Полковник Иван Богун

Написано . в . Опубликовано в История

Первый десятилетний юбилей вхождения Малороссии в состав Русского царства Речь Посполитая отметила масштабным мероприятием, вошедшим в историю под названием «Большой поход короля Яна II Казимира».

За эти десять лет федеративное государство Польши и Литвы испытало множество сильных потрясений, наиболее значительными из которых был «шведский Потоп» 1655–1660 годов, и названный по аналогии с ним «Потоп русский», реально поставившие его на грань уничтожения. Ценой согласия на аннексию северо-западных территорий, буквально купив мир по Оливскому договору со Швецией, и Виленскому перемирию с Россией, Речь Посполита стала готовится к реваншу на малороссийском направлении.

Шведский потоп. Стычка со шведами. Художник Юзеф Брандт

Тактические победы поляков в битве на Кушликовых Горах, под Вильно, Могилёвом и Борисовом в кампании 1661 – 1662 годов (которые были вызваны временными внутренними нестроениями в России: медным бунтом и Башкирским восстанием) убедили их, что «польска не сгинела», хотя в направлении главного предполагаемого удара дела шли из рук вон плохо. Осады Переяслава оказались безуспешными, под Жовнином и Каневом поляки не просто понесли поражение – были наголову разгромлены соединёнными войсками воеводы Григория Ромодановского и левобережных казаков.

Тем не менее фантомные боли по отрезанным «кресам всходним» и жажда мести за их утрату оказались сильнее здравого смысла. Крайним напряжением сил собрав самое сильное войско за всё время войны с Россией 1654–1667 годов – порядка 50 тысяч человек, в ноябре 1663 года король Ян II Казимир вторгся на Левобережную Украину. Столько же насчитывалось у правобережного гетмана Павла Тетери, действовавшего в пользу поляков сообща с крымскими татарами.

Король Ян II Казимир, гетман Павел Мошковский-Тетеря и гетман Михаил Казимир Пац (слева направо).

Под Брянском обе эти армии (коронная и казацко-татарская) должны были соединиться с 20-тысячным корпусом Великого княжества Литовского под предводительством польного гетмана Михаила Паца. Расчёт был ни много ни мало как на взятие Москвы, в которой и будет продиктована царю Алексею Михайловичу воля Речи Посполитой. Как это уже было при короле Владиславе IV, в начале XVII века примерившим, хотя так и не одевшим на себя русскую корону.

С войском Яна Казимира шёл казачий корпус под командованием наказного гетмана Ивана Богуна. Слава доблестного полковника, одного из главных героев освободительной войны 1648–1654 годов, летела впереди армии вторжения. Быть может, потому и отворили свои ворота полякам 13 мелких малороссийского городов (от Воронькова и Борисполя до Прилук и Ромен, включая Лохвицу, Лубны, Кременчуг и так далее), чем избегли участи быть разорёнными и сожжёнными. А крупные города вроде Киева, Переяслава, Чернигова или Нежина, где были сильные русско-казацкие гарнизоны, поляки сами обходили стороной, не ввязываясь в осады (сами, дескать, потом сдадутся, оставшись в глубоком тылу).

Полковник Иван Богун. Художник Анатолий Теленик

Но приняться за осаду крупных крепостей всё же пришлось: за несколько месяцев похода польское войско поиздержалось, оголодало, а грабежи местного сельского населения не давали нужного количества продовольствия и фуража.

Однако безуспешными оказались попытки взять сначала Гадяч, а потом Глухов. Осада, продолжавшаяся весь февраль, и два кровопролитных безуспешных штурма стали кульминацией и началом бесславного конца «Большого похода»: в Польшу возвратились жалкие ошмётки «великой армии» (едва ли четверть от выступивших в экспедицию). Обратно в Литву были загнаны рейдом полка князя И.А. Хованского отряды гетмана Михаила Паца, а в Крым – заметно поредевшие татарские орды. «В истории истекших веков нет ничего, что можно было бы сравнить с состоянием такого разгрома», – писал в своих мемуарах очевидец, французский герцог Антуан де Грамон, находившийся в свите короля.

