматов, креветочный промысел крышует полиция с пограничниками пополам – в первую очередь Очаковский горотдел.

Ни руководство Николаевской ОГА, ни Министерство экологии на официальном уровне браконьерство не комментируют. В свою очередь представители регионального и национального парков, областных управлений экологии и экономики говорят, что происходящее – в рамках закона.

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

140