Один день из жизни погранотряда на Чонгаре

Написано . в . Опубликовано в Новости

погранВоеннослужащие Бердянского пограничного отряда защищают морскую и сухопутную границу Украины на южном, очень напряженном и ответственном участке.

Сегодня в Чонгаре Херсонской области, это зона ответственности Бердянского пограничного отряда, слава Богу, мирно и тихо. И хотя, де-юре, здесь не государственная, а административная граница материка с Автономной республикой Крым, де-факто, ее надо держать на замке по-настоящему, без всяких скидок на отсутствие официальной государственной границы.

 

Начинать пришлось с нуля

Мы побываем на нескольких точках отдела пограничной службы «Чонгар». Прямо скажем, на горячих точках, по которым, по сути, проходит передовая Бердянского пограничного отряда.

Бердянские пограничники были одними из первых, кому в последние дни февраля 2014 года пришлось не только непосредственно соприкоснуться с российской стороной, но и пережить первый шок от того, что вчерашние, да что там – вчерашние – многовековые добрые соседи и друзья оказались враждебной стороной. И не просто пережить, а очень быстро перестроиться и перейти от охраны границы к обороне. Ведь последние 10 лет Государственная пограничная служба Украины развивалась, по сути, как правоохранительный орган с соответствующими функциями, заданиями, подготовкой персонала, вооружением. В то же время армия, Вооруженные Силы превратились, прямо скажем, в Разоруженные Силы, и пограничники оказались единственной хорошо организованной военной структурой, способной противостоять внешней опасности.

Отдел пограничной службы «Чонгар» в последнем населенном пункте перед Крымом — один из таких участков. Его пришлось создавать с нуля.

Капитан Андрей Ланош, начальник 3-го отделения инспекторов пограничной службы, прибыл на новое место 30 марта, когда история отдела пограничной службы «Чонгар» только начиналась.

— Я был переведен сюда из Котовского пограничного отряда Южного регионального управления, – рассказал Андрей Владимирович. – Начинать пришлось практически с нуля. Сюда назначали офицеров, мобилизованных военнослужащих. Коллектив новый, нужно было со всеми знакомиться, с каждым говорить о личных проблемах, об особенностях несения службы именно здесь. Началось бытовое обустройство самого отдела, чтобы люди могли после службы отдохнуть в нормальных условиях, хотя бы принять горячий душ. Мы расположились в конторском здании, которое было никак не приспособлено для базирования военнослужащих. С каждым днем понемногу обустраивались. Помогало командование Бердянского пограничного отряда, региональных вначале Южного, а потом Азово-Черноморского управлений. Мы все делали для того, чтобы люди могли самым лучшим образом выполнять свою задачу по защите административной границы. Особенно это относится к мобилизованным — людям, оторванным от дома, от привычных занятий. Командование пограничного отряда таким военнослужащим предоставляет отпуска на 7-10 дней для решения каких-то домашних проблем, вопросов, связанных с работой. Но сейчас их главная задача – защита родины.

Сейчас в «Чонгаре» создана необходимая материально-техническая база, бытовые вопросы решены. Пусть по временной схеме – кухня под навесом, столовая в палатке – но решены. В столовой есть телевизор, холодильник. Вот чего нет, так это Интернета. Но это не влияет на выполнение поставленных задач.

 

Очереди на границе

 

Одна из таких задач — работа пункта пропуска на автомобильном въезде-выезде через Крымский перешеек.

Садимся в служебный УАЗик и едем туда. Первое, что бросается в глаза – огромные очереди легковых автомобилей и грузовых фур. Обстановка здесь, по словам начальника отдела пограничной службы «Чонгар» майора Сергея Мазура, напряженная, но контролируемая: «Вы видите эту огромную очередь на нашей стороне, до предела заполнена нейтральная полоса между материковой Украиной и АРК. Мы в целом обеспечиваем достаточно оперативное оформление документов тех, кто выезжает или въезжает, такой очереди не было бы при условии более оперативной работы сопредельной стороны».

