Майданы Украины и Белоруссии

Написано . в . Опубликовано в Новости

В Белоруссии акции протеста продолжаются уже более двух месяцев. 26 октября республику по планам оппозиции должна была охватить общенациональная забастовка, которую анонсировала сбежавшая из страны экс-кандидат в президенты Светлана Тихановская. По её мнению, в шестой раз официально избранный 9 августа в качестве главы государства Александр Лукашенко должен был до этого числа подать в отставку, выпустить всех политических заключённых и прекратить насилие на улицах. Однако белорусская власть попросту проигнорировала так называемый народный ультиматум, считая, что держит ситуацию под контролем. При этом, как показали первые дни, в республике оказалось не так много белорусов, которые готовы прекратить работать ради свержения власти, а основными участниками забастовочного движения стали «активисты», которые и ранее ходили на митинги, перекрывали дороги, а также готовы были идти на приступ резиденции Лукашенко.

Отсутствие серьёзного и действительно массового протестного движения по всей Белоруссии прекрасно объясняется его социальной базой, которая в некоторой степени схожа с той, которую можно было наблюдать на последнем украинском майдане. При этом сегодня в республике есть два взгляда на то, кто в реальности составляет костяк протеста и является его основной движущей силой.

С одной стороны, сторонники белорусской оппозиции указывают на то, что социальная база нынешних протестов — это так называемая нелюмпенизированная часть населения республики. То есть речь идет о том, что главными участниками митингов и прочих акций является средний класс, который начал активно формироваться в последние 5-10 лет. Это достаточно активный слой белорусского общества, который умеет зарабатывать и не может развиваться в рамках созданной Лукашенко социально-экономической системы. Именно они, как заявляют оппоненты белорусского президента, являются сегодня движущей силой протеста и представляют «будущее обновлённой Белоруссии».

Действительно, в рядах протестующих за последние два месяца можно было увидеть представителей тех, кого в республике принято называть средним классом. Это индивидуальные предприниматели, владельцы магазинов, кафе, барбершопов и прочих организаций из сферы услуг. Кроме них на улицы выходят студенты и интеллигенция, которые требуют соблюдения законности и любят вести разговоры о том, как будет в стране хорошо без Александра Лукашенко. Однако приходится признать, что эти люди на самом деле не являются движущей силой протестов. Они лишь наполняют его своей массовостью, в то время как направление акций указывают иные люди, о которых белорусская оппозиция предпочитает говорить вскользь, опуская многие факты их биографии.

В этой связи при взгляде на социальную базу белорусских протестов под другим углом вырисовывается совершенно иная, чем хотелось бы многим противникам режима Лукашенко и их идеологам, находящимся сегодня за границей, ситуация. Оказывается, что среди наиболее активных участников митингов и прочих акций в основном находятся те, кто уже не первый год «борется» с режимом на «профессиональном» уровне. Это члены оппозиционных партий, незарегистрированных движений, анархисты и представители фанатских движений. Кроме того, есть среди них множество криминальных элементов, а также людей, не имеющих постоянной работы и злоупотребляющих алкоголем и наркотиками. Более того, в последнее время стала появляться информация о том, что в первых рядах протестующих, которые очень часто попадают в объективы фото- и видеокамер, много людей с психическими отклонениями. Именно они провоцируют силовиков, бьются в экстазе, становятся пред милицейскими кордонами на колени и кричат проклятия.

В целом же, если присмотреться к тем, кто за последние два месяца выходит на улицы белорусских городов, в первую очередь Минска, то среди них можно выделить несколько основных групп.

Во-первых, это обычные граждане, большая часть из которых не работает в бюджетной сфере. Именно они составляют основное наполнение мирных протестов и не стремятся к радикализации происходящего. При этом, как это ни странно, они не выдвигают никаких экономических требований, желая лишь отставки Лукашенко и новых выборов.

