Как воровали нефть на Херсонщине

Написано . в . Опубликовано в Новости

Нелегальная добыча нефти из магистрального транзитного нефтепровода на херсонщине была самым прибыльным бизнесом наравне с летним отдыхом, лесом, песком, наркотиками, металлоломом. Нефтезавод давно стоит и используется только как центр обнала стоит, но когда работал, на территории области действовало 15 более нелегальных врезок в трубопровод.

На Ракетной, окраинной улице Херсона, сбоку огромный пустующий ангар, оставшийся от транспортных организаций. Некий предприниматель взял в аренду это помещение, копеечную аренду парень платил регулярно. Причина – рядом, на глубине трёх метров проходила труба магистрального нефтепровода к Херсонскому НПЗ.

Там в углу ангара была поставлена будочка типа бытовки. Там рабочие там переодевались и профессионально, методично рыли подземный ход длиной более 40 метров, к трубе. Землю выносили на поверхность аккуратно, вёдрами, корзинами, и высыпали на прилегающую территорию, тщательно маскируя.

Проход получился в рост человека, укреплённый и освещённый, руководил работами опытный шахтёр — проходчик, профессионал высокого класса. И у лаза в бытовке, и у самой врезки в трубу стояли аппараты внутренней связи. Таких уникальных мастеров экстра — класса, способных виртуозно врезаться в магистраль, на херсонщине просто не было.

Врезка должна быть настолько плотной и тщательной, чтобы пусть даже микроскопического отверстия в сварочном шве не было. Иначе под таким огромным давлением струя нефти, как гиперболоид инженера Гарина, «просвистит» в земляных стенах помещения целые тоннели и стены завалятся сами собой.

«На глаз» такой контроль провести невозможно, необходим только специальный прибор, всё это нужно было делать под землёй, на трёхметровой глубине, в очень узком ограниченном пространстве, работая снизу вверх, в противогазе, чтобы не задохнуться.

Даже не просто в противогазе, а в целой очистной системе, так как уровень ядовитых выделений слишком высок. Венчала это удивительное инженерное сооружение система подключения к «трубе» с манометром и прочими техническими наворотами.

Далее люди в форме и погонах с двух сторон перекрывали улицу, большегрузный автомобиль подъезжал к забору, ни от кого не прячась, и бригада спокойно, привычно, чётко и слаженно приступала к делу. Диспетчер регулировал очерёдность подхода машин и пути их дальнейшего движения, обеспечивал приёмку транспортов с сырьём.

Иные находились на разных концах улицы «на стрёме», зорко следя за обстановкой. Ещё один подключал шланг высокого давления к бочке бензовоза. Следующий сидел «на телефоне» у входа в лаз.

Главный участник — спец спускался под землю и шёл к месту врезки. Дойдя же до конечного пункта, сообщал по телефону-Я на месте, приступаю. Кран открывался, нефть быстро заполняла ёмкость, после чего автомобиль отъезжал, а его место занимал следующий, что на очереди «в отстойнике». А реализация украденной нефти проходила уже другими путями, ею занимались другие люди.

Нефть — сырец везли на какую — то из близлежащих «своих» нефтебаз, предположим на той же улице Ракетной. Там её в стационарных ёмкостях «бодяжили» с солярой или керосином, и получали отличное печное топливо. Которое затем везли в районы и продавали счастливым крестьянам для отопления жилищ и теплиц.

А поскольку на Херсонщине каждый первый житель села занимается выращиванием ранних огурцов, помидоров, перца, картофеля, капусты, дынь и арбузов, спрос на такой товар далеко опережает предложение. Другую часть, уже как нефть, везли в Крым и продавали на подпольные нефтеперегонные заводики. Только из одной врезки в сутки спокойно, без напряга могли откачать десяток бензовозов.»

Почему нефть без проблем попадала к месту назначения, через территории нескольких областей? Просто у водителей или экспедиторов были «железные» сопроводительные документы. Откуда? И когда столько водителей регулярно отлучались с основного места работы, само собой руководство тех предприятий и организаций было в курсе событий.

То есть круг причастных к этому «бизнесу» был чрезвычайно широк. Если же ещё учесть и проходчиков тоннелей, сварщиков, механиков, занимавшихся сооружением «левого» нефтеотвода, получается задействованной масса народа.

Разные люди отвечали за транспортировку, доставку, безопасность, вовлечение в «бизнес» такого количества действующих лиц говорит о мощной и разветвлённой мафиозной структуре. Но по причине междуусобных разборок, даже после обнаружения трёх, самых слабых нелегальных врезок на территории города в деле не фигурирует ни одно физическое или юридическое лицо?! Уголовные дела возбуждены только по факту, омерта ещё та.

Откуда же у воров в погонах были данные о том, когда в трубе есть нефть, а когда её нет? Я общался с начальником СБ нефтепровода «Кременчуг – Херсон – Одесса». Он мне сказал прямым текстом, что таких действующих врезок действующих врезок на территории области как минимум 15. Но сколько мы не пытались захватить хотя бы одну, сразу поняли, что нас там просто грохнут. Выглядело это как базы инопланетян в степи — прожекторы, спецназ, вышки, пулемёты.

Руководство области тупо валяло дурака, Киев также делал большие глаза. Пришлось смириться с потерей за десятки лет более миллиарда долларов в год. Проблема решилась сама собой после прекращения работы нПЗ.

Слава Украине!

Владимир МАРУС

Фото автора

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

123