Лютая зрада

Написано . в . Опубликовано в Новости

Чрезвычайная ситуация на приграничном Чонгаре. Сюда, к российскому КПП, от ближайшей херсонской железнодорожной станции Новоалексеевка уже третий день движется огромное количество мужиков, одетых в дешевые куртки и вязаные шапочки, с обтрепанными сумками в руках.

Это украинские строители, которые буквально ломанули в Крым. Самое смешное, что основная масса едет из Центральной Украины и Западенщины, вроде бы очумевшей от ненависти к «москалям». Но теперь они заискивающе улыбаются российским пограничникам. Отгуляли свое «Різдво і Хрещення», похмелились и отправились на работу. Однако не в привычную Польшу, а на стройки крымского Южнобережья.

Как случилась лютая зрада? Оказывается, к новому году крымский бизнес сделал финт рулем — уровнял собственные прайсы на зарплату основных строительных специальностей с минимальными зарплатами Польши. И безработный народ мгновенно сделал вывод, что гораздо выгоднее ехать в Крым! Деньги получаются те же, зато не надо загранпаспорта, визы, страховки. Реально экономишь «великі гроші».

Основную массу гастарбайтеров везет поезд Ковель-Львов-Новоалексеевка. Еще есть ежедневный киевский состав. У ковельского поезда романтическое название «Лісова пісня» и сказочная цена на вонючий плацкарт — 247 гривен. Примерно столько же стоят самые дешевые билеты на автобус Львов — Варшава. Одна беда, как сказал Петро из Винницы, «наших там багато, для всіх роботи вже немає». Зато курортный Крым строится бешеными темпами и вакансий тут море.

В воскресенье, 22 января, Украина отмечала один из главных национальных праздников — День соборности. Это когда зимой 1919-го петлюровская УНР и галицийская Западно-Украинская республика объединились, подписав т.н. «Акт злуки». Впрочем, ту злуку в считанные недели разогнали паны-поляки и белогвардейцы, но для нынешнего «свята» исторические подробности совсем не важны.

В минувшее праздничное воскресенье «Лісова пісня» привезла к Чонгару очередные сотни заробитчан. Вот вывалилась на перрон огромная бригада бетонщиков Винничины. Едут заливать монолит новой гостиницы под Алуштой. Другие гастарбайтеры называют адреса по всему побережью, от Судака до Евпатории. Сразу за пограничным шлагбаумом на российской территории местные «купцы»-хозяева быстро забивают в автобусы работяг.

Обычно в межсезонье крымская граница пуста. После объявления блокады грузовых фур нет вообще. Типичная зимняя картина — несколько десятков легковушек с обеих сторон и жидкая пешая очередь. А теперь — невероятное количество народа. Когда приходят поезда, на пересечение украинского кордона требуется около двух часов. Наши погранцы и таможенники дело свое знают и проверку делают быстро. Еще столько же держат россияне, а иногда дольше. Пограничники паспорта проверяют быстро, но таможня не спешит. Работают потомки Верещегаина не спеша и малым количеством. Если кто то возмутится долгим осмотром то тут же получает в ответ пристальное внимание и тщательный досмотр. Если «протестант» на машине, то заставляют снимать обшивку дверей, и вытаскивать все из машины. Летом еще на жаре более менее, но сейчас снег на обочине и сильный ветер с морозом…

Стоят молодые крепкие хлопцы по двадцать пять-тридцать лет. Тянут паспорта с трезубом дебелые краснорожие дядьки. Запах самогона и сплошное «що такэ». Многие стрижены под «ноль». Очень похоже на толпу у военкомата, когда забирают в армию.

Подвыпивший Петро откровенен:

— То ж Порошенко продав липецьку фабрику, тепер замість цукерок війна буде…

— А как же вы?

— А що ми? Ми працюємо, нікого не чіпаємо. Нас начальник з Ялти попередив, щоб до літа все зробити, тому що влітку будівельні роботи на морському березі зупинять.

Действительно в Крыму летом капитальное строительство в курортной зоне запрещено. Миграционная карточка у хлопцев на три месяца, потом обещали переоформить до июня.

Российские погранцы явно ошарашены небывалым январским потоком. Задействованы все секции паспортного контроля. До недавнего времени приезжающие свободно проходили к паспортному сектору. Сейчас останавливают прямо на входе в пограничную зону. Тщательный контроль металлодетекторами одежды и вещей. Раздевают, сумки выворачивают до дна.

— Военнообязанный?

— Що? Та ні… У мене ноги болять.

— Предъявите военный билет!

— Немає, не взяв…

Одна за другой группы украинцев пересекают границу. Рассаживаются по «спринтерам» и катят на Джанкой. Внезапно прибегает офицер в спецназовском камуфляже. Требует задержать старшего винницкой бригады. Задерживают буквально в последний момент. Отбирают паспорта, вместе со старшим уводят куда-то еще полтора десятка заробитчан.

На украинском кордоне тоже творится что-то странное. Целый год у Чонгарской трассы стоял лагерь татарского батальона Номана Челебиджихана. Два бетонных блокпоста с двухметровым портретом Степана Бандеры, надолбы на дороге, бронированные машины и целая улица больших армейских палаток. Боевики останавливали машины, проверяли документы, досматривали багаж, били бутылки с алкоголем и выбрасывали продукты на обочину. Тут была главная база куратора крымской блокады Ленура Ислямова.

Сегодня от лагеря остался один мусор. Пусто и тихо. Одинокая палатка в окружении разбитых деревянных настилов. Опустели блокпосты, даже портрет Бандеры снят. Официально считалось, что «батальон Челебиджихана» подчинялся запрещенному в России чубаровско-джемилевскому меджлису. Основные средства поступали от радикальной турецкой организации «Серые волки» и руководства Турции. Похоже, Анкара денег больше не дает.

Крутые бородачи в камуфляже исчезли, словно и не было. Куда девались? Уже после Рождества СМИ сообщили о реформировании националистической «сотни», которая поможет вернуть Крым. Под таким лозунгом вооружённое формирование перешло под контроль «Правого сектора» *.

В приказе командования «ПС» сказано, что «Крымская сотня» будет расположена все в Херсонской области и займется «противостоянием проявлению сепаратизма на территории, находящейся у линии размежевания». Командиром назначен некий Аслан.

На данный момент «Крымская сотня» базируется в двух точках приграничного Генического района. По словам представителя «Правого сектора» Натальи Вотеичкиной, командование сотни не находит понимания с руководством ВСУ и Нацгвардии.

Сотня «налаживает контакты с районным руководством». Добровольцы из отряда, расположенного вблизи населенного пункта Чонгар у российской границы, заявили, что мерзнут и голодают в херсонской степи — передает  портал «Херсон.Онлайн». «Кормовая база» боевиков сократилась, они остро нуждаются в теплой одежде, лекарствах и продуктах. Местное население относится к гостям настороженно.

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

136