Обороной крепости руководил киевский полковник Василий Дворецкий. «Никто не принуждал горожан Глухова к сопротивлению польским войскам. Несмотря на отсутствие в городе русского гарнизона, казаки и мещане сознательно и мужественно обороняли свой город», – отмечал историк Игорь Бабулин. На что рассчитывали защитники Глухова?  На скорую помощь армии князя Г.Г. Ромодановского, уже спешившего к ним из Белгорода. А также на содействие Ивана Богуна, казаки которого не только не принимали участия в военных мероприятиях поляков, но и посылались гетманом в виде небольших отрядов на укрепления гарнизона, принося с собой в крепость порох и другие необходимые припасы.

Главной же помощью от Богуна было то, что, будучи членом военного совета, он знал о всех планах поляков и регулярно извещал о них полковника Дворецкого, левобережного гетмана Ивана Брюховецкого и воеводу Григория Ромодановского. Письмо к воеводе, посланное с казаком, оказавшимся предателем, послужило основой обвинения Богуна и смертного приговора, вынесенного патриоту Отечества польским военно-полевым судом. «Иван Богун вместе с несколькими его сторонниками были расстреляны», – пишет историк Николай Костомаров. Произошло это 27 февраля 1664 года, близ Новгород-Северского.

Иван Богун – самая, пожалуй, легендарная фигура малороссийской истории. В рассказах о нём миф тесно переплетается с правдой. Зачастую трудно отделить одно от другого.

Полагают, он был сыном Фёдора Левченко, праправнука старосты черкасского, каневского и кричевского, первого кошевого атамана и организатора Запорожской Сечи Евстафия Ивановича Дашкевича. А князь Дашко (Данил Борисович Глинский), который был дедом Евстфия, приходился троюродным братом Елены Глинской, матери русского царя Ивана Грозного.

Евстафий Дашкевич. Художник Ян Матейко (XIX век)

Родился их славный потомок Иван Богун примерно в 1618 году, точных данных нет. Предположительно, близ Черкасс. И уже в 1637 – 1638 годах, в возрасте 19 – 20 лет, принял участие в восстаниях против польской шляхты под руководством Павлюка, Острянина и Гуни. Достоверно известно про участие Богуна в знаменитом Азовском сидении 1641 – 1642 годов, когда донские и запорожские казаки самовольно захватили и продолжительное время удерживали эту турецкую крепость. Ушли непобеждёнными, подчинившись приказу царя, не желавшего затевать войну с Турцией. Здесь, под Азовом, Богун уже командовал казачьим отрядом, защищавшим Боревскую переправу через Северский Донец.

Он был одним из четырёх участников знаменитого совета в дубраве (собрания на пасеках) вблизи Чигирина, с чего и началось восстание Богдана Хмельницкого. Присутствовали там, кроме него, Максим Кривонос-Ольшанский, Мартын Пушкарь и Матвей Борохович. Первый из них погиб в самом начале войны, в 1648-м, второй пал от руки татар, призванных изменником Иваном Выговским, в 1656-м, третий (хотя народная дума всех их называет «полковниками» уже тогда, в начале их славных дел) проявил себя в этом качестве (гадячского полковника) много лет спустя.

Только Иван Богун, получив полковничий пернач от самого Хмельницкого, не выпустил его на протяжении пятнадцати лет, возглавляя последовательно полки Могилёвский, Кальницкий, Винницкий, Поволоцкий и Чигиринский, став при гетмане Павле Тетере также генеральным есаулом и наказным гетманом. И только смерть – да и то не в бою, а на тайном судилище, вырвала из его рук сей символ власти, покрытый его обладателем неувядаемой славой и доблестью.

«Ледяная купель Лянцкоронского». Художник Мирослав Добрянский.

Впервые ярко и неподражаемо доблесть Богуна была явлена 11 марта 1651 года под Винницей, когда польские войска во главе с М. Калиновским и С. Лянцкоронским подступили к городу, взяли его в осаду и попытались захватить. На замёрзшей реке Богун велел пробить проруби, притрусив их соломой. Сделав вылазку, он инсценировал паническое бегство казаков, вывел на гиблое место две хоругви польских гусар, которые и нашли свою смерть в ледяной купели. Подошедшие отряды уманского полковника Иосифа Глуха и полтавского Мартына Пушкаря довершили разгром. Поляки бежали, бросив весь свой обоз.

