Гримасы декоммунизации

Написано . в . Опубликовано в Новости

..Шел как-то по бульвару Шевченко и у памятника Николаю Щорсу вспомнил почему-то, что первый, но не последний однотуровый президент Украины Леонид Кравчук был натурщиком при его изготовлении и установке в 1954 году. Я решил выяснить, кому позировал и кого списали с лика «Макароныча», который в детстве подносил хавчик в схрон недобитым бандеровцам, а в зрелые годы на посту заведующего идеологическим отделом и секретаря ЦК КПУ утюжил этих «недобитков» так, что стол под ним трещал и «нэнька» рыдала горючими слезами. Решил, что конь все же ни при чем.

Хотя, впрочем, и Николай Щорс вроде бы ничего плохого Украине не делал, чтобы ему в лик что-то кравчуковское добавлять. Красный комдив погиб в августе 1919 года при загадочных обстоятельствах. Коммунистом стал только за год до гибели. До этого симпатизировал левым эсерам, которые любили крестьянство. Зато крестьянство как класс не любили Владимир Ленин и Лев Троцкий, считая мужиков средой, в которой рождается буржуазия и ее вредные для пролетарского государства инстинкты.

И именно в 1919 году Троцкий взял курс на искоренение партизанщины и разгульной махновщины в красных войсках в Украине. Троцкий был пацан еще тот – жестокий, коварный и беспринципный, железной рукой, мечом и пулями вводивший единоначалие в Красной рабоче-крестьянской армии. Крестьяне должны были, по замыслу Троцкого, давать туда лишь рядовой состав и пушечное мясо и не отсвечивать со всякими там своими крестьянскими командирами. А в Украине тогда этих командиров было хоть пруд пруди – окраина-то была крестьянской. И когда Троцкий за них взялся, то в 1919 году за считанные месяцы их кого вырезали, кого отстранили от должностей. Например, командующего Владимира Антонова-Овсеенко, члена Реввоенсовета фронта Ефима Шаденко, командующих трех украинских советских армий – Сергея Мацилевского, Анатолия Скачко, Николая Худякова. Без суда и следствия расстреляли комбрига советской Приднепровской бригады Антона Шарого-Богунского. Один за другим при непонятных обстоятельствах погибли герои войны – комдив Щорс, комбриги Василий Боженко, Тимофей Черняк, командир бронепоезда Анатолий Железняков (знаменитый матрос Железняк).

Николая Щорса кто-то пристрелил в бою в затылок. Сначала подозревали Ивана Дубового, его заместителя, потом некоего Павла Танхиль-Танхилевича, уполномоченного реввоенсовета 12-й армии. Однако не разбирались, а труп комдива вымочили в крутом растворе поваренной соли, поместили в запаянный цинковый гроб, похоронили почему-то аж в Самаре, которая тогда еще не подозревала, что будет Куйбышевым, и почти на 30 лет забыли, где могилка.

Так бы Щорс и канул в Лету, если бы не желание Иосифа Виссарионовича Сталина, который после создания бессмертного героя гражданской войны Василия Чапаева восхотел, чтобы такие персонажи появились и в национальных республиках. Вот тогда Александр Довженко и создал свой фильм «Щорс», после которого убитый и затерянный комдив и стал «украинским Чапаем». А потом, в 1949 году, уже в Куйбышеве, на месте завода, который занял место кладбища, случайно обнаружили и могилу комдива. Похоронили его в Куйбышеве, а вот в Киеве к 300-летию «воссоединения» Украины с Россией, в 1954 году, воздвигли памятник, при создании которого и подшустрил недобитый и пригретый советской властью бандеренок Леня, будущий идеологический палач Украины, а потом ее первый президент после обретения независимости.

Но на этом же гримасы истории не закончились, а только появляются во все новых и новых видах. А в апреле 2015 года Верховная Рада приняла закон о десоветизации и декоммунизации, чем окончательно повредила мозги некоему Вове Вятровичу, который вообще голову никогда не лечил, вдруг что-то съел, посчитал себя историком и решил снести все памятники, которые напоминали бы внезапно прозревшим украм, ариям и клиническим патриотам «савецьке прошлэ». И сегодня в Киеве по подсчетам всяких упоротых историков осталось пять каких-то объектов и памятников, которые еще не декоммунизировали. Памятник Щорсу – один из них.

И вот тут-то и случилась удивительная закавыка. Даже в КГГА, где мэру-боксеру Виталику Кличко все равно, нашлись люди, которые сказали, что памятник валять нельзя. Во-первых, защитники Щорса, зная врожденную тупость и альтернативную одаренность декоммунизаторов, решили, что если они начнут свергать статую с постамента, то обязательно повредят троллейбусные провода. А это, сами знаете, катастрофа. Во-вторых, сам Щорс заслужил быть в новой Украине Степана Бандеры и Вовы Вятровича, потому что, даже не будучи знакомым с этими бесспорными «хероями», уже в 1919 году выступал за то, чтобы украинские войска в Красной армии были отдельными. А это, как вы понимаете, и есть «борьба за незалэжнисть», которую прозевал нарванный Вятрович. Хотя на самом деле есть подозрения, что киевские чиновники просто либо уже профукали не по назначению деньги на декоммунизацию, либо хотят их заныкать и раздерибанить потом.

