День другой Украины

Написано . в . Опубликовано в Новости

я22

Прошедшее на Украине празднование 9 Мая показало, что идиллическая картинка национального примирения и единства (естественно, на антирусских и антисоветских условиях, предложенных нынешней украинской властью) бесконечно далека от реальности.

Даже по официальным данным украинской полиции в этот день в мероприятиях, включая акцию «Бессмертный полк», приняли участие более 600 тыс. человек. В Херсоне к Вечному Огню пришло около 20 тысяч горожан.Размах празднования превзошел даже 2016 год, когда количество людей, вышедших на улицы 9 мая, стало неприятным сюрпризом для властей.

До войны День Победы был наиболее популярным праздником на территории Украины. С этим днем мог тягаться, и то не в юбилейные даты, разве что Новый год.

За редким исключением сегодняшние украинские чиновники и народные депутаты считали своим долгом мелькнуть в объективах камер с гвардейской лентой на пиджаке, демонстрируя свой патриотизм (что, кстати, свидетельствует о том, что наличие ленты у чиновника 9 мая еще ничего не говорит о его реальных убеждениях).

Естественно, что с началом войны, в условиях, когда противники новой власти объявили себя продолжателями дела борьбы с фашизмом, День Победы стал по сути оппозиционным и даже вражеским по отношению к нынешней Украине праздником. Поэтому попытки украинских властей подменить смысл праздника объясняются даже не столько какими-то идеологическими убеждениями, сколько специфическим прагматизмом.

Основная концепция подмены заключается в том, чтобы представить украинцев сражавшимися с нацизмом в составе разных вооруженных сил, как это было, например, в Польше. Выглядит это так, будто в армии Канады или Великобритании украинцы были такой же заметной силой, как и в РККА. Своеобразная евроинтеграция, обращенная в XX век. Ну и, естественно, едва ли не более ожесточенно, чем Красная армия, с нацистами сражались и члены националистических формирований вроде УПА.

Подобные тезисы настолько далеки от реальности, что внедрить их еще труднее, чем постоянные заклинания о единстве Украины.

Пикантность ситуации в том, что, судя по различным опросам, 9 Мая признают праздником даже те группы населения, которые в той или иной степени разделяют антироссийские настроения и вполне поддерживают правоту Украины в войне в Донбассе.

Например, один из депутатов от Блока Петра Порошенко по итогам событий 9 мая с сожалением констатировал, что «согласно социологии, лишь половина населения полностью порвала с русским миром. Треть населения так или иначе идентифицирует себя с ним».

Если бы таких убеждений не разделяла заметная часть электората действующей власти, то 9 Мая уже бы просто отменили, а процесс уничтожения советских памятников распространили бы на монументы, установленные в память о ВОВ. Однако в реальности такие меры найдут поддержку на сегодня не более чем у пяти, максимум десяти процентов граждан Украины.

Вот и приходится терпеть праздник, который явно выбивается из той националистической парадигмы, на которую сегодня опирается украинская власть.

Особенно неприятен для власти этот день в связи с тем, что это едва ли не единственная возможность в году для многих миллионов жителей Украины заявить о своем существовании.

Украинские СМИ и подавляющее большинство украинских политиков предпочитают не замечать того, что «новой Украине» досталось «старое население», которое в большинстве своем не разделяет многих реалий нынешней страны.

9 мая – это день, когда такие люди имеют возможность заявить о своем существовании, показать, что народ населяющий Украину, не превратился по мановению руки в сплошных националистов и русофобов.

Если принять во внимание почти религиозное поклонение силе «телевизора», распространенное среди нынешних политических элит Украины, не сложно представить, насколько неудобен сейчас для них этот праздник. Тем более что, по вполне достоверным данным, рейтинги праздничного эфира телеканала «Интер», состоявшего из фильмов о ВОВ и концерта ко Дню Победы, оказались на недосягаемой для конкурентов высоте.

Тем не менее на фоне «Евровидения» и ожидания решения Совета Европы по вопросу о безвизовом режиме в этот день власти не могли себе позволить открытых силовых мер.

Впрочем, насколько это было возможно, чиновники попытались создать побольше мелких неприятностей и даже откровенных подлостей.

