Новое украинское правописание против украинского языка

Написано . в . Опубликовано в Кто нас удивил, Новости

Год назад, 22 мая 2019 г., Кабинет министров Украины принял постановление № 437 «Вопросы украинского правописания», одобрив новую редакцию украинского правописания, разработанную Украинской национальной комиссией по вопросам правописания.

Назначили пятилетний переходный период до 2024 г., на протяжении которого будут действовать и старые, и новые правила правописания. И неудивительно, ведь украинцам тяжело принять сразу тот «фанерный» язык, который для них выдумали национал-корифеи от украинской мовы.

Официально введения изменений в украинское правописание объяснили тем, что, дескать, его прежняя реформа проводилась в 1989 г. под давлением советских властей и не отражала естественные речевые реалии украинского языка. Целью реформы 1989 г., утверждают нынешние реформаторы, было приблизить украинское правописание к русскому, и свести до минимума различия между ними. Например, убрали из украинского алфавита букву «ґ».

Эта буква передаёт такой же звук, что и русская «г». Националисты-филологи утверждают, будто в украинском языке есть пару десятков слов как раз с буквой «ґ», а не «г», которая в украинском языке является фрикативной. Теперь скажите, кто из украинцев скрупулёзно выдерживает это требование – произносит все слова через «г», и только пару десятков – с «ґ»? И, если люди прекрасно говорили по-украински тридцать лет без буквы «ґ», не ощущая даже потребности в ней и не подозревая о её существовании, на кой ляд она сейчас нужна? Стоит ли ради неё тратить бюджетные деньги на проведение языковой реформы?

Впрочем, на обязательном внедрении буквы «ґ» реформа не заканчивается. Вместе с ней внедряются такие не свойственные украинскому говору явления, как феминитивы – образование женского рода от слов, употреблявшихся исключительно в мужском роде. Так, женщина-министр стала «мiнiстеркой», женщина-филолог – «фiлологиней», женщина-профессор – «професоркой».

Изменили традиционное написание слов Афины, аудитория, аудиенция, лауреат. Они превратились в Атени, авдиторiю, авдієнцію, лавреата. Тот, кто знаком с литературными «опусами» украинских националистов первой половины ХХ в., сразу увидит сходство между их «письменами» и навязанной реформой. Это у Донцова, Колодзинского и их идеологических собратьев были филязофiя, катедра и мiт вместо философии, кафедры и мифа.

Скрытая и неафишируемая цель реформы – приблизить живой украинский говор к искусственному языку «произведений» украинских национал-русофобов. Сами же национал-русофобы черпали вдохновение для своей ненависти вовсе не в традициях украинского народа, а в заграничных образцах. Например, зачинатель украинского интегрального национализма Донцов убеждал украинцев отрекаться от православия, переходить в униатство, чтобы затем перейти в католичество.

Православную веру Донцов считал препятствием на пути европеизации украинцев. Как, впрочем, и сходство украинского языка с русским. Украинские националисты массово внедряли в украинский язык польские и немецкие слова, лишь бы уменьшить количество украинских слов, звучавших по-русски. Слово «холодно» переиначили на польское «зимно» (zimno), «красота» — на «врода» (uroda) и т.п. Катедра, Атени – это тоже по-польски.

Так что заявления о том, будто реформа направлена на придание украинскому правописанию присущих украинскому языку черт, – блеф. Она направлена на отрыв украинского языка от собственных традиций и от русского языка и насильственное его сближение с польским.

Сама мысль выделить украинский язык, который на протяжении всей своей истории считался малорусским диалектом русского языка, в отдельный уже была попыткой разорвать культурно-языковое единство Малой и Великой Руси, чтобы Малую Русь превратить в Украину, пренебрегая словами философа Григория Сковороды (1722-1794): «Русь не русская видится мне диковинкою, как если бы родился человек с рыбьим хвостом или собачьей головой».

Сковорода родился на Полтавщине. Полтавский говор позже будет взят за основу литературного украинского языка, самого Сковороду назовут украинским философом, хотя он себя украинцем не считал по простой причине – отсутствию таковых. Никто во времена Сковороды себя украинцем (в смысле национальности) не называл.

Галицкий писатель и поэт Богдан Дедицкий (1827-1909), автор брошюры «В один час научиться малорусину по-великорусски» (Львов, 1866) говорил: «Украина…выдумала для себя особну, стократ нами клятую фонетику». Современник Дедицкого галицкий священник о. Фома Полянский, узнав о напечатанной украинской фонетикой «Энеиде» Ивана Котляревского, воскликнул: «Ах! К бесу с такой какографией! Мали бы и мы так без правил по-русски писати, то лучше пишем хоть правильно – по-польски!»

Полянский настаивал: лучше грамотно писать на одном языке, чем безграмотно на всех. А украинский язык – это свод неграмотных грамматических и прочих явлений из польского и русского языков, признанных в рамках украинского языка допустимыми лишь для того, чтобы получился отдельный язык.

Какография – слово, употреблённое в отношении украинского написания священником-галичанином Иустином Желеховским. «Какос» — по-гречески «плохой», «графос» — пишу, описываю. Желеховский был против выдумывания отдельного украинского языка, понимая, что это заведёт народ в языковую изоляцию.

Действительно, отбросив излишний политес, спросим: какова реальная ценность владения украинским языком? Честный ответ – никакой. Украинский язык может представлять ценность для определённого количества граждан, для которых он является языком детства, со всеми тёплыми воспоминаниями об этом периоде жизни, но не для населения всей страны.

Гражданин Украины даже внутри Украины ежедневно сталкивается с русским языком, а уж когда выедет за её пределы на просторы СНГ – тем более. Акцент на украинском языке в ущерб русскому в разы снижает конкурентоспособность украинской молодёжи. Это видно по русскоязычным материалам современных украинских СМИ. Они пестрят ошибками – неправильными склонениями, предлогами, окончаниями. Если так пишут СМИ, которые должны быть показателем грамотности, что говорить о рядовых гражданах?

Дедицкий, Желеховский, Полянский потому и выступали против отдельного украинского языка, что опасались повальной малограмотности населения. Ведь в украинском языке возведено в норму всё, что в русском языке считается безграмотным. Написал вместо «сердце» – «серце», вместо «честный» – «чесний», вот мова и готова.

Новое правописание тоже пошло по этому пути. Например, теперь правильно писать «пол Киева», «пол яблока» и т.д., без прежних дефиса и апострофа.

Есть вопросы и правового характера. Украинская национальная комиссия по вопросам правописания – это 25 человек. На каком основании этим людям даны полномочия вмешиваться в естественный процесс развития языка и навязывать ему совершенно неорганические нормы? Так, как они предлагают, никто на Украине не пишет и не говорит.

Закон Украины «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного» принят 25 апреля 2019 г. В нём неоднократно упоминается украинское правописание, и понятно, что имеется в виду правописание прежнее, существовавшее до 22 мая 2019 г. Не мог же закон Украины от 25 апреля ссылаться на постановление Кабмина о новом правописании, принятом 22 мая!

Выходит, что майское постановление Кабмина противоречит апрельскому закону «Об обеспечении функционирования украинского языка…».

Украинский язык пребывает в процессе вечного реформирования. Всякий проплаченный Западом политикан, дорвавшись до власти, приступает к реформированию языка. Так было при Ющенко, так есть и при Порошенко и Зеленском. От такой «заботы» украинский язык всё дальше и дальше от народа.

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

157