Во-вторых, это «профессиональные» борцы с режимом, костяк которых составляют националисты, анархисты и прочие наиболее радикальные слои белорусского общества. Основа этой группы — молодёжь. При этом значительная часть молодых людей, выходящих на протесты, до конца не понимает, что должно произойти после ухода Лукашенко и чем их белорусский президент перестал устраивать после многих лет нахождения у власти. Кроме того, большинство представителей этой части общества выступает с явно антироссийскими лозунгами и ориентируется на Запад.

В-третьих, можно говорить о наличие среди протестующих реальных провокаторов. При этом эти люди являются как жителями Белоруссии, так и приезжими. Это, как правило, маргинальная часть общества, часто с криминальным прошлым, для которой создание нестабильной обстановки в стране является идеальным условием для жизнедеятельности. Именно они, как показывает практика и отчёты МВД Белоруссии, являются наиболее агрессивными участниками протестов, нападают на силовиков, провоцируя их на ответные, порой действительно жёсткие меры.

Нечто подобное, как известно, можно было наблюдать и на Украине, где на майдан стекались самые разные люди, значительная часть из которых ни к Киеву, ни к реальной политической оппозиции не имела никакого отношения. Тогда заявлялось, что социальной базой протеста были так называемые проевропейски настроенные украинцы, живущие в разных частях страны. При этом главным регионом, который поставлял участников майдана, стала Западная Украина с её основной ударной силой – националистами и радикалами. Как отмечают эксперты, жители западных областей тогда составляли более половины населения палаточного городка на майдане, а импульс перехода мирного протеста в открытое столкновение с правоохранителями придали именно радикальные группы националистов.

Приблизительно по такой же схеме и предполагалось развивать ситуацию в Белоруссии. В частности, это хорошо видно из противостояния не только 9-12 августа, когда состоялись наиболее серьезные столкновения между протестующими и милицией, но и сейчас. Например, 25 октября во время очередного воскресного марша, расходящиеся демонстранты вдруг бросились на милицейский кордон. При этом бросала камни и пыталась ослепить лазерными указками силовиков небольшая группа молодых людей, которые сумели завести толпу. Результат этого – применение со стороны милиции светошумовых гранат, резиновых пуль и очередная картинка «зверств» белорусского ОМОНа в отношении «мирных» протестующих.

Впрочем, есть и ряд черт, которые отличают ситуацию с социальной базой протестов в Белоруссии и на Украине. В частности, на белорусских акциях не замечено серьёзных групп протестантских и иных религиозных течений, которые были на майдане и являлись одними из наиболее активных его участников. Кроме того, в протестах в Белоруссии практически не участвуют жители деревень, тогда как в Киеве таковых было довольно много. Белорусское село оказалось совершенно инертно и в массе своей не поддерживает свержения Лукашенко.

Нельзя забывать и о том, что в Белоруссии протесты не поддерживают и представители крупного бизнеса. В то время как на Украине противников Виктора Януковича активно спонсировали местные олигархи, один из которых позже стал президентом. Остальные же приступили к делёжке страны, которая продолжается и по сей день. В Белоруссии же весь крупный бизнес завязан на государстве, а в некоторых случаях и лично на Лукашенко. Падение белорусского лидера вполне может стать концом для многих бизнесменов страны. Поэтому неудивительно, что на крупных частных предприятиях и речи не идет ни о каких забастовках и протестах против существующей власти. При этом сами бизнесмены поддерживают действия белорусского руководства разными способами. Таким образом, социальная составляющая украинского майдана 2013-2014 годов в значительной мере схожа с тем, что сегодня наблюдается в ходе белорусских протестов. Как и на Украине семь лет назад, так и сегодня в Белоруссии наиболее активной частью протестующих являются либо маргинальные слои общества, либо наиболее радикальные группировки. Целью последних является не политическое переустройство в стране, а организация в ней беспорядков. В то же время белорусская действительность имеет и свои отличительные особенности, которые сегодня все ещё не позволяют ввергнуть республику в политический и экономический хаос.

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

152