КАК ХЕРСОНСКИЙ ГЕНЕРАЛ СТАЛ НИКОЛАЕВСКИМ СОЛДАТОМ

Написано . в . Опубликовано в Новости

Валерий Боянжу

Не зря всё же наш земляк, генерал-майор СБУ Вячеслав Савченко провёл параллель между журналистикой и работой спецслужбы. И там, и там главное – вовремя добыть информацию

В данной ситуации журнали­стика не подкачала: мы очень даже оперативно получили информацию о том, что в отпуск из зоны проведения АТО вернулся Вячеслав Савченко – рядовой батальона МВД «Николаев». Созвонились. На просьбу об интервью, прозвучавшую от старшего по званию (в военном билете у автора этих строк написано, что я старший лейтенант) рядовой Савченко ответил согласием.

Но поставил вполне логичное для военного человека условие: получить разрешение на интервью у его старшего руководителя, коим в данной ситуации является начальник Николаевского облуправления МВД Виталий Гончаров. Интернет – удобная штука: в тот же день фирменный бланк «Гривны» с изложением нашей просьбы уже лежал на столе полковника Гончарова. А назавтра в нашу редакцию уже позвонил Вячеслав Савченко – для уточнения времени и места санкционированной встречи.

Итак, мой собеседник – до сентября 2013 года руководивший нашим облуправлением СБУ Вяче­слав Савченко.

— Думаю, вы, Вячеслав Иванович, прекрасно понимаете, какое огромное количество вопросов хочется задать генерал-майору спецслужбы, «по своему хотению» трансформировавшемуся в рядового бойца в зоне проведения АТО…

— Знаете, когда тебе задают во­прос, то это подразумевает право на ответ. И это нормально – в отличие от устроившихся на диванах с ноутбуками «героев». Обмозговав от нечего делать мой поступок, они вынесли вердикт: Савченко таким макаром «отмывается» от люстрации, дабы затем вновь продолжить службу в СБУ. Я не опускаюсь до уровня словесных баталий в соцсетях, но если «Гривна» не возражает, чтобы считать это первым вопросом, то я отвечу – с надеждой быть понятым самыми обычными нормальными людьми. За мои два с лишним десятилетия в СБУ я не раз в соответствующих ситуациях, поднеся руку к козырьку, произносил «Служу украинскому народу!». Фраза, конечно, стандартная, но для меня это не просто слова. Не хочу пафоса: кто поймёт меня – тот поймёт. Так что в зону АТО нужно было поехать на службу не генерал-майору запаса Савченко, а гражданину Савченко, если угодно – нормальному 47-летнему мужику Савченко.

— Что ж, эту часть ответа на во­прос можно принять с уважением. Только всё же – о люстрации и о перспективе возврата на службу в СБУ…

— Начну с того, что ни малейших намёков на продолжение моей службы в СБУ не было ни с чьей стороны. Если что-то прозвучит – буду думать. Что касается люстрации, то о том, что я люстрирован, по телефону в конце октября меня уведомил начальник управления кадров: вы «переведены в распоряжение». Никаких служебных «проколов» за мной не числилось. Хватило того, что руководил управлением при Януковиче, да ещё и служить начинал в КГБ. Слесарем-сантехником, правда (это отдельная история) – но это уже мелочи. Коллеги предлагали в суде доказать неправомерность люстрации, но я не захотел.

— И затем вы…

— И затем я глубоко и с облегчением вздохнул! Случилось то, что должно было случиться, и наконец-то у меня оказались развязанными руки. До этого я был в рамках военнослужащего ограничен в своих действиях, к АТО имел чисто теоретическое отношение – как советник тогдашнего главы СБУ. И вот – рамки сняты, можно начать реализовывать желание продолжить службу украинскому народу – в зоне конфликта. И тут на пути в добровольцы я упёрся в следующую стену. Будь у меня специальное звание – как, к примеру в милиции или прокуратуре – то о моих генеральских погонах в военкомате и не вспомнили бы. После срочной службы в погранвойсках я вернулся старшиной, вот со старшинскими лычками и пошёл бы в АТО. Но звание «генерал-майор» у меня воинское.

