Государство умышленно убивает обычных людей…

Написано . в . Опубликовано в Новости

Андрей МАЛУЕВ

Я обычный охранник в супермаркете. Практически каждый из вас видит меня или таких же, как я около выхода из магазина. Стоишь себе целый день около касс, всматриваешься стеклянными глазами в неисчерпаемый поток покупателей, думая о чем-то совсем отрешенном. Ноги затекают, коленные чашечки болят в суставах. Но сейчас не об этом.

Эта история случилась вчера. Был обычный рядовой день. Нас сменяют каждые два часа, на полчаса для отдыха. Вот достаиваю очередную пару часов. Мне оставалось всего 15 минут, как рация прошипела тревожным сигналом. За день мы задерживаем стабильно человек десять, и это был просто очередной случай.

— Восьмой-первому!

— Первый-восьмому!

— Дед сейчас выходит на третью кассу. Досмотрите!

— Принял.

Привычно отхожу от третьей кассы, и даже якобы не смотрю на нее, дабы не спугнуть вора. У нас ведь тоже есть свои нормы, которые мы должны выполнять. Цель охраны стоит не в уменьшении количества краж, а в задержании как можно большего количества воров. Тогда и премию выпишут, и по головке погладят. Стою, в общем, жду. Дед рассчитывается за пачку макарон самых дешевых и начинает идти к выходу. Тут я иду на пересечение.

— Здравствуйте! Пройдемте со мной, — дедушка явно занервничал. Рука, держащая самодельную трость из сухой ветки, непроизвольно дрожала.

— Не надо, внучёк! Отпусти, прошу, я не много! Я оставлю все, что взял около выхода. Отнесешь потом в зал.

Я навидался всякой наглости, но деда было откровенно жаль. С другой стороны, мне об этом дедушке сообщили из помещения с камерами, поэтому отпустить я его не имею права.

— Пройдемте, или я буду вынужден применить силу, — на самом деле, мы не имеем права силой тащить вора. Даже пальцем по закону не имеем права к нему прикасаться, но как задерживать тогда людей, если они отказываются идти на досмотр?

Дедушка понял, что упираться ему не стоит и прошел вместе со мной в комнату для досмотра.

— Выкладывай!

Дед сам достал из внутреннего кармана все украденное, и у меня возникло легкое недоумение. Обычно воры таскают дорогой элитный алкоголь, шоколадные батончики, красную икру если кража была совершена с целью продажи. Реже воруют парфюмерию и одежду. Если «ради еды», обычно тащат колбасы, сыры. Но здесь было совсем иное. Из кармана дед извлек два яйца, луковицу, пачку недорогого масла и два плавленных сырка. Немного опешив, я провел неприятную процедуру досмотра, и убедившись, что ничего больше нет, вызвал по рации тех, кто заполняет протоколы.

— ФИО?

— Семенов Иван Никифорович, — обреченно отвечал дед.

— Дата рождения?

— 19.05.36.

— Где работаете?

— Пенсионер я.

— Почему совершили кражу?

— Голодаю я. Работал раньше сторожем на стоянке, но сократили. Старый уже, говорят. А пенсии всего полторы тыщи плотют. Отдаю тыщу двести за квартиру. А жить то за что? Вот, макарон на последние  взял. Через неделю пенсия, а макарон этих на два раза покушать хватит.

— Ранее кражи совершали?

— Нет, Боже упаси. Как же стыдно то, батюшки, — у края глаза образовалась капля, которая украдкой незаметно спала на кафель. Дед все равно держался, хотя ему было ой как стыдно.

Я думал, что контролер сжалится и отпустит старика. Что с него взять то? Но контролер был черств.

— Вы должны оплатить штраф в двадцатикратном размере.  Готовы сейчас оплатить на месте у администратора или вызываем полицию?

— Откуда же такие деньги, внучек! Если бы у меня была бы эта двадцатая часть, то я бы и так оплатил.

— Тогда вызываем наряд. Пусть оформляют административку.

Деда закрыли в комнате одного, контролер вызвал наряд, а я отправился снова на кассы. По дороге спрашиваю у начальника:

— Ну чего не отпустил его? Жалко ведь деда!

— Жалко у пчелки, мой друг, а у нас месячные планы!

Далее приехали менты. Долго отчитывали деда, грозили ему тюрьмой на старости лет. Затем оформили протокол. Теперь пенсию в конце недели ему ждать не стоит.

Жаль таких людей. Они родились во время голода. Их лишили детства. А теперь и в старости нет им покоя. Кстати, уже после его ухода обнаружил на протоколе его дату рождения. В этот день дед праздновал свой юбилей. 80 лет! Подумать только отпраздновать свое восьмидесятилетие, с ворованной луковицей в камере для досмотра! Полдня дед провел из своего Дня Рождения там, а затем потопал домой кушать дешевые макароны без масла.

И это в 21 веке! В стране, где за взятку миллион долларов или кражу пяти миллиардов из госбюджета дают условный срок. Системе старики — обуза! Государство умышленно убивает обычных людей себе в угоду. Таких Иванов Никифоровичей умрет тысячу человек — в бюджете появится еще 3 ляма средств, которые разойдутся по карманам власть имущих! Я ненавижу тех кто у власти, и мне противно, что я являюсь обычным зубчиком в одной из шестеренок, как и все из вас.

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

136