Польша взрастила убийц

Написано . в . Опубликовано в История, Новости

Отметив в этом году 77-ю годовщину Волынской резни, Польша продолжает расследование этого преступления. В частности, польские исследователи выяснили, что во время массовых расправ банд ОУН-УПА* над поляками на Волыни и восточной Малопольше (Галичине и соседних польских воеводствах) были убиты 75 католических священников и монахов.

Внимание историков к фактам убийств католического клира продиктовано тем, что ксендзы и монахи были главными поставщиками информации о том, что творилось на этих землях в 1943 – 1944 годах. Сталкиваясь по долгу духовной службы с людским горем, священники выступали в качестве советчиков, утешителей и помощников для польского населения края. Костёлы и монастыри часто служили убежищем для беглых поляков, за их стенами поляки могли хотя бы держать оборону в случае нападения бандеровских шаек. По сохранившимся костельным метрикам историки восстанавливают прежнюю численность польского населения в той или иной местности, отслеживают динамику межрелигиозных браков.

Такие браки между поляками-католиками и украинцами-униатами, и православными не были редкостью. Чаще всего они заканчивались отречением униатов и православных от веры предков и переходом в католичество.

Вот так выглядит акт принятия католичества жительницей Львова Любовью Горбань (Lubow Horban) 23 декабря 1943 г. в Луцкой диецезии.

Вот так выглядит акт принятия католичества жительницей Львова Любовью Горбань (Lubow Horban) 23 декабря 1943 гв Луцкой диецезии.

Это было следствием планомерной политики окатоличивания украинского населения, которую проводила Варшава. Случаев добровольного приятия католичества, не по причине вступления в брак с католиком, тоже было предостаточно. Быть католиком в Польше всегда было выгоднее, чем быть православным или униатом.

Униатство рассматривалось Ватиканом и Варшавой как промежуточный этап на пути полного окатоличивания Западной Украины. Лучше всего дело шло на Галичине, которая пребывала в составе Речи Посполитой с XIV века. И сегодня из четырёх отечественных митрополий Украинской грекокатолической церкви три сконцентрированы в Галичине – Тернопольско-Зборовская, Ивано-Франковская, Львовская.

Униатство создавалось как национальная церковь для украинцев, таран против православия и духовная опора для украинского национализма против России и русской культуры. Но чтобы не дать униатству превратиться в монопольного владельца украинских умов и сердец, Варшава поддерживала Польскую автокефальную православную церковь (ПАПЦ), добиваясь замены церковно-славянского и русского языков богослужения на польский и украинский. Союзниками поляков в этом деле выступили беглые украинские националисты времён УНР Дмитрий Дорошенко, Александр Лотоцкий, Иван Огиенко. Последний по протекции поляков стал епископом ПАПЦ.

Дорошенко, Лотоцкий и Огиенко были идеологами украинизации польского православия. Сочиняли мифы о распространении украинского языка в Киевской Руси (достаточно почитать в оригинале «Слово о полку Игореве», чтобы убедиться в глупости подобных утверждений), о насильственной русификации православной церкви на Украине и т.д.

Иногда они вступали с поляками в конфликт. Для Варшавы украинизация ПАПЦ была не самоцелью, а средством подавления общерусского религиозного влияния. Как только Варшава считала, что украинизациями заходила слишком далеко, она сдерживала этот процесс и запускала маховик полонизации ПАПЦ. Балансируя таким образом между украинизацией и полонизацией православия и насаждением униатства, польские власти надеялись взаимно обезвредить политические течения в украинской среде, которые считали для себя враждебными – тягу к православной России и русской культуре, рост националистических и полонофобских настроений и стремление ПАПЦ к духовной самостоятельности, что могло закончиться либо симпатиями к единоверной России, либо креном в сторону украинского антипольского национализма.

Грекокатоликам Варшава доверяла больше, чем православным, и по иронии судьбы именно грекокатолики устроили полякам кровавую мясорубку на Волыни. Польские историки подчёркивают: на Волыни православные украинцы тоже резали поляков, как и униаты. Ответим: да, но это были те самые украинцы, православие которых польская идеологическая машина так старательно превращала в симбиоз русофобии и православной версии украинского национализма по примеру нынешнего раскольничьего «Киевского патриархата», вместе с униатами участвующего во всех русофобских акциях киевского режима. При этом православные священники на Волыни гораздо чаще, чем униатские, осуждали преступления бандеровцев, за что бандеровцы нещадно с ними расправлялись.

Лидерами антипольских выступлений на Волыни были вскормленные поляками националисты-униаты. Эмиссары ОУН-УПА из Галичины кочевали по Волыни, подстрекая местных жителей «косить пшеницу» (резать поляков) и «косить рожь» (резать евреев).

Почему же не православные, а гораздо более близкие римскому католицизму грекокатолики стали главными исполнителями Волынской резни? Потому что в грекокатолицизме отсутствует понятие духовной соборности в том смысле и тех масштабах, как в православии. Униатство – узконационалистическая конфессия, с жёсткими идеологическими рамками и неизбежными в такой ситуации настроениями, будь то униатская церковь на Украине, в Румынии, Венгрии или любой другой стране.

Свою роль сыграла здесь и Австрия, кинув в XIX веке клич «настоящий поляк может быть только католиком». Наивные польские патриоты массово переходили из униатства, где поляков тоже хватало, в римский католицизм. Вскоре униатство было напрочь очищено от польского внутреннего влияния. Этого австрийцы и добивались: им важно было противопоставить украинцев и поляков, дав каждому по церкви и запрограммировав их враждебность.

А Польша просто заигралась в русофобию, запуталась в собственных идеологических комбинациях и взрастила у себя под носом убийц, истребивших более ста тысяч поляков во время Волынской резни.

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

156