Полковник Юлий Мамчур: Надо жить по совести

Написано . в . Опубликовано в Новости, силовые структуры

22 октября в Херсоне прошла пресс-конференцию полковника Военно — Воздушных Сил ВС Украины, командира 204-й бригады тактической авиации, летчика 1 классса Юлия Мамчура.

Его командирские действия на аэродроме Бельбек в Крыму в феврале-марте этого года стали примером выдержки украинских военных. А кадры, на которых личный состав его части с поднятыми знаменами, исполняя гимн Украины пошел на «зеленых человечков», облетели весь мир.

Несмотря на предложения российских военных перейти на службу в вооруженные силы РФ, он остался верен принятой присяге. В Крыму пришлось оставить все нажитое и полученную недавно долгожданную квартиру. С несколькими чемоданами его семье пришлось начинать жизнь с нуля на новом месте службы в общежитии. Тем не менее летчик полон оптимизма и энергии.

Сегодня, полковник Мамчур баллотируется в депутаты в Верховной рады. На встрече с журналистами шел разговор о его прошлом и будущем. Несмотря на дефицит времени Юлий Валерьевич ответил на несколько вопросов журналиста «Надднепрянки».

 

мамчур— Юлий Валерьевич сколько Вы служите?

— В строю с 1988 года. Как говорят военные имею 26 календарей. Училище, потом летная часть.

 

— Как отметили ваше участие в крымских событиях?

— Президентским указом я награжден орденом Богдана Хмельницкого.

 

— Где проходите сейчас службу?

— В Николаеве. С Крыма вывели 53 самолета. Остальные должны были нам вернуть россияне, но после донбасских событий возврат прекратился. Сейчас восстановили 3 боевые машины. Ремонт продолжаем. Надеюсь, скоро уже будет полноценная авиационная эскадрилья.

 

— С чего, по Вашему мнению, нужно начать реформирование армии?

— 23 года армия финансировалась по принципу: обещали 10 млрд. — дали половину, а то и меньше. Что мы видели? Постоянное недофинансирование, отсутствие четкого понимания, какая нам нужна армия, с каким количеством и какие задачи она должна выполнять. Я так понимаю, теперь доктрина полностью поменяется.

Я выпустился в 1992 году и все эти «реформы» прошли через меня. Я был лейтенантом, старшим лейтенантом, капитаном, дорос до полковника… Я помню все реформы: и голодный 97-ой год, 98-ой, когда мы по полгода не получали зарплату, 2000-й год, когда нас очень сильно сокращали и мы не могли найти себе места. Вся моя карьера — взлеты и падения: то командир звена, то лётчик, то опять командир звена, то опять лётчик. Сейчас нужно лицом повернуться к армии, набирать профессионалов. Понятно, что сейчас будет сложно, потому что и так много забот у страны. Армия не сможет получить ту долю финансирования, которая необходима для того, чтобы она стала профессиональной. Но ничего, профессионалы есть, которые научились воевать, есть командиры, которые умеют принимать вовремя решения и несут ответственность за свои решения. Уже есть костяк, на котором уже можно строить армию.

 

— Чем Вы занимались последние месяцы?

— 38% нашей части вышло из Крыма, это чуть больше 200 военных. Как я ранее говорил сейчас мы восстанавливаем боеспособность самолетов, которые мы забрали из Крыма. Но благодаря умению нашего инженерно-технического состава и с помощью инженеров других частей эти самолеты мы сейчас восстанавливаем.

Также мы доукомплектовуемся личным составом — это один из важнейших вопросов, потому что много пришлось оставить в Крыму. Чтобы армия считала себя дееспособной, должно быть определенное количество укомплектованного личного состава. Мы сотрудничаем с военкоматами Херсонщины, Николаевщины, Одесщины, Киевщины — география у нас большая.

 

— С вашими бывшими сослуживцами, которые остались в Крыму, вы общаетесь?