О степени напряженности, видной глазом, свидетельствует очередь, в основном, иномарок, которая в отдельные дни растягивается более чем на три километра и в которой черепашьими темпами продвигаются к пункту контроля более 500 легковых автомобилей. Фуры движутся по одной полосе, легковые машины по второй. Дежурная смена регулирует продвижение автомобилей. Для тех, кто едет с грудными детьми и беременными женщинами, формируют отдельную, «быструю», очередь.

Находятся и желающие перейти административную границу пешком. В этом нет никакой проблемы – получают соответствующий талон и переходят через нейтральную полосу к пункту пропуска российских пограничников. Но пропуск автомобилей – далеко не единственная задача украинских пограничников.

— Работа дежурной смены, прежде всего, направлена на обеспечение безопасности, — продолжает майор Мазур. – Мы обязаны не допустить на материковую часть Украины оружие, взрывчатку, средства террора и прочее, что позволило бы террористам осуществлять противозаконные действия на территории нашей страны. Конечно, подавляющая масса – люди, которые убегают от войны. Но не только. Буквально на прошлой неделе мы задержали двух мужчин, которые по результатам контроля второй линии и фильтрационных мероприятий оказались организаторами мартовского нападения на воинскую часть в Мариуполе. На днях совместно со Службой безопасности мы задержали также помощника так называемого «Стрелка». Сейчас с ним проводят следственные действия. Есть у нас ряд задержаний с валютой, предназначенной для проведения террористической деятельности на территории нашей страны.

 

Кому война, а кому мать родна

 

Приходится признать, что у наших пограничников появилась еще одна задача, не предусмотренная никакими нормативными документами. Это – борьба с нелегальным бизнесом, который наши предприимчивые люди сумели организовать в огромной автомобильной очереди.

На обратном пути в отдел «Чонгар» Сергей Мазур, он – за рулем, пару раз притормаживает и говорит пограничникам, которые регулируют продвижение машин, чтобы обратили внимание на определенные автомобили и удалили их из очереди.

— Есть такие люди, знаете: для кого война, а для кого — мать родна, — объясняет он. – Это местные, генические. Встает такой «бизнесмен» в очередь, доезжает до поста «Дежурный шлагбаума» и продает свое место тем, кто где-то далеко сзади: «Хочешь, плати деньги и вставай сюда». Этот выезжает, а тот, с хвоста, заезжает. Люди из очереди, конечно, недовольны, при этом смотрят на нас, наверное, думают, что все это с нашего согласия. Нет, решительно нет! Для того, чтобы противодействовать этому нелегальному «бизнесу», мы выставляем специальный пограничный наряд, который контролирует, регулирует, выгоняет таких людей из автомобильной очереди. Сейчас мы подготовили письма в органы местной власти, чтобы привлекали сюда и милицию, и Службу безопасности, чтобы противодействовать мошенничеству. Если сейчас упустим момент, пройдет время и победить это безобразие будет просто невозможно.

 

Через железнодорожный участок некоторые стараются перебраться пешком

 

К участку железнодорожного сообщения материка с полуостровом добираемся, в основном, по проселочным дорогам, так что трудяга-УАЗик напрягает все свои лошадиные силы.

Приближаемся к посту №2, и наш провожатый — заместитель начальника отдела пограничной службы по работе с персоналом майор Богдан Шахрай обменивается с дежурным условными знаками, которые помогают идентифицировать его как своего. Если такого обмена не будет, а машина продолжит движение к посту, пограничники без колебаний откроют огонь на поражение, и никакая пограничная раскраска УАЗика тут не спасет. Подходы к железнодорожному мосту охраняются серьезно.

