«Аватары» в степи под Херсоном

Написано . в . Опубликовано в Новости

 

Олег ГРУШКО

На прошлой неделе председатель областного совета Андрей Путилов заявил, что выездные бригады медиков будут проверять военных на предмет алкогольного опьянения.

В минувшие выходные военнослужащие Военной службы правопорядка  (ВСП) и врачи Херсонского наркологического диспансера совершили первый выезд в воинскую часть, которая расположена под Раденском.

я30

Начальник Херсонской ВСП полковник Николай Пацан и его подчиненные.

Мотострелковая бригада два месяца назад выведена сюда для отрабатывания боевой стрельбы на Цюрупинском полигоне. За небольшой срок проведенный в херсонской степи, военнослужащие этой ВЧ уже успели «отличится». Это поножовщина, драки, а также расстрел легковых авто местных жителей. Поэтому и был сюда нанесен совместный «десант» медиков и ВСП.

Военнослужащие бригады выстраивались побатальонно и поротно. После осмотра лица, подозреваемые в чрезмерном поклонении Бахусу, направлялись в медсанчасть, где проходили тест на выявление алкоголя. У кадровых офицеров глаз был наметанный и со всего контингента, прошедшего проверку, лишь один оказался трезвым.

я29

В очереди на проверку

Зато остальные при общении с врачом утверждали, что выпили всего бутылку пива. Потом признавались, что «заполировались» только одной банкой слабоалкогольнного напитка «Рева». Но данные контрольного аппарата показывали иное. Да и состояние некоторых «аватаров», так в бригаде прозвали алкашей, было ужу «как надо».

«Грамотные однако! Чтобы не тратиться на водку и закуску, выпивают несколько бутылок пива, а потом пьют слабоалкаголку. Такой коктейль с ног может свалить», — комментировал врач.

я31

Проверка на содержание в организме алкоголя

«Когда они сволочи успели нажраться!, — бушевал комбат, — Я их только с построения привел. Были нормальные! Ну невозможно мне возле каждого находиться и сержанта поставить!». Состояние офицера понять было можно. По армейским законам ответственность за подчиненных лежит на командире.

«Ну посуди сам, — пошел на откровенность со мной ротный узнав,  что я в прошлом кадровый военный, — У меня в подразделении 125 бойцов. Все призванные с запаса. Большая часть с сельских районов, где иногда водку пьянствовать начинают с утра. Некоторые в запое месяцами и как мне их перевоспитать, как того требует высокое начальство? Из всей массы я могу положиться на 40-50 человек. Остальные живут по принципу – а мне по барабану! Человек 20 это «аватары» и с ними ничего сделать невозможно!».

Чтобы их уволить раньше срока и тем самим обезопасить остальных (вдруг его «белочка» его посетит, а у него будет в руках автомат или еще лучше он окажется за орудием танка) нужно провести его поэтапно через три медкомиссии разных уровней, а в заключении положить его на обследование в «дурку» — психиатрическую больницу в Одессе. И лишь после этого его можно отправить домой. Но процесс этот хлопотный вот и сидит в части такой опасный контингент.

В боевой обстановке на Донбассе этот вопрос решили кардинально и быстро, рассказал мне один сержант: «Собрали в один отряд любителей «зеленого змея» и посадили на блок – пост, который находился на линии огня. Примечательно, что у «махновцев» никакой субординации не было, как у анархистов в период Гражданской войны. Командиры у них были «по понятиям». Ходить туда опасались, так «махновцы» лупили со всех стволов и по своим и по чужим. Заехать можно было, когда они были трезвыми. Примечательно, что спиртное они добывали в тылу у противника, так мы их в свой не пускали. Своими похождениями они вызывали даже удивление у наших разведчиков, ведь за самогоном заходили далеко и оставались незамеченными. Примечательно, что самогонщики продавали свой товар как ополченцам, так и нашим. Также парадокс, на этом «пьяном» блок — посту за время боевых действий самое меньше было убитых и раненых, хотя противник их обстреливал не меньше чем остальных.

Врачи тем временем продолжали свою работу. После проверки выписывали медицинское заключение. После чего, военная служба правопорядка писала протокол, который пойдет в суд, где служители Фемиды вынесут свой вердикт. А он после повышения зарплат военным, сейчас рядовой получает не менее 7 тысяч гривен, значительно понизит количество денег выдаваемые на руки проштрафившегося бойца.

Пойманные с поличным, бойцы пытались оправдаться. Один со скорбным выражением лица заявил: «У меня батя помер!». Потом выяснилось, что это трагическое событие произошло 5 лет назад.

Но были и такие которых к числу «аватаров» не относились. «Да сидим в этом поле, скоро вообще одичаем!», — признался один боец, — Мобильная связь работает с перебоями, с родными не поговоришь. В бане не помоешься, душ один раз в неделю. Когда морозы были умыться и побриться было невозможно, вода замерзла. Сейчас потеплело и грязь по колено. Мы не кисейные барышни, но войне было надо! И мы выполняли свою работу. А здесь сидим в палатках без света, в собачьих условиях и непонятно зачем. Вечером делать нечего, вот мужики и пьют, чем больше заняться?».

Как удалось выяснить у бойцов после вывода с зоны АТО, это уже третий полигон. Чем руководствуется генералитет перебрасывая воинскую часть с места на место, как мешок картошки на овощном складе, непонятно. Ведь ни один из вышестоящих чинов кстати не приехал и не проверил в каких условиях находятся защитники нашей Родины. В Киеве же теплее в кабинетах, грязи нет и вопросов неприятных подчиненные не задают.

 

 

 

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

138