При этом в армей­ском аспекте я не стратег и не тактик – специфика службы, понятно, иная была, так что опыта меньше, чем у свежеиспеченного лейтенанта – выпускника пехотного училища. С учётом этого начал просить военкома «трудоустроить» обычным рядовым, чем привёл его в ужас: да вы понимаете, что со мной сделают, когда узнают, что я генерал-майора определил в солдаты?! Попытка решить вопрос с побывавшим в Херсоне комбатом «Донбасса» Семёном Семенченко также не удалась. Меня ему представили, я кратко сформировал просьбу, затем его кто-то отвлёк, и к беседе со мной Семенченко уже не вернулся. Понять его несложно: не вернулся не из-за забывчивости, а из-за нежелания рисковать. Генерал СБУ для него – тёмная лошадка, лотерея, где можно при случае и проиграть.

— Ладно, но ведь есть херсон­ский милицейский батальон, и вы в городе, чтобы там ни было, – далеко не последний человек…

— Это из области «что такое не везёт и как с этим бороться». Именно по этому пути я и пошёл. Но, когда уже всё было готово для зачисления меня в батальон «Херсон», пришла команда его в зону АТО не отправлять – вероятно, в связи с какими-то раскладами в соседнем Крыму. В запасе у меня был еще вариант с моей «малой родиной» – Николаевом. Отцом-основателем одноименного спецбата был Виталий Васильевич Гончаров. Сейчас он возглавляет Национальную полицию соседнего региона. Рекомендовать ему меня я попросил бывшего николаевца, ныне возглавляющего Национальную полицию в нашей области – полковника Артура Мерикова. Приятно осозна­вать и то, что Артур Иванович согласился ходатайствовать, и то, что стоит за этим согласием. Ведь вполне естественно, что, беря на себя ответственность за рекомендацию, полковник Мериков поинтересовался моей персоной, моим прошлым у «знающих людей».

И, коль скоро взялся помочь – значит не услышал обо мне негатива или по крайней мере услышал больше хорошего, чем плохого. Так что Артур Иванович «замолвил словечко» сменившему его на посту № 1 в Николаев­ском УМВД Виталию Гончарову. По­следний, кстати, – интереснейшая личность. Отслужив положенное в милиции, занялся бизнесом, причём успешно. Но, когда начались извест­ные события, бросил тот бизнес, создал и возглавил батальон «Николаев», воевал в нём – вплоть до назначения начальником Нацио­нальной полиции в Николаевской области. Знаю, что Гончарову меня рекомендовал и мой первый наставник по линии спецслужбы. Он заканчивал свою службу командиром николаевской «Альфы», помогал создавать спецбат «Николаев». Короче говоря, вот так, преодолев препоны и рогатки своего люстри­рованного прошлого, ни одной минутой которого я не стыжусь, генерал-майор запаса Савченко «по блату» получил право служить рядовым в зоне проведения АТО.

— Какова была «путь-дорожка фронтовая»?

— Началась она не с центральной площади Николаева, как я предполагал, а из пригородной Матвеевки, в которой я без малого 47 лет назад родился! И из которой мой дед на войну уходил…

— Знаете, хотелось услышать о, скажем так, – гранях бытия применительно к вам, к вашей трансформации из генерала в солдаты. Априори могу предположить, что генерал СБУ жил в весьма комфортных условиях, а попал, вероятно, в казарму. Априори могу предположить, что генерал достаточно прилично питался, а перешёл на «сухпай». Априори могу предположить, что генерал привык к беспрекословному выполнению ЕГО приказов, а тут, как говорили в царской армии, – «нижний чин»…