— На этом участке сообщения материка с Крымом, как и на автомобильном, мы не должны допустить переправки через границу оружия, взрывчатки, средств террора, — говорит Богдан Владимирович. – Это составляющая безопасности. Бывали случаи, когда люди пытались перебраться здесь в Крым пешком через мост. Их задержали, составили протокол об административном нарушении, в судебном порядке взыскали штраф. На некоторых накладывали арест до трех суток. В основном, это граждане, которые отбывали наказание в местах лишения свободы. Кто-то их дезинформировал, сказав, что со справкой об освобождении их не пустят через границу. Это — неправда. Справка, паспорт гражданина Украины – и можно хоть ехать на автобусе, хоть переходить пешком в пункте пропуска «Чонгар».

 

Дамбу охраняют вместе с Вооруженными Силами

 

И снова наш неутомимый пограничный УАЗик мчится по бездорожью среди полей подсолнечника. То и дело открывается вид на Сиваш. Абсолютно мирная картинка, но на подъезде к точке №3 – снова строгий контроль, обмен условными знаками. Понятно, что фотографировать боевые позиции нельзя, но, поверьте, выглядят они, даже на непрофессиональный, всего лишь — журналистский взгляд, весьма серьезно. Кроме того, бросается в глаза, что эту точку защищают не только пограничники.

Эта дамба соединяет материк и полуостров. И с другой ее стороны, вдали, уже видны боевые позиции российских военных.

— Этот участок очень важен, — рассказывает заместитель начальника мотоманевренной группы по работе с персоналом майор Борис Поплавский. — Мы охраняем его, чтобы не было незаконного проникновения, провокаций со стороны АРК. У нас достаточно сил и средств, чтобы выполнить поставленные задачи. Знаете, боевой дух – это сильное оружие, это – настоящий патриотизм, и ребята готовы к выполнению всех задач по охране границы.

Солдат Богдан Повстюк, рассказал немного о своей службе.

— Мы здесь представляем Вооруженные Силы и вместе с пограничниками защищаем нашу территорию, — говорит Богдан. – У нас есть подготовленные люди, соответствующая техника. Я сам из Новограда-Волынского на Житомирщине, это север Украины, здесь много моих земляков. Вы спрашиваете, как нам служится здесь, на юге? Нам очень нравятся здешние люди. Они очень приветливые, отзывчивые, очень помогают Вооруженным Силам. Я думаю, наше большое преимущество в том, что есть очень сильная поддержка со стороны простых людей. Они настоящие патриоты. Мы – тоже.

 

Немного о патриотизме на границе с Крымом

 

С кем бы ни пришлось общаться на разных точках отдел пограничной службы «Чонгар», люди, которые не привыкли к громким словам, так или иначе, говорили о патриотизме.

Майор Богдан Шахрай – из семьи потомственных военных, где даже женщины служили в свое время в армии.

— Когда начались крымские события, мой дед – генерал в отставке, и мой отец, который тоже служил в армии, пошли в военкомат в Житомире записываться в добровольцы. Их поблагодарили и, из-за непризывного возраста, отказали. Сам я был приятно удивлен настроением людей, отношением к возникшей ситуации. Люди как-то сгруппировались, собрались. Охотники выкупили все боеприпасы в охотничьих магазинах и готовы были встать на защиту границы вместе с нами. Мы вместе копали траншеи, окопы, строили полевые кухни, туалеты, спали на полу в палатках. Они готовили еду, привозили продукты. Я был поражен отношением жителей Херсонщины к защите страны без лишних разговоров.

Однако, если быть честными до конца, приходится признать, что заработная плата, или денежное довольствие пограничников оставляет желать много лучшего. На вопрос о денежном довольствии командующий погранвойсками генерал армии Николай Литвин ответил так:

— Да, я не могу сказать, что оно соответствует тем усилиям, которые прилагают пограничники. В Вооруженных Силах в соответствии с различными решениями правительства, зарплата вдвое выше. Это проблема, и мы над этим работаем.

 

… Но порох на нашей границе всегда должен быть сухим, без всяких скидок на отсутствие официальной государственной границы на Крымском перешейке.

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

148