Например, в Одессе коммунальщики быстро и безжалостно убрали в буквальном смысле гору цветов, которую граждане принесли в праздничный день к монументу Неизвестному матросу. В Киеве участники акции «Бессмертный полк» были вынуждены проходить через плотный коридор из желто-голубых флагов, а к их приходу на аллею Славы там уже было водружено черно-красное бандеровское знамя.

Впрочем, все эти нюансы не смогли испортить праздник.

9 мая наглядно демонстрирует напряжение, которое сохраняется в украинском обществе.

Практически во всех городах, где проходила акция, дело не обошлось без столкновений и потасовок. Полиция зачастую довольно жестко реагировала на попытки неонацистов сорвать праздник. В результате по фактам столкновений было открыто 19 уголовных дел в восьми регионах.

Даже в Киеве дело дошло до красочного штурма офиса одной из националистических организаций. В других же городах, особенно в Днепропетровске и Николаеве, полиция без особых комплексов применяла против фашистских активистов силу.

В этот день власти смотрели на это сквозь пальцы, так как собственно этот крайний националистический элемент также не входит в число их потенциальных избирателей и настроен по отношению к власти не менее враждебно, чем самые пророссийские жители Украины.

Показательно, что в этом году дело не закончилось праздничными митингами.

В Николаеве уже на следующий день продолжились столкновения между так называемыми участниками АТО и ветеранами Афганистана. Несколько человек оказались в больницах. В Днепропетровске в ночь с 10 на 11 мая был подожжен офис «Оппоблока», партии, которая выступила одним из организаторов «Бессмертного полка» в разных городах страны.

Пожалуй, впервые с 2014 года (если не учитывать разборки националистических группировок между собой) на Украине возобновилось противостояние не просто между протестующими и силовиками, а непосредственно между политическими противниками из числа обычных граждан.

Силовое противостояние вновь вышло на улицы украинских городов. Этот факт вызвал настоящую истерику в среде националистов, которые уже давно не встречали серьезного отпора.

Так, мэр Днепропетровска Борис Филатов разразился проклятиями в сторону силовиков, которые не только не «усмирили вату», но еще и помогли отбиться от фашистских активистов. Министр МВД Аваков даже уволил главу местной полиции (как, кстати, и в Мелитополе, соседней Запорожской области, где полиция также оказалась на стороне «Бессмертного полка»).

Однако это делу не помогло, и скандал в городе продолжает раздуваться. Уволенный глава полиции заявил, что ему не стыдно за действия своих подчиненных, а новый глава полиции, оказывается, любит фотографировать в футболке СССР.

Впрочем, это уже лишь повод для того, чтобы заработать себе немного очков в глазах радикального элемента. Этим поводом воспользовались уже многие политики, включая премьер-министра Гройсмана, который заявил, что те, кто посмел бить «героев АТО» в Днепропетровске, должны быть срочно найдены и посажены в тюрьму. На этой же волне 11 мая националистами был организован и пикет под МВД Украины в Киеве с требованием отправить в отставку самого Авакова.

События того праздничного дня и реакция на них позволяют сделать несколько важных выводов о реальной ситуации на Украине.

Во-первых, под наносом из пропаганды о «единой нации» все еще сохраняется тот самый довоенный украинский народ, который в большинстве своем не пересмотрел своего взгляда на события Великой Отечественной, что в перспективе является предпосылкой для нормализации отношений между двумя странами.

Во-вторых, к числу этих «не пересмотревших» относятся даже те, кто в принципе готов поддерживать на выборах нынешнюю власть, отделяя тему ВОВ от текущего состояния отношений между Украиной и Россией, а также от продолжающейся войны на востоке страны.

В-третьих, хотя формально наиболее радикально националистический элемент находится на стороне действующей власти, но, не видя в этих людях потенциальных избирателей, власть уже не спешит предоставить им полный карт-бланш на уличное насилие.

И, в-четвертых, праздник 9 Мая приобрел на Украине уже новое свойство, став возможностью всем тем, чье существование пытаются отрицать, заявить о себе, и напомнить о том, что кроме потерявших адекватность радикалов на Украине есть и другие граждане.

Денис Селезнев

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

141