— За 18 часов езды автобусом до Луганской области (начало службы проходило там) никаких братаний, представлений друг другу и знакомств не было. Я уже знал, что сослуживцы в курсе, что тут кто-то среди них – «СБУшный» генерал, что кто-то кому-то уже пальцем у виска крутил: мол, ты что, браток, бредишь, какой генерал сдуру на Восток поедет?! Народ в спецбате милицейский – и гаишники, и опера, и розыск, многие по 6–7 ротаций прошли, пороху «по полной программе» понюхали. Так что, когда меня всё же «высчитали», я попросил категорически не брать во внимание моё генеральское прошлое и считать меня рядовым – по армейским меркам «салагой», что в общем-то соответствовало реалиям.

Откровенно говоря, генеральские погоны висели надо мной дамокловым мечом. Я категориче­ски отказывался от назначения старшим наряда. Просто представил себе, что к нам на пост (мы охраняли въезд на стратегически важный железнодорожный мост под Мариуполем, ранее уже взорванный сепаратистами и восстановленный) прибудет проверяющий и позволит себе какую-то, скажем так, необъективность. Или, допустим, «по матушке» пройдётся, что там процветает и чего я не терплю. С проверяющим общается старший наряда, и в этой роли генерал запаса мог бы и «взорваться».

А так я младший, стою себе в стороне… Стою, кстати, на посту в полной амуниции, как положено, килограммов под 30. Пудовый «броник» так ино­гда хотелось снять! Но это нарушение устава, я мог услышать упрёк: «Тяжело в броне? Лежал бы дома на диване!». То же касается и сна в «сторожке» у моста. Мы вдвоём на сутки заступали. Помимо профес­сионального чувства ответственно­сти и дисциплинированности в мои 12 часов даже на минуту закемарить не давала мне возможность услышать тот же упрёк, насчёт «чего приехал, лежал бы на диване». Что касается быта и питания, то на этот вопрос давным-давно французы ответили своим «а ля гер ком а ля гер» – на войне как на войне. В жизни на спине не спал, а там в спальном мешке – аж бегом научился. Мышь его как-то прогрызла – ну и ладно. Еда? Там не санаторий. 30 гривен в сутки на человека – это достаточно скромно. Плюс в складчину в сельмаге, на сельском базарчике можно было запастись. Картошечка из костра – объеденье, борщец когда-никогда с дымком.

— Местные жители с этим как-то выручали?

— Нет, пищу мы ни от кого не принимали. Другой был случай, крепко за сердце взял. На пост как-то два мужика подходят, с бензопилой. Хватит, говорят, вам деревья для костра лобзиком пилить: давайте поможем. Помогли знатно, такую поленницу  нам соорудили – будь здоров! Мы им – спасибо, мужики! А они: да ладно, это вам спасибо! Мы-то, мол, сейчас домой пойдём, а вы тут, на морозе…Знаете, вот там-то я и почувст­вовал весь смысл фразы «Служу народу Украины…».

— Огневые контакты случались?

— Нет. В предыдущие ротации батальону «Николаев» доводилось участвовать в боях, и я готовил себя к этому. За 67 дней моей службы боёв не было. Я и самому себе не могу однозначно ответить на во­прос, рад ли я этому или нет…

— Ну и в завершение традиционный вопрос о планах на будущее.

— Самым честным ответом будет такой: хочешь насмешить Бога – поделись с ним своими планами на будущее. Эти два с лишним месяца на востоке Украины во многом изменили меня. Вот разберусь в себе, многое переосмыслю – тогда наверняка и появятся конкретные планы.

«Гривна»

Обратная ссылка с вашего сайта

Комментариев (1)

  • Ирина Малютина

    |

    Очень удивлена и горда тобой , Слава. Ты меня возможно и не помнишь. мы были соседи по дому на ул.Парковой. в г.Николаеве. Растут наши люди.

    Повторить

Оставьте комментарий

154