Полгода спустя под Берестечком, когда в результате измены союзников – крымских татар хана Исляма III Герая, не только сбежавших с поля боя, но и пленивших Богдана Хмельницкого, казацкое войско оказалось на грани полного разгрома поляками. Гетманом был избран Иван Богун. Им был найден путь к спасению: в болото по его приказу побросали всё, что только возможно: телеги, плетни, палатки, верхнюю одежду. По этой переправе большая часть войска вышла из окружения, была спасена для дальнейшей борьбы и через год, восстановившись, нанесла полякам сокрушительное поражение под Батогом.

Бой Богуна с Чарнецким под Монастырищем в 1653 г. Художник Николай Самокиш. 1944 год

В начале 1653 года Богуну была поручена оборона Монастырища от наседавших войск Стефана Чарнецкого, предпринявшего новый карательный поход на Гетманщину. Силы противника намного превосходили защитников города. Тем не менее в ходе боевых действий Богун частью своего отряда, переодетого в татарское платье, инсценировал нападение на поляков с тыла, а сам эффектно ударил в лоб. Думая, что казакам на помощь пришла орда, каратели бежали, в панике опять бросив весь свой обоз.

Два года спустя, в январе 1655-го, Иван Богун сыграл ведущую роль во время событий на Дрожи — поле: не только отстоял порученный ему город Умань, но и выручил войска Хмельницкого и Шереметева, попавшие в сложное положение. А также рассеял союзную полякам крымскую орду, отобрав у неё весь полон.

Под командой наказного гетмана Антона Ждановича, в качестве одного из руководителей казацкого отряда, Иван Богун по приказу Богдана Хмельницкого отправился в декабре в 1656 года в поход против Речи Посполитой. Гетману, видимо, надоело канителиться с этой вздорной, лживой и коварной страной. Найдя союзников в лице шведского короля Карла Х Густава, трансильванского князя Дьёрдя II Ракоци и господаря Валахии Константина Щербана (к которым подключились также курфюршество Бранденбург, герцогство Пруссия, Молдавское княжество и другие), он не иначе как собирался устроить раздел Польши: то, к чему дело всё равно неминуемо пришло столетие спустя.

Киновоплощения Ивана Богуна (слева направо и сверху вниз): в польском фильме «Огнём и мечом» (актёр Александр Домогаров), советских фильмах «Богдан Хмельницкий» (актёр Борис Безгин), «300 лет тому…» (актёр Евгений Самойлов). Этот же актёр сыграл и роль Николая Щорса, командира полка имени Ивана Богуна

Союзники заняли Краков, Брест и Варшаву. Однако самоволие малороссийского гетмана вызвало неудовольствие царя Алексея Михайловича. Казацкие войска пришлось отозвать. Без них венгры и валахи потерпели поражение от поляков, шведы и другие удовольствовались меньшим, чем то, на что рассчитывали. Русский царь спас Речь Посполитую!

Поляки в долгу не остались: существует обоснованная версия, что Богдан Хмельницкий ими был отравлен. После его смерти 6 августа 1657 года гетманскую булаву перехватил бывший генеральный писарь Иван Выговский, попытавшийся резко изменить внешнеполитический курс Гетманщины от России в сторону Речи Посполитой. Богун отказался подписывать его Гадячский договор 1658 года с поляками и поднял на Правобережье восстание против Выговского, вошедшее в историю вод названием «Восстание Богуна». В ходе его в 1659 году объединёнными силами русского войска Григория Ромодановского и казацких полков Ивана Богуна, Ивана Беспалого и запорожцев Ивана Серко войско во главе с Выговским было разгромлено под Лубнами и Лохвицей. Изменник бежал на территорию Речи Посполитой, где был расстрелян самими поляками 17 марта 1664 года.

Самым же величественным достижением в военной карьере Ивана Богуна стала его деятельность в «Большом походе Яна II Казимира», благодаря которой выпестованная королём армия Речи Посполитой была окончательно уничтожена. Узнав о гибели Богуна, вся Малороссия запылала огнём восстаний, с которых почти дотла сгорела отступающая армия короля. Силы Польши иссякли, она более никогда не смогла совершать новых набегов на Малороссию.

Достигнутый статус-кво Россия и Речь Посполитая зафиксировали в Андрусовском перемирии 1667 года.

 

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

128