роковые минуты «отважного»

Написано . в . Опубликовано в История, Новости

2003 год. Севастополь, День ВМФ. На учебном корабле «Каховка», покинув Казачью бухту, идем в открытое море. Справа в дымке на траверсе – БДК (большой десантный корабль) «Ольшанский», а справа по борту, приседая на корму, проносится СКР (сторожевой корабль) «Гетман Сагайдачный». На борту веселая праздничная суета. Солидные шефы ведут деловые беседы, ребята помоложе кадрят симпатичных девчонок, те хихикают и, докурив сигареты, презрев морскую культуру, бросают «бычки» за борт. В этой суматохе никто, кроме вахтенных и бывалых моряков, не обращает внимания, что корабли легли в дрейф и с «Сагайдачного» на воду спустили венок. «Широта 44043,5/, долгота 33001,5/», – звучит доклад штурмана о местонахождении корабля. И тут я понял: они ведь ничего не знают! Не знают, что произошло здесь 30 августа 1974 года…

Несколько раз русский, а затем советский Военно-морской флот нес потери в Севастополе. Причем не только в боевой, но и в мирной обстановке. В 1916 году здесь взорвался линкор «Императрица Мария», в 1955 году – линкор «Новороссийск». Об этих трагедиях написано много статей и книг. Но был еще один взрыв. О нем почти забыли.

от20

Лишь скромный обелиск на кладбище старого пятого бастиона напоминает о трагедии да память очевидцев хранит ее подробности. «Морякам “Отважного”, погибшим при исполнении воинского долга в августе 1974 года» – написано на памятнике. А ниже – 24 фамилии…

от13

1960-е годы. Флот постоянно пополнялся кораблями различных классов. С 1961 года в боевой строй начали вступать большие противолодочные корабли (БПК, позднее их переквалифицировали в СКР) проек- та 61. Это были удачно построенные красивые корабли. Натовские моряки прозвали их «поющими фрегатами». 18 января 1965 года Николаевский завод имени 61-го коммунара сдал флоту БПК «Отважный».

от15

Слева Владимир Скосырский, справа Евгений Львов

«Я пришел на “Отважный” лейтенантом, когда он еще стоял на заводе в Николаеве, – вспоминает капитан 2 ранга Евгений Львов. – Поначалу корабль хотели назвать “Орел”. Но потом начальство остановилось на “Отважном”. 13 января 1966 года мы пришли в Севастополь, и началась наша служба. Мы ходили на боевое дежурство в Средиземное море и в Атлантику. Один раз побывали на Кубе. У нас были свои герои. Старший лейтенант Володя Скосырский погиб, спасая матроса в ледяной воде. Старшина Юрий Чуйкин в марте 1973-го, будучи дома в отпуске, получил смертельные ожоги во время пожара. Обоих наградили посмертно орденами Красной Звезды».

30 августа 1974 года. Утро. БПК «Отважный», приняв на борт офицеров штаба флота, вышел в море на стрельбы зенитно-ракетным комплексом. Настроение командира корабля, капитана 2 ранга Винника, было хорошим. Вчерашние торпедные стрельбы прошли на отлично. Но самое радостное событие произошло накануне – пришел приказ о назначении его командиром 11-й бригады противолодочных кораблей.

В 9.55 на корабле сыграли учебную боевую тревогу. Загрохотала палуба от ног бегущих на свои боевые посты матросов. На главный командный пункт пошли доклады о готовности. В подбашенное кормовое отделение прибежал старший командир Александр Урупа. Три года службы были позади. Через два месяца в родном селе под Херсоном его будут ждать родные и любимая девушка…

от14

Александр Урупа

В корме на посту контроля ракет мичман Шупортяк принимал доклады со своих БП (боевых постов) и делал переключения, готовясь к стрельбе.

