Херсонские клеветники и саботажники в полицейский мундирах

Написано . в . Опубликовано в Новости

В канун новогодних праздников, 27 декабря 2014 года, около 11 часов, в  пункт обмена на углу улиц Потемкинской и Белинского зашел молодой человек и сказал, что он заложник. Сообщил, что у него на спине взрывчатка и потребовал деньги. Кассир деньги давать отказалась. Парень еще раз попытался получить деньги, но снова встретил отказ. Тогда он сказал, чтобы все убегали, потому что  будет взрыв. Посетители, среди них были и дети, начали выскакивать на улицу. Кассирше, которая последней выбегала из обменника,  обожгло одежду, волосы. Жертв могло быть больше, если бы заложник, двадцатипятилетний Павел Рябов, не прижался спиной к стене, закрыв собой взрывчатку. И потом, еще минут двадцать, молодой парень мучительно умирал…

Правоохранители прибыли  в считанные секунды после взрыва. Неподалеку от обменника, возле магазина “Доярушка”, обнаружили  пакет, в котором были дымовая шашка армейского образца, самодельная светошумовая граната и устройство с таймером для взрыва.

В этот же день руководство областной милиции заявило, что это был разбой  и личность преступника установлена – тот самый погибший Павел Рябов. То есть, дело можно сразу и закрывать. И это несмотря на то, что в обменнике парень громко сказал: “Я – заложник”. Более того высокие чины херсонского УМВД, с таинственным видом заявили, что в деле уже обнаружен донецкий след. И устроили это донбасские террористы и сепаратисты. особенно пиарился на экране замначальник областного МВД Юрий Квятковский. Он  заявил, что это погибший Павел Рябов – грабитель и подрывник. И бодро отрапортовал, что дело можно закрывать.

Но спустя некоторое время бравый полковник, можно сказать обделалася.

В зоне АТО задержали другого нашего херсонца Олега Рябченко. Он пытался  прорваться через блокпост. Его обезоружили, так как в зоне боевых действий нравы попроще, его начали бить, обвинили в сепаратизме и пригрозили расстрелять. И тогда Рябов заявил, что никакой не сепаратист, а – обыкновенный убийца. Что взял в заложники и подорвал парня в обменнике на Центральном рынке Херсона. Мол к убийцам отношение помягче.

На первых допросах Олег  рассказал, что преступление готовили вместе с двоюродным братом Денисом Алексеевым. Идея заработать на заложнике принадлежит Денису.  Олег по образованию станочник широкого профиля, он занимался изготовлением оружия. А брат – экспериментировал со взрывчаткой и дистанционным радиоуправлением. Один вытачивал детали на токарном станке в отцовском гараже на Таврическом. А второй у себя дома, в Больших Копанях, готовил диперикись ацетона (обладает примерно такой же взрывной силой, как тротил, часто используется террористами, потому, что можно изготовить в домашних условиях, но легко воспламеняется, поэтому ее еще называют “Мать Сатаны” ).

Но вскоре у Олега появился дорогостоящий адвокат и его показания начали меняться. Теперь он всю вину взял на себя. Мол, в самый канун “операции”  брат отказался от идеи, а Олег решил реализовать  план в одиночку.

Поздно вечером 26 декабря взял в гараже рюкзак и пакеты, где уже лежали четыре пистолета, взрывчатка, гранаты с дымовой шашкой и газовая горелка с чашкой, для приготовления чая. И пошел по дворам, присматривая “подходящего заложника”.  Увидел, как возле подъезда припарковался белый “опель” , водитель вышел и открыл багажник.

– Угрожая пистолетом, я приказал ему сесть на переднее пассажирское сиденье, – рассказывал Олег. – Связал ему руки пластиковым хомутом, сел за руль и вывез его на пустырь. Предупредил, чтоб “не дергался”: убивать его не собираюсь, просто нужны деньги. Сказал, что в машине переночуем, а утром  будем ограбить обменник. Всю ночь сидели молча, время от времени прогревали машину, чтоб не замерзнуть. А на рассвете я привязал ему на спину, под одежду (чтобы не бросалась в глаза), радиоуправляемое устройство со взрывчаткой и телефоном, для прослушки. Без помощи специалиста снять ее было невозможно, она сдетонировала бы. А когда подъехали к обменнику, я поставил  таймер на 25 минут – за это время заложник должен был успеть взять и принести мне деньги. И дал пакет с дымовой шашкой и светошумовой гранатой, чтобы он оставил его возле магазина, для отвлекающего маневра. Там тоже был таймер: через 10 минут должна была загореться шашка, а еще через 5 минут взорваться граната. Почему они не сработали, не знаю. И что происходило в обменнике, не видел – окна были запотевшими. Мог только слушать через телефон, что внутри происходит. Я не был готов, что ему откажут. Время на таймере, 25 минут истекали, я запаниковал и нажал кнопку…

После этого, по словам Олега, он уехал на машине заложника, бросил ее в глухом дворе. Постарался  избавиться от оружия и взрывчатки, что были с собой и в гараже, а домашние “запасы”  попросил отца выбросить с моста в Днепр (написал ему записку), потому что спешил как можно быстрее уехать из Херсона. И направился в зону АТО, к брату.

Но, когда проводили воспроизведение событий, то следствие чуть ли не на каждом шагу “натыкалось на призрак Дениса” .

– Олег не знает, как водится наша машина, – рассказывала мама погибшего парня, Ольга Рябова. – Не смог найти ручной тормоз, он в этой модели кнопочный, не помнит, как ехал. Он не мог быть водителем. В салоне обнаружили четыре следа: моего сына, Рябченко и еще двух неизвестных. У Паши был перстень. Рябченко его не брал, значит –  его взял кто-то другой.  И еще, в обменнике, в первые же секунды после взрыва, оказался начальник городского МВД Роман Панасюк. Свидетели ему сразу сказали, что парень – заложник. А через два часа замначальник областного МВД Юрий Квятковский заявил, что это мой сын – грабитель и подрывник. А когда мы попытались вызвать милиционеров на суд в качестве свидетелей, то узнали, что Панасюка после первых показаний в суде перевели в Винницкую область.

А Квятковский, которого только назначили в Херсон, через две недели после взрыва ушел в отпуск, а после этого стал прокурором Луганской области. И сюда больше не вернулся. Как будто кто специально переводит из Херсона тех сотрудников, кто “засветился” во время взрыва. Кто-то очень влиятельный заинтересован в том, чтобы “повесить” все на одного человека. Чтобы остальных убийц не нашли.

Тем не менее, в деле, которое передали в суд, фигурировал только Олег Рябченко. Да, он получил заслуженное наказание – пожизненное заключение. Но как же его соучастники? Родители погибшего Павла заставили полицию завести уголовное производство по соучастникам Олега. Они обратились в суд с жалобой на бездействие правоохранительных органов и прокуратуры, и  суд обязал внести соответствующие сведения в Единый реестр досудебных расследований, начать расследование. Было это еще в апреле этого года. Но это “новое”  дело так с тех пор так и пылится в столе у следователя. Если уже не закрыто “за отсутствием состава”.

«ВГОРУ»

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

142