Отработанный материал

Написано . в . Опубликовано в Новости

Довольно таки лихо пользует власть простой народ. Сначала человека забирают в армию. Родина понимаешь в опасности. Потом выясняется, что одеть резервисту нечего, не будем вдаваться в подробности, куда делось вооружение и амуниция 600 тысячной военной группировки доставшейся в наследство от Советской армии Украине. На помощь приходят волонтеры и привозят комплекты летнего и зимнего обмундирования. Потом выясняется, что нужен бронежилет, каска , разгрузка и прочая амуниция. Государство сдирает военный налог со всего чего только можно, включая даже продажу недвижимости. Но денег опять нет. С экранов телевизоров призывают прислать смс на 5 гривен и помочь армии. Переслали, но куда ушли деньги большие фуражки минобороны так и не отчитались. Но денег опять нет, и опять волонтеры едут и везут необходимое. Наконец бойцы на передовой. Но как водится в чистом поле и с одним автоматом. Опять на помощь народ приходит. Закупают продовольствие, бабушки отдают летние закатки, за народные деньги покупаются полевые кухни и банно прачечные комплексы (у кого, это тема для отдельного разговора) и все это отправляется в зону боевых действий. Но и на этом не заканчивается бесконечное: «Дай, дай!» со стороны минобороны. Прошлым летом чиновники в погонах начали вздыхать, что вот техники не хватает и народ стал покупать списанную бронетехнику, восстанавливать за свои кровные и отправлять в зону боевых действий. Но и на этом не заканчивается денежный пылесос. На войне как на войне. И никто от смерти и ранения не застрахован. И тут наши чиновники опять делают скорбный вид: «Денег нет!». В результате хоронить погибших, а раненых лечить не на что. Остается только надеяться на своих родственников и на волонтеров.

Слесаря хлебозавода Новой Каховки 41-летнего Константина Костецкого в июне прошлого года мобилизовали в армию.

боец

Он попал в 28-ю бригаду, дислоцированную под Одессой, прошел выучку и уже как радиотелеграфист 2-го батальона двинулся на позиции возле Карловки на Донетчине.

Он получил серьезное ранение при пожаре в землянке, в которой спал. Костецкий получил ожоги пятой части тела – обеих ног, рук и лица.

Долгое время не чувствовал вкуса и запаха — были поражены верхние дыхательные пути. В Днепропетровской городской клинической больнице №2 ему сделали операцию аутодермопластики, и ожоги пламенем было настолько глубокими, что раны никак не заживали.

Только после лечения родоновыми ваннами в Кривом Роге язвы на теле понемногу начали рубцеваться, и после почти 2-месячного пребывания в госпитале его отправили домой на 15-дневную реабилитацию. И этот срок истек, а лучше мужчине не стало.

Правую ногу он и сейчас не может долго держать согнутой – боль отдает аж в сустав. Сидеть – также больно и спать он может только в определенной позе. Чтобы долечиться, обожженном радиотелеграфисту нужно больше времени. «Прошу понять меня правильно: я не желаю уклоняться от службы. Однако с таким состоянием здоровья от меня в армии толку мало: только раны будут гнить, и буду зря переводить паек. Нуждаюсь в продлении отпуска», — говорит Константин.

Но с увольнением со службы не складывается – обратился к горвоенкомату Новой Каховки, а там сказали, что пройти ВЛК по месту жительства нельзя, потому что она только для призывников. Посоветовали ехать к командиру части и брать направление на комиссию.

А командование – в зоне боевых действий! Был бы на Херсонщине хоть один-единственный военный госпиталь, можно было бы туда обратиться. Но его нет. В свое время расформировали, а в здании банк разместили. Пациентов из добровольческих батальонов и ВСУ тут постоянно приходится «раскидывать» по обычным больницам в сельских районах Херсонщины и в Херсоне.

В госпитале ветеранов Херсона уже прошли курс физической и психологической реабилитации 7 военных после ранения, в областной больнице проходили лечение 6 бойцов батальона «Збруч», пострадавших после взрыва и пожара в палаточном городке возле села Красный Чабан (Каланчакский район).

Даже в Херсонском кардиодиспансере лежат 4 солдата и офицеры с инсультами и стенокардией: одних забрали прямо из окопов на границе с Крымом, другие прибыли в отпуск с АТО и «полезли» болячки, которые на фронте «давили» адреналином.

В медикаментах и профессиональной помощи никому из них не отказывают, но осуществляется эта помощь исключительно за счет волонтеров и скромных резервов самих медицинских учреждений, которые и без того едва сводят концы с концами. Больные и раненые военные лечатся бы «на общественных началах», а государству до своих защитников никакого дела нет.

Отработанный материал…

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

126