Слияния и возлияния, или Как Кучма «единую поместную» строил

Написано . в . Опубликовано в История, Новости

В 1994 г. президентская предвыборная кампания Кучмы строилась на идее сохранения единого культурного и экономического пространства с РФ. Леонид Данилович не раз называл созданную Кравчуком «Украинскую православную церковь – Киевский патриархат» (УПЦ-КП) позором Украины. А глава избирательного штаба Дмитрий Табачник обещал, что после победы на выборах Филарет будет поганой метлой выметен из захваченной им резиденции УПЦ МП и кафедрального Владимирского собора.

Поэтому, когда одним из первых своих указов новый президент упразднил Госкомитет по делам религий (через который проводились противозаконные решения по созданию УПЦ-КП), многие увидели в том добрый знак. И действительно, уже в 1994 г. правоохранительные органы плотно занялись бесчисленными мафиозными структурами, которые расплодились под крышей Денисенко, включая «Чин святителя Илариона» –  организацию, которая занимались вербовкой и доставкой наёмников на Кавказ.

Напомним, первый предстоятель УПЦ (МП) Филарет в 1992 г. был запрещён в служении архиерейскими соборами РПЦ и УПЦ. А Кравчук из Филарета и части непризнанной «Украинской автокефальной православной церкви» (УАПЦ) слепил УПЦ-КП. Однако официально главой новой «церкви» Денисенко не стал. Слишком уж ненавидели его «автокефалы» (вчерашние украинские диссиденты, диаспоряне и начинающие фашисты). Формально Филарет оставался замом «патриярха», хотя командовал всем он как держатель кассы, которую украл, сбегая из канонической церкви.

С поражением на президентских выборах патрона Денисенки «патрiярх УПЦ-КП» Володымыр Романюк понял, что есть возможность избавиться от балласта, и издал указ об увольнении зама. «Патриарх» сообщил в Управление по борьбе с организованной преступностью, что Филарет пытался его отравить, но вскоре «патрiярх» странно погиб. Это был первый акт трагедии «Филарет идёт ва-банк».

С гробом наперевес

Второй акт Денисенко начал, выдвинув властям заведомо неприемлемые условия захоронения «патріярха». А именно – в Софии Киевской. Кучма дал команду отказать, и Филарет устроил майдан, вошедший в историю под названием «Чёрный вторник». 18 июля на Софиевскую площадь Киева стянулись боевики со всей Украины, в том числе вернувшиеся с Кавказа «дикие гуси», которые направились к Софии.

На похороны прибывают отряды «унсовцев» (в центре покойный уже Сашко Билый)

Послы заинтересованных государств также «совершенно случайно» встретились на площади, где у них на глазах вот-вот должно было совершиться «звиряче побыття», которое, как ожидалось, ОМОН устроит «всенародной похоронной процессии». Однако спецподразделений на Софийской площади не оказалось, только ряды патрульно-постовой службы. Их и принялась таранить гробом «мырна хода». Лишь тогда на авансцену вышел ОМОН и в считаные минуты очистил площадь от всех «героїв» и «нэзламных».

Кучма объявил об открытии уголовных дел и заявил, что все организаторы «чёрного вторника» понесут наказание. Казалось, представился удобнейший случай раз и навсегда покончить с самосвятами, раскалывавшими Украину. Да и активные общественные организации (чернобыльцы, казаки, афганцы) предлагали решить проблему раскола «в два пинка». Уже с начала расследования стало ясно, что целью «чёрного вторника» было вынудить президента подать в отставку, передав власть премьер-министру, кравчуковскому главе СБУ Марчуку, которого называли подлинным организатором «чёрного вторника».

Сейчас это невозможно представить, но в октябре 1995 г., когда Филарет наконец объявил себя «патриархом», его не поздравил ни один из руководителей Украины. Председатель Верховной рады А. Мороз вообще заявил, что не может поздравлять «дважды лишенного архиерейского сана церквами, к которым он принадлежал». Однако второй президент, всё более входя во вкус самостийной власти, понял, что иметь карманную церковь – да ещё на крючке компромата – не так уж плохо.

В 1995 г. Кучма принял делегацию межфракционного депутатского объединения «За поместную Православную церковь» и одобрил их лозунг «Не бывать независимой державе без единой Церкви». Тогда уже и в пресс-службу УПЦ (МП) стали поступать «товарищеские предложения» из администрации президента (во главе которой стоял Дмитрий Табачник): «Может, заявите где-нибудь, что нам нужна своя церковь, а не московская?»

