Если завтра война

Написано . в . Опубликовано в _Срочно в номер, Новости

Последние недели эта тема звучит все чаще и громче. Похоже, российские войска ждут только команды. Несколько соображений по этому поводу.
Соединенные Штаты, Англия, Франция и Генсек НАТО заверяют, что не оставят Украину в беде: помогут, чем могут; доведут финансовыми санкциями Россию до краха, но не ввяжутся в боевое столкновение физически. То есть, не пошлют своих сыновей погибать за интересы коррумпированных насквозь верхушек бывших стран-братьев.
— Вот, если б вы были членами НАТО…
Но в НАТО нас не берут, и даже не обещают в ближайшие десятилетия.
В свою очередь, Российская Федерация совершает два важных стратегических хода. Заявляет, что изменила концепцию собственной безопасности, строившуюся на договоре стран, имеющих атомное оружие (применять его только после атомного удара по своей стране), и отныне считает возможным упреждающие атомные удары, в случае реальной угрозы собственной безопасности.
И тут же, чтобы успокоить мир, Шойгу обещает в вооруженном конфликте с Украиной ядерное оружие не использовать. Типа, для нас достаточно обычного.
Буду рад ошибаться, но карт-бланш Россией уже получен.
На всякий случай, вспомним официальную причину обострения в последние месяцы. Украина, имеющая, согласно Конституции, статус нейтральной державы, стала принимать шаги для вступления в силовые блоки и даже предлагает разместить чужие атомные базы на своей территории. Россия в этом видит угрозу собственной безопасности: время подлета ракет противника сокращается до нескольких минут.
Про Крым здесь не стану. Достаточно вспомнить, как бездарно его сдали, а также попытки украинизировать русские имена и фамилии; «поезда дружбы» неонацистских молодчиков с Западной; авиаудары по Луганску и Донецку; ущемление русскоязычных по языковому принципу (глумливое закрытие 99% русских школ). При этом, маленькая особенность. Ответьте на вопрос – это донецкое и луганское ополчение со злополучного 2014 года идёт на Галичину с Киевом? Или наоборот?!
Кто будет воевать с российской стороны, примерно, представляю. Оперативные разработчики Дебальцевской и Иловайской операций. Сегодня они генералы. Плюс казаки-беспризорники, да веселые кадыровцы, которым война – что мать родна. А с нашей? Тот полковник, что сдался в Крыму, а после шлюхал во главе обезоруженного полка с высоко поднятым знаменем, распевая «Ще не вмерла», за что тут же стал Героем и бравым депутатом? Или министр обороны Резников, который такой же министр, как президент – главнокомандующий? Так его четырьмя повестками в военкомат не загнали, а вы хотите – на фронт…
А теперь на что надежда. Нынешнее украинское руководство трясется перед национал-радикалами, с их красными линиями, из-за чего Минские соглашения остаются на бумаге. В мощь ВСУ, которых ура-патриоты считают чуть ли не самыми сильными в Европе, не верю. Пора покончить с самообманом и признать, что война с Россией – равносильна самоубийству.
Надежда только, что Запад принудит Зеленского к выполнению Минских соглашений, подписанных сывочолым гетманом, прекрасно знавшим, чем может кончиться настоящая война с северным соседом.
Здесь обратите внимание на слово «настоящая». Потому что всё, что было до этого, не война. Когда в дорожно-транспортных происшествиях гибнет за год больше, чем в АТО за семь лет – это не война. Когда военный экс-прокурор Матиос даёт цифру: из десяти тысяч погибших на Востоке – девять тысяч двести из-за неуставных отношений, то есть пьянства, драк и личных конфликтов – то это тоже не про войну, а больше про бардак. Семь лет ура-патриоты неистовствуют – война, война! Может, достаточно? Чтобы не сглазить.
Виталий БРОНШТЕЙН
Поделиться

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

155