В 10 часов 1 минуту он услышал свист в погребе ракет, хлопок, а несколько секунд спустя увидел яркую вспышку. Под палубой молниями замелькали вспышки огня, нарастал шум и скрежет. Как потом выяснилось, самопроизвольно включился маршевый двигатель зенитной ракеты. Поняв, что огонь грозит взрывом ракет, Шупортяк бросился бежать – вместо того, чтобы доложить о фактической аварийной тревоге и включить системы орошения ракет. Бросив своих подчиненных, он удрал в носовую часть корабля, и так спрятался, что его нашли только спустя 2 часа. А в кормовом погребе нарастало давление и поднималась температура. Пожар разрастался. Плавились и разрушались корпусные конструкции. Через 20 секунд раздался второй взрыв. В кормовых отсеках огнем были отрезаны и, вероятно, сразу погибли 3 матроса. Спустя полминуты раздался еще один взрыв, более мощный, сбросивший с палубы корабля в воду несколько матросов.

Старшина 2 статьи Адам Ачмиз, пытаясь спасти своего друга Александра Урупу, подбежал к кормовой артустановке, схватился за поручни двери. Но в этот момент раздался третий взрыв, который вскрыл палубу, как нож консервную банку, вместе с зенитной пусковой установкой забросил ее на дымовую трубу. Старшина погиб сразу.

Самые большие потери экипаж понес при этом взрыве. Одни матросы погибли в отсеках от огня и дыма, не сумев открыть заклинившие две-ри, других опалило пламенем взрывов на юте, третьих настиг гидравлический удар в воде. Корабль получил пробоину и принял 1200 тонн воды, 120 крена на правый борт и дифферент на корму. 13 моряков оказались отрезанными огнем на корме. Опасаясь следующих взрывов, они прыгали в воду, и только спустя несколько часов их подобрали спасатели.

от17

Леонид Бич

«В момент взрыва я находился на своем боевом посту на радиометрической станции, – вспоминает старшина 2 статьи запаса Леонид Бич. – Да и взрыва как такового я не почувствовал. Корабль слегка тряхнуло, разлетелись плафоны в тамбуре. Я взял “голяк” (веник) и убрал осколки.Через несколько секунд зазвучал сигнал аварийной тревоги. Из БИПа (боевого информационного поста) поступила команда выйти на верхнюю палубу и тушить пожар. Выскочил я на палубу по правому борту, а там… Часть палубы вместе с зенитным ракетным комплексом за кормовой трубой стояла вертикально. От бушующего огня сворачивался и плавился металл. Столб дыма был как при извержении вулкана. Мы стали раскручивать и крепить пожарные шланги. Их держали вдвоем, направляли в огонь. Из иллюминатора камбуза я услышал крики. Подбежал туда, а там матрос из камбузного наряда – Ярослав Ворожбит. Он в тот день в наряде на камбузе был. Выход ему огнем отрезало. Так он через иллюминатор пытался спастись. Начал я его тащить, а у него куски мяса обгоревшие с рук слазят. Он вылез наполовину, иллюминатор узкий. Доктор ему уколы обезбаливающие делал. Принесли газорезку, попытались металл резать. Не получилось. Так и остался он там…

z7429

Недалеко от нас минеры развернули торпедный аппарат и стали отстреливать торпеды, так как огонь рядом был. Торпеды прошли в считанных метрах по носу у спасательного судна. Не думаю, что там были в восторге от нашей стрельбы. Обыкновенная болванка борт насквозь прошивает.

Где-то в три часа рвануло в кормовой части. Потом нам сказали, что взорвались противолодочные бомбы. Удар сбил меня с ног. Сверху посыпались горящие обломки, и мы бросились под защиту торпедных аппаратов и надстроек. Корабль стал резко крениться на правый борт, градусов 28 крен был.

42fed4246951c463e9ad8b5dbf20dcbc

Мы опять за шланги – и тушить. Минут через 15 прозвучала команда “Всем на бак!”, спустя минуту – новое приказание: “Покинуть корабль!” Начали прыгать в воду. Корма “Отважного” была в воде, нос за-дрался. До воды было метров 15. Некоторые матросы боялись прыгать, и их сталкивал в воду офицер. Я снял и аккуратно сложил робу. Потом прыгнул солдатиком. Ушел глубоко, начал работать руками, а воздуха не хватает. Вот тогда я и напился соленой воды на всю оставшуюся жизнь. Вокруг на воде горело топливо, и мы начали отгребать в сторону. Вдобавок, как было видно, в пробоину в борту засасывает воду с обломками. Как уходил под воду “Отважный”, я не видел. Волнение было 3-4 балла, штормило. Конец августа – в отрытом море вода прохладная. Не помню, через сколько времени нас подняли на торпедный катер. Я из гальюна не вылазил. От соленой воды выворачивало наизнанку».