Путём украинства

«С Филаретом Кучма пошел на мировую, которая затем переросла во вполне приятельские отношения, – вспоминал глава пресс-службы УПЦ Василий Анисимов. – Были закрыты или приостановлены уголовные дела в отношении «черного вторника», правоохранительные органы отошли на безопасное расстояние от филаретовских бизнес-структур.

Был восстановлен Комитет по делам религий, который занялся своим обычным делом – давлением, «управлением» религиозной жизнью, укреплением расколов, интригами против канонической Церкви. Царский подарок власть преподнесла расколу при правительстве Павла Лазаренко – Филарету был незаконно передан древнейший Выдубичский монастырь, в котором филаретовцы устроили один из самых дорогих ресторанов.

Вместо того чтобы стать на сторону закона, вернуть захваченные филаретовцами имущество, финансы и храмы, Кучма начал говорить о «гармонизации» межцерковных отношений, о создании единой поместной церкви и т. п. Предначертания Президента начал внедрять в жизнь глава Госкомрелигий, заявив, что «нет таких шаров, которые нельзя было бы загнать в лузу, главное правильно их направлять».

Священный синод УПЦ (МП) вынужден был принять обращение к президенту с одной единственной просьбой – чтобы кучмовские чиновники оставили Церковь, не склоняя ни к какому “объединению”» (Заявление Собора епископата, духовенства и мирян Украины от 22 декабря 1998 г.).

Однако недвусмысленному заявлению о том, что УПЦ (МП) твёрдо намерена оставаться в лоне Русской церкви, власть не вняла. В январе 2000 г. Кучма повторил тезисы о необходимости создания «единой поместной церкви» путём объединения УПЦ (МП) с самочинными сборищами УПЦ-КП и УАПЦ с прицелом на дальнейшую интеграцию с униатами. А спикер Верховной рады Плющ заявил о «неконструктивной позиции Московского Патриархата» в этом вопросе.

К тому времени бывший заведующий сельскохозяйственным отделом обкома партии был уже достаточно подготовлен в вопросе «слияний христианских конфессий». И возлияний, естественно. На одно из таких возлияний Кучма как-то повёз к Филарету Ивана Степановича с Виктором Андреевичем (тогдашним премьер министром). «Напились они там хорошо, – рассказывали нам злые языки в резиденции УПЦ-КП. – И вдруг Кучма им: “На колени – це ваш батька!” Так Плющ с Ющём – бах перед Филей!»

«Батьки і діти»

С начала 2000-х Кучма по примеру Кравчука стал засылать делегации в Константинополь с целью добиться признания самосвятов. Он добился создания по этому вопросу комиссии Московского и Константинопольского патриархатов с участием Госкомрелигий Украины. «Когда дошли до изучения хиротоний и биографий раскольничьего епископата, все ахнули, – писал в 2007 г. Василий Семёнович Анисимов. – На большинстве и клейма ставить негде. С такой «благодатью» и с такими биографиями не то что в иерархи Церкви, в дворники не во всякий дом пустят. Президентским ходатаям дали понять: может, для Украины это и нормально, но в цивилизованный мир с такими «архипастырями» лучше не соваться».

Тут было от чего ахнуть. Ещё в 1993 г. пресс-служба УПЦ подтолкнула «Украинскую правовую фундацию» к проведению юридического анализа создания раскольников УПЦ-КП. Обнаружились десятки статей законов, включая конституцию, нарушенных Госкомрелигий, кабмином, Верховной радой и Кравчуком лично. Это экспертное заключение было опубликовано в парламентской газете «Голос Украины». Генпрокурор Шишкин вынес протест, признающий УПЦ-КП незаконно созданной организацией. Тогда Кравчук провёл через парламент постановление о… снятии генерального прокурора, а с ним и всей коллегии.

В 2002 г. пресс-служба УПЦ  предложила межфракционному парламентскому объединению «В защиту канонического Православия» дать всё же ход правовому анализу девятилетней давности. Депутаты подготовили запрос генпрокурору. 26 февраля Генпрокуратура вынесла протест (№ 07/1-42), опять ставивший УПЦ-КП вне закона. Однако Кучма уговорил тогдашнего предстоятеля УПЦ Владимира (Сабодана) не поддерживать протест в суде. Попросил войти в положение. И тот «вошёл в положение». В положение человека, предавшего православие.

Ведь за год до этого Кучма совершил то, на что не решался ни один правитель Киевской земли – пустил в её пределы папу римского. И, будучи крещёным в Православие, таки принял «дары» от папы, участвуя во львовской мессе.

Визит преподносился как государственный, хотя никаких межгосмударственных соглашений не было подписано.