Но как бы там ни было, а Щорса защищают. Более того, нашлись люди, которые вспомнили, что памятник ему стоит на пересечении бульвара Шевченко и улицы Симона Петлюры, который до этого творил под псевдонимом «Коминтерн» (его имя носила раньше эта улица) и натворил такое, что не достоин быть «хероем», как настаивают на этом все эти патологические вятровичи. Потому что он, оказывается, не смог создать на осколках Российской империи в 1917 году независимую Украину, а только подгавкивал-подмахивал сначала Временному правительству, а потом и большевикам, выпрашивая у них лишь автономию для Украинской Народной Республики (УНР). А когда 22 января 1918 года Центральная Рада провозгласила наконец независимость УНР, Петлюра не смог укрепить государство, и на его месте возникла Украинская держава во главе с гетманом Павлом Скоропадским. Но и она не устояла, потому что ее в том же году разрушил в ноябре-декабре тот же Петлюра, вместе с Владимиром Винниченко замутивший для этих целей некую Директорию. А потом уже, оттеснив несчастного Винниченко на его любимое место, на маргинес, Петлюра стал «головным отаманом», однако для своей власти над частью Украины не просто профукал УНА, но и хотел отдать ее часть (Галичину, Волынь) полякам. А Щорс-де с такими вот петлюровцами и воевал. Пока пулю в затылок не схлопотал. Как самостийнык…

Вот такие вот дела творятся в головах рьяных декоммунизаторов и их более умеренных оппонентов. И я все же историк и журналист, а не психиатр, потому не знаю даже, что и сказать. Но могу констатировать: недуг сильный и заразный. Буквально вчера Борис Филатов, мэр Днепропетровска, который был декоммунизирован с такой страшной, я бы даже сказал, нечеловеческой силой и изобретательностью, что стал Днепром, обратился к спикеру Верховной Рады Украины Андрею Парубию с просьбой не подписывать постановление о переименовании города. В тот самый Днепр. Потому что даже он, тоже максимально клинический патриот и декоммунизатор, понял: могут бить. Днепропетровцы – его, и Филатов это признал: «…Изменять сейчас название города несвоевременно, так как многие люди не понимают, что происходит». Кроме того, придется на затею Вятровича по переименованию потратить кучу денег, а их-то мало. Или как они говорят, «обмаль»: уже скоро и украсть-то по-человечески не получится. А украсть-то хочется, это сильнее всех других инстинктов и даже показной любви к «нэньке»…

Поэтому Филатов на всякий случай напомнил, что в соответствии с законом страны о географических названиях Днепропетровск сохранит название до принятия бюджета на следующий год. Потому что в статье 7 «декоммунизаторского» закона говорится, что переименование городов и сел, улиц и других объектов вступает в силу одновременно с вступлением в силу государственного и местных бюджетов, куда и должны быть заложены деньги на смену названий.

К тому же и сам Григорий Иванович Петровский, в честь которого переиначили бывший Екатеринослав, – тоже, оказывается, фигура не совсем однозначная. Несмотря даже на то, что его, старого большевика и дружбана самого Ленина, Сталин помиловал: не репрессировал, а только засунул под лавку. Но в Украине Петровский, с одной стороны, объявлен «палачом», который проводил «голодомор-1932-1933» в Донецкой области. С другой – почти 20 лет с небольшими перерывами был «президентом» Советской Украины – Председателем Всеукраинского ЦИК с ноября 1918 по март 1938 года, и при нем Украина стала богатейшей и развитой республикой СССР. А двух сыновей он отдал Родине в 1941 году: Петр был расстрелян НКВД, а Леонид, генерал-лейтенант, погиб в бою.

Особенно защитники Петровского напирают на то, что он, как рабочий-самоучка, уделял большое внимание образованию населения Украины. И это правда. Может быть, именно этого – тотального образования украинцев – ему и не могут простить нынешние декоммунизаторы при власти. Та же Лилия Гриневич, новый министр образования и науки Украины постевромайданной, уже выступила за то, чтобы «разгрузить образование» детей в школе – слишком умные получаются украинцы. А теперь она хочет запретить украинским вузам (по-ихнему – вышам) готовить за госсчет экономистов, юристов и финансистов. А зачем? Галичанка Гриневич вопросы реформирования образования изучала в Варшавском и Колумбийском университетах, и там, скорее всего, ее и научили, каким должен быть настоящий укр и арий в новой Украине – тупым, малообразованным, но декоммунизированным и ненавидящим Россию. А образец уже есть и трудится на ниве, так сказать, трансформации – Вова Вятрович, сумевший озадачить даже Кличко и Филатова…

Владимир Скачко

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

148