277c15fb387359ae2d2fabcbed19b4bc

0a1d561935cf07b83322f9b8d89d625e

последние минуты

В 15.36 с корабля последним сошел командир. Заваливаясь на корму и правый борт, уходил под воду «Отважный». 23 члена экипажа остались нести на нем вечную бессменную вахту. Тело 24-го – старшины 2 статьи Адама Ачмиза – последний взрыв забросил на стоявшее рядом спасательное судно. Из всех погибших он единственный был предан земле. В 15.57 «Отважный» затонул на глубине 122 метра в 40 км от мыса Херсонес.

«Пришел к нам военный и сказал, что наш Саша в море погиб, – вспоминает мать старшины 2 статьи Александра Урупы Нина Андреевна. – Вызвали младшего сына. Он в Венгрии служил. И поехали с батьком в Севастополь. Он с отцом вместе ходил к кораблям, а я никуда не хотела идти. Сына нет, что я буду смотреть? Трудолюбивый он был у меня, где ни работал – одни благодарности, что механизатором, что на флоте. Потом нас приглашали на открытие памятника погибшим, я не смогла поехать. Как увижу матроса, думаю – Саша идет. А в Севастополе их сколько! Боялась, что сердце не выдержит».

«В 8 вечера, – вспоминает старшина 2 статьи Леонид Бич, – торпедный катер, на котором мы находились, пришел в Севастополь. По минной стенке нас повели на БДК. Были кто в чем: в трусах, тельняшках. На корабле ребята с экипажа нас встретили радушно. Принесли робу, брюки, спортивные костюмы. Одевшись, мы выглядели живописно. Лишь на следующий день нас одели по форме. В тот же день с нами встретился главком ВМФ – адмирал флота Советского Союза Горшков.

Мы его просили, чтобы экипаж не расформировывали и нас всех послали служить на новый корабль. Он пообещал. Но позже нас раскидали по всему флоту, некоторых уволили по сроку службы, других – по здоровью. Я дослуживал на БПК “Деятельный” и через два года демобилизовался».

«Отважный» погиб, но история его на этом не закончилась. Министр обороны маршал Гречко требовал поднять корабль, несмотря на то, что это было технически невозможно и существовала опасность взрыва боезапаса. Назначение нового министра изменило судьбу «Отважного». Было решено взорвать его на дне. Корабль находился в нейтральных водах, а на нем была секретная литература и приборы. К тому же американцы послали на Черное море корабль, который занимался подводными работами.

В корпус «Отважного» заложили 80 тонн тротила и подорвали. Корабль перестал существовать, лишь бесформенные куски металла остались лежать на дне.

После аварии, как обычно, началась полемика – кто виноват: моряки или конструкторы? Комиссия выявила и ошибки в борьбе за живучесть и конструктивные недостатки, допущенные при проектировании корабля. Однако виновных искать и наказывать не стали. Руку к этому приложил генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев. Когда ему доложили о произошедшем, он ехал из Новороссийска с Малой Земли в хорошем настроении. «Ну, вы там сильно не наказывайте». Этой фразы генсека хватило, чтобы не посыпались звезды с погон.

Эта катастрофа была не последней. Спустя 13 лет (16 августа 1987 года) на Тихоокеанском флоте погиб МРК (малый ракетный корабль) «Муссон» – после попадания в него ракеты-мишени, которую должны были сбить. Пожар на борту в течение 6 часов не могли потушить. После взрыва боезапаса «Муссон» затонул в Японском море в 30 милях от Владивостока. Погибли 39 моряков из 76 находившихся на борту…

Автор: Олег ГРУШКО.

Обратная ссылка с вашего сайта

Комментариев (4)

  • 33

    |

    Олег! Написано честно. Правильно. Спасибо.
    ЗЫ. Пиши про такое побольше. Нам это очень надо!