«Каноническая Церковь выступила против визита, указывая на нерешенные проблемы между униатами и православными, – писал Анисимов, тогда чуть ли не в одиночку противостоявший армии писак, восторженно ожидавших явления «наместника Бога». – У власти была возможность посодействовать их разрешению, примирить, чтобы визит не стал оскорблением тысячелетней истории своего народа. Но, по обыкновению, решили действовать «через колено». Филаретовцев и автокефалистов, которые себя именовали православными, быстренько прижали к ногтю, и затанцевали они польку-бабочку в унисон власти.

Православную же Церковь подвергли многомесячному шельмованию в СМИ. Распоясавшиеся религиоведы, униаты на государственных телеканалах клеймили УПЦ как антигосударственную организацию, мешающую «интегрироваться в Европу», именовали «пятой колонной» и «греко-византийской ересью». Это было очень тяжёлое время для Церкви…

Визит главы Ватикана на Украину стал мощным толчком к католической экспансии. Столичные власти, которые давятся за каждую сотку земли, если дело касается строительства православных храмов, выделили аж шесть гектаров для униатской резиденции в Киеве. Были созданы униатские центры в восточных и южных областях. А Кучма назвал папский визит “планетарным”».

При этом сами организаторы визита совсем не считали его таким: папа просто ехал «в свою землю».

На волне эйфории униаты из числа парламентариев подготовили законопроект «О реабилитации УГКЦ», которым предусматривалось «возвращение» униатам основанных за столетия до Брестской унии Киево-Печерской и Почаевской лавр, Софию Киевскую и всех других «национальных святынь, построенных или принадлежавших УГКЦ» (т. е. построенных ещё в Древней Руси монастырей и соборов, захваченных униатами в период польской оккупации). Госкомрелигии посчитало данную законодательную инициативу всего лишь «несвоевременной».

Чтобы подвести итог антиправославной деятельности президента Кучмы, вновь дадим слово участнику событий Василию Семёновичу Анисимову: «В эпоху Леонида Кучмы несколько раз предпринимались попытки законодательно расширить права Церкви: вернуть ей статус юридического лица, решить вопросы реституции церковной собственности, снизить налоговое бремя и т. д. Все они были провалены. Власть предпочитала Церковь, объединяющую большинство верующих страны, иметь бесправной, в ручном управлении, паразитировать на ее имуществе. Чего стоит только совершенно незаконная передача в собственность Филарету киевского Владимирского кафедрального собора, выдающегося памятника культуры с подлинниками гениальных художников! Ведь если «Криворожсталь» еще можно оценить, то этот собор – бесценный.

При всем своем легендарном авторитаризме Леонид Куча не направлял его на службу законности. Захваченные боевиками-филаретовцами еще при Кравчуке храмы (в т. ч. кафедральные соборы в Ровно и Луцке) так и не были возвращены законным владельцам, несмотря на решения высших судебных инстанций…

В последний период правления Леонида Кучмы возросла роль государственной атеистической бюрократии, Госкомрелигий едва не добился получения контрольных функций над религиозными организациями. Государство оставалось самой большой проблемой для Церкви.

Потакание расколам нередко ставило власть в нелепое положение. В 2001 году на празднование 950-летия Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры прибыли высшие иерархи всех Православных Поместных Церквей. Они заявили, что признают в лице Блаженнейшего Митрополита Владимира единственного законного преемника апостольской благодати в Церкви Украины. Тем не менее власть организовала под патронатом Президента юбилейное собрание в оперном театре, куда пригласила не только высоких гостей, но и схизматиков. Представители Поместных Церквей были в шоке, увидев среди зрителей анафему в куколе и «епископат» раскольничьих группировок. Лишь уважение к Блаженнейшему Митрополиту Владимиру остановило их желание немедленно покинуть театр. Весь православный мир увидел, что раз власть не отличает праведного от греховного, значит, жив еще курилка-атеизм…

В.С. Анисимов во времена позднего Кучмы

В.С. Анисимов во времена позднего Кучмы

Сегодня можно только сожалеть о том, что была упущена возможность решить раз и навсегда церковно-государственные проблемы, встав на путь неукоснительного соблюдения законности и конституционных норм. Ведь сколько сил верующим пришлось потратить на борьбу с расколами, бюрократией. И Кравчук, и Кучма несут свою долю вины за то, что содействовали раскольничьей лжи, ее пропаганде и распространению в Украине, хотя ведь прекрасно знали, что попавшие в филаретовы сети души, обречены на вечную гибель. Недаром президентства обоих заканчивались позором, остракизмом и унижениями. Не правое дело творили перед Господом и Церковью Его».

(продолжение следует)

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

159