Россия собирается передать Донецку боевые катера

Написано . в . Опубликовано в Новости

В интернете появились сообщения , что Россия намерена существенно укрепить боевые возможности вооруженных формирований непризнанной ДНР в Азовском море.

С этой целью в мае-июне нынешнего года в состав Азовской флотилии ДНР (сформированной в мае 2015 году из семи мобилизованных быстроходных рыбацких катеров, на которых местные «самоделкины» тут же установили пулеметы и гранатометы), вероятно, будут переданы четыре современных скоростных патрульных катера. Предположительно — один пограничный «Соболь» (проект 122200) и три «Мангуста» (проект 12150). Каждый из них способен развивать максимальный ход до 50 узлов (порядка 90 километров в час).

я41 соболь

«Соболь» имеет на борту ракетное оружие. Проектной документацией предусмотрена установка на «Соболе» ракетно-артиллерийского комплекса «Вихрь-К», включающего в свой состав четыре управляемые по лазерному лучу сверхзвуковые противотанковые ракеты 9М127, предназначенные для поражения вертолетов и бронированной техники, в том числе оснащённой динамической защитой. В состав комплекса входит 30-мм автоматическая артиллерийская установка АК-306 с 500 снарядами и 14,5 мм морская тумбовая пулеметная установка. Тепловизионная система управления огнем делает возможным ведение боя ночью и в условиях плохой видимости.

В Санкт-Петербурге на «Адмиралтейских верфях»и на судостроительном заводе во  Владивостоке с 2003 года построено двадцать «Соболей» для пограничных войск РФ. Правда, без «Вихрей-К». Их вооружение ограничено только крупнокалиберным пулеметом.

я42 мангуст

«Мангусты» имеют на вооружение 14,5-мм пулемет. Но запас хода в 400 с лишним морских миль позволяет насквозь пересечь Азовское море практически в любом месте. Причем — очень быстро, поскольку даже экономичная скорость хода такого катера составляет 36 узлов (около 60 километров в час). Что дает «Мангустам» неоспоримые преимущества в маневренности над всем, чем сегодня располагает ВМСУ в этих водах.

Эти катера тоже крупной серией строятся для российских морских пограничников, МЧС, Минобороны и таможенной службы РФ в Рыбинске. Всего выпущено уже 69 «Мангустов».

Если верить сообщениям в интернете, впервые военное руководство ДНР с просьбой передать в их флотилию «Мангусты» и «Соболь» обратилось в Генеральный штаб ВС РФ в начале 2016 года. Но получило отказ. Что же за год изменилось в Азовском море?

С самого начала войны в Донбассе было ясно, что без поддержки хоть какого-нибудь военного флота приморские фланги противоборствующих группировок будут очень уязвимы. Тем более что идея использования морских десантов и высадка на побережье противника мелких диверсионно-разведывательных групп витала в воздухе с самого начала борьбы за Мариуполь. А в том, что этот город станет основной целью боевых действий обеих сторон на южном участке фронта, сомнений тоже не было и нет.

Для ополченцев взять Мариуполь, этот крупнейший центр украинской тяжелой промышленности и самый крупный порт в регионе, активно работающий на экспорт (его мощности позволяют ежегодно переваливать до 17 миллионов тонн различных грузов), — значит, нанести почти смертельный удар по экономическим интересам Киева и очень сильно приблизить окончательную победу в войне. По той же причине ВСУ стремятся удержать Мариуполь любой ценой.

Между тем, город вытянулся вдоль азовского побережья на 15 километров и контроль столь обширного и очень оживленного в судоходном отношении участка акватории представляет собой непростую задачу. Без боевых катеров или кораблей обеспечить это просто невозможно. По обе стороны фронта существо проблемы хорошо понимают. Киев решает ее за счет 23-го Мариупольского отряда морской охраны Украины, располагающий быстроходными малыми пограничными катерами типа «Гриф» (проект 1400 и 1400М) и «Калкан». До августа 2014 года их было 18 единиц. Семь изначально базировались в Мариуполе. Остальные до начала войны — в Керчи. И были выведены оттуда своими экипажами в 2014 года.

Наиболее мощные в мариупольской группировке «Грифы». Однако даже они не соперники в бою «Мангустам». При схожем вооружении (по одному пулемету) калибр у украинских катеров все же поменьше (12,7-мм против 14,5-мм). Но главное — они почти вдвое уступают российским катерам в скорости (максимум 29 узлов против 53 узлов), что делает боевое противоборство обоих типов заранее совершенно предопределенным.

Понятно, что сравнение «Грифа» с «Соболем» просто бессмысленно — по тем же причинам.

Впрочем, дело до морских сражений на Азове пока не доходило. Скорее всего, потому, что доселе Азовская флотилия армии ДНР и в качественном, и в количественном отношении с тем, чем располагает там Украина, все же выглядит достаточно хило. На подступах к Мариуполю, до которого от главной базы ополченцев в Новоазовске всего 40 километров, она пока не появлялась. В отличие от украинских военных. Те подобия набегов с моря на Новоазовск в первые месяцы войны предпринимали неоднократно, пока не понесли потери.

31 августа 2014 года тактическая группа из двух сторожевых катеров морской охраны государственной пограничной службы Украины (катер BG 119 проекта 1400 М «Гриф» и малый катер типа «Калкан») появилась у прибрежного населенного пункта Безыменное (Новоазовский район Донецкой области, между Новоазовском и Мариуполем). Группа была обстреляна с берега на удалении в 3 мили. Сначала считалось, что из танкового орудия. Потом появились данные, что на самом деле огонь противник вел из комплекса ПТУР.