    Повторить

  • Павел Корецкий

    |

    Да, так и я это знаю, но… 30 августа 1974 года. Утро. БПК «Отважный», приняв на борт офицеров штаба флота, вышел в море на стрельбы зенитно-ракетным комплексом. Настроение командира корабля, капитана 2 ранга Винника, было хорошим. Вчерашние торпедные стрельбы прошли на отлично. Но самое радостное событие произошло накануне – пришел приказ о назначении его командиром 11-й бригады противолодочных кораблей. Но никто не говорит о том, КТО ДОЛЖЕН БЫЛ СМЕНИТЬ ВИННИКА на ОТВАЖНОМ! Вот потому (это мое личное мнение!) такой был ВЕРКДИТ Брежнева! А Отважный должен был принять….кап-л-т….Догадайтесь сами Но это мое личное мнение! В части конструкторских недоработок ошибок (существенных) не было При всех непредсказуемых ситуациях ( а это очень важно) корабль затонул КОРМОЙ вниз, НОСОМ к верху, Почти ВЕРТИКАЛЬНО Вот потому все корабли 61 пр не были сняты с вооружения А вот вопрос ответственности, вернее ЛИЧНОЙ ответственнсти каждого члена экипажа-это….Очень горжусь тем, что, прошел службу на БРАВОМ! У нас ШУПОРТНЯКОВ просто не могло быть! А ребятам ВЕЧНАЯ СЛАВА! эм БРАВЫЙ 5-12-21 72-75гг

    Повторить

  • Михаил

    |

    «Несколько раз русский, а затем советский Военно-морской флот нес потери в Севастополе… Об этих трагедиях написано много статей и книг. Но был еще один взрыв. О нем почти забыли.» Объективно представив читателю драматическую историю морской катастрофы и гибели БПК «Отважный», унесшего с собой двадцать четыре человеческие жизни — автор статьи к сожалению неудачно сказал : «О НЕМ ПОЧТИ ЗАБЫЛИ», явно противореча самому себе рассказом о памятнике погибшим морякам «Отважного»,да и к тому же не упоминая ,что описание обстоятельств этой трагедии так же было рассмотрено отдельной книгой автора Б.А.Каржавина «Гибель Отважного»,выходившей отнюдь не маленьким тиражом аж в 25000 экземпляров.

    Повторить

  • Александр

    |

    Спасибо автору за более полное, чем в известных мне материалах, изложение в, относительно короткой форме, истории гибели «Отважного». Каждый раз когда читаю хронологию событий, свидетельства очевидцев и участников трагедии, пересматриваю фотографии, запечатлевшие ход развития и трагического завершения катастрофы, я очень волнуюсь и ловлю себя на мыслях: 1) Что и как бы делал я, оказавшись там. 2) Кого из погибших ребят мог знать лично. По исторической части статьи хочу сделать уточнение по году гибели главного старшины Юрия Чуйкина: он погиб не в 1973 году, поскольку служба его должна была закончиться осенью 1972 года. По комментарию П. Корецкого считаю своим долгом заявить следующее: Его точка зрения на случившееся и приводимые факты заслуживают внимания и уважения. Чего я не могу сказать о фразе » У нас ШУПОРТНЯКОВ просто не могло быть! » Эта фраза звучит как не заслуживающее уважения сравнение двух экипажей: ЭМ «Бравого» и БПК «Отважного». Некорректно утверждать то, что нельзя проверить. Это не уместно когда нужно говорить о поминовении 24 матросов и старшин, погибших в катастрофе и ушедшего от нас командира корабля капитана 2 ранга И.П. Винника. и я повторяю за П. Корецким его последнюю фразу : А ребятам ВЕЧНАЯ СЛАВА! И добавляю: Мы всегда будем помнить вас, Иван Петрович! О себе: Подольян А.Г.; командир отделения электриков слабого тока; служил на БПК «Отважном» с декабря 1969 по ноябрь 1972 года под командованием старшего инж.-лейтенанта В.И. Скворцова.

    Повторить

Оставьте комментарий

166