— Отношусь к ним как к предателям. Мы их называем полицаями. Что бы там они ни говорили, но отношение к ним плохое и со стороны российских военных. Самое примечательное то, что многие женщины – военнослужащие родом из Крыма ушли вместе с нами. Также много контрактников — крымчан, которые остались верны присяге.

 

мамчур 2
— Многие украинцы были шокированы, что такое количество наших военных осталось в Крыму и перешло на сторону России. По вашему мнению, с чем связано такое пренебрежение присягой и офицерской честью?

— За всех я не могу ответить. Если бы государство в свое время приняло указ о применении оружия, то есть — активные действия в Крыму, или о выводе войск, возможно, не было бы таких потерь. Но с 27 февраля по 28 марта мы там держали оборону — решений никаких не принималось. Министр обороны заявил, что наших военных там нет — мы их всех вывели. Благодаря тому, что мы нашли там спутниковую антенну и посмотрели украинские каналы, эти заявления до нас доходили, и мы тогда смотрели друг на друга и думали: «А что же мы тогда здесь делаем, если нас здесь нет?»

Многие чувствовали, что они не нужны. Не принимались решения, которые давали бы личному составу уверенность в прохождении службы, много дезинформации было со стороны России. Россияне не поленились — прислали около 15 военных генеральского состава и постоянно искали встречи с военными. Я не давал им встречаться с моей частью. Они хотели переманить технический состав, то есть тех, кто требует длительной подготовки. Они добивались этого, говорили: «Вас там посадят, пооткрывают уголовные дела». Обещали жилье, большие зарплаты, и это дало свой ​​результат — люди, с одной стороны, не испытывают поддержки государства, а с другой — видят, что им блага дают. Кто-то оказался доверчивым и поддался на эти провокации, поверил в эти байки. А это — басни! Поверьте мне, им там никто ничего не дал.

 

— Какой должна быть украинская армия?

— Профессиональной. Но год для подготовки — это мало. При Советском Союзе было два года, а на флоте — три года службы. И этот срок давал возможность воспитать качественного специалиста — он год готовился, а год работал.

Но в связи со сложностью комплектования, мое личное мнение, что нужна смешанная система комплектования. Чтобы были и контрактники, и определенное количество срочной службы. Это — переходный период. В дальнейшем, считаю, должна быть профессиональная, то есть контрактная армия. Когда военный имеет достойное финансовое и жилищное обеспечение, потому что есть его обязанности перед государством и государства — перед ним.

Профессионалов в армии достаточно и в авиации, и в военно-морских силах, и в сухопутных войсках. Надо достойно к ним относиться, и они сами трансформируют армию, сделают ее боеспособной. Для этого нужна и поддержка государства. Новейшее вооружение не закупали уже много лет. Мы пользовались теми запасами, которые нам достались еще от Советского Союза. Поэтому перевооружение армии — сейчас главная задача. Будет новая система вооружения — увеличится и эффективность армии. Увеличится эффективность армии — не надо будет и такого большого количества вооруженных сил.

 

— Часто говорят, что политика это грязное дело. Вы не опасаетесь заниматьсяею?

— Есть военные вопросы которые надо решать на государственном уровне. И кто ими будет заниматься в ВР, если не мы? Уже есть печальный опыт отношения к армии. Сегодня мы расхлебываем равнодушное и преступное отношение к человеку в погонах и к армии. Поэтому я принял предложение президента Украины и согласился стать кандидатом в народные депутаты. А проблем действительно много. Начиная с материально – технического обеспечения ВС и заканчивая социалкой. Тем же жильем для военнослужащих. Также необходимо воспитывать патриотов своей страны с малолетства. А это государственное дело.

 

— А как же без любимой профессии. Без полетов?

— Есть такое слово надо!

 

— Какой ваш жизненный девиз?

— Надо постоянно жить по совести!

 

Записал Олег ГРУШКО

 

 

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

145