Как бы там ни было, на катере BG 119 вспыхнул пожар, он полностью выгорел и быстро затонул, «Калкан» получил повреждения и ушел в открытое море. Двое членов экипажа BG 119, в том числе и командир «Грифа», погибли. Еще восемь моряков пробыли в воде около часа и были подобраны подоспевшими к месту боя другими катерами Украины.

С той поры обе стороны неустанно занимаются укреплением своих боевых возможностей на Азовском море. Армия ДНР, не скрывая, уже давно готовит десантную операцию. Для чего в Новоазовске в составе Вооруженных сил ДНР сформирован 9-й отдельный Мариупольско-Хинганский полк морской пехоты. Полк кроме вооружен бронетранспортерами с водометными двигателями. Они предназначены именно на высадки на морское побережье. Что, без сомнения, свидетельствует о серьезности намерений ДНР когда-нибудь провести такую операцию. Тем более, что первые ротные учения по десантированию с боевой стрельбой морпехи Донбасса уже провели весной прошлого года.

Киев тоже не наблюдает за этой активностью, сложа руки. Все городские пляжи Мариуполя и окрестностей изрыты окопами, окутаны колючей проволокой и укреплены долговременными оборонительными укреплениями. Судя по просочившимся в открытую печать сведениям, в непосредственной близости от берега, на глубинах от 1 до 1,5 метра на самых опасных направлениях установлены противодесантные мины ПДМ-1М, срабатывающие не только при контакте с днищем даже небольшого плавсредства или бронемашины, но даже если штырь такой мины заденет пробирающийся вброд десантник.

Пока, правда, эти минно-взрывные заграждения урон наносят исключительно самим украинским военным. Так, 7 июня 2015 года на собственной противодесантной мине вблизи Азовского судоремонтного завода (Приморский район Мариуполя) подорвался и затонул самый новый в 23-м Мариупольском отряде морской охраны Украины скоростной катер BG-22 (проект UMS-1000). Его командир считается пропавшим без вести, остальным членам экипажа удалось спастись.

При этом только инженерным оборудованием противодесантной обороны морского побережья Киев не ограничивается. В Военно-Морских силах Украины с августа прошлого года формируется Азовский морской район с главной базой в порту Бердянск (Запорожская область). Об этом в минувшем августе объявил командующий ВМСУ вице-адмирал Игорь Воронченко, специально прибывший в этот город, чтобы осмотреть отводимые военным причалы. Впрочем, пока ставить к тем причалам совершенно нечего. Ни единого боевого корабля или катера там нет, поскольку их Киев при всем желании не в состоянии провести сквозь контролируемый исключительно Россией Керченский пролив.

Поэтому пока в Бердянске дело с формированием главной базы ограничилось одной только сухопутной составляющей ВМСУ. А именно — расквартированием на одной из местных баз отдыха 501-го батальона морской пехоты ВМСУ, который и стал главным ответственным за противодесантную оборону района.

По словам Воронченко, скоро тут же встанет одна из украинских артиллерийских групп. Что, естественно, вполне по силам Киеву. А вот обещание командующего вскоре поставить у причалов в Бердянске «один-два дивизиона бронекатеров «Гюрза» выглядит фантазией. Просто потому, что в составе ВМСУ на сегодня всего два таких бронекатера — «Аккерман» и «Бердянск». Пока оба в Одессе.

я43 гюрза

Привезти их на Азовское море — логичный шаг. Поскольку новые украинские бронекатера имеют малую осадку и ограниченные боевые возможности. Спроектированные для действий в устье Дуная, эти «змеи» легко могут разогнать шайку браконьеров или уничтожить не слишком большую банду террористов. Или повоевать с донбасской Азовской флотилией.

Перебросить «Аккерман» и «Бердянск» легко. Скромные размеры позволяют им уютно разместиться на обычных железнодорожных платформах или в брюхе военно-транспортного самолета Ан-124 «Руслан». Но из двух боевых единиц даже при горячем желании вице-адмирала Воронченко не составить одного даже полноценного дивизиона. Где же взять остальные?

Еще недавно у Киева был готов ответ: еще четыре «Гюрзы» в апреле прошлого года были заложена на киевском предприятии «Кузница на Рыбальском» (до недавнего времени «Ленинская кузня»). По плану их должны были строить ударно и спустить на воду ровно через девять месяцев. Сроки давно миновали, а про судьбу новых «змей» из Киева — ни звука.

Но если бы и достроили те четыре катера, и перевезли в Бердянск, то на азовском театре военных действий они бы прорыва не совершили.  Катера типа „Гюрза“ не разрабатывались для ведения боевых действий в акватории моря, они разрабатывались для Дунайского устья, для других рек, где они могут вести борьбу с группировкой противника на берегу. Это противотеррористические катера, которые по большому счету… не обеспечивают решение задач флота по поддержке флангов ВСУ.

Поэтому российские «Мангусты» и «Соболь» — реальность, с которой надо считаться и принимать неотложные меры по укреплению ВМСУ.

Обратная ссылка с вашего сайта

Комментариев (1)

  • 2х2=4

    |

    Вальцман предлагает сдаться…

    Повторить

Оставьте комментарий

152