Подъ юбкой исторіи: Как уничтожение памятника Столыпину открыло эру «игилов и неандерталов»

Написано . в . Опубликовано в История, Новости

я2

В Киеве, вот уже сто лет со дня уничтожения памятника Столыпину (эта печальная дата исполняется сегодня) бушует борьба с памятниками. Период «позднего неандертализма». Всякая новая власть считает долгом снести памятники предыдущей эпохи. Как человек, работавший экскурсоводом в Киеве, я говорю, что это привело к тому, что гиду решительно нечего показывать в столице Украины. Обо всем нужно говорить в прошедшем времени. «Здесь был памятник Ленину. Здесь – Александру II. Здесь была киевская крепость Петра Великого. Здесь – крепость Николая – Жандарма Европы. Вот тут была самая знаменитая на весь мир кондитерская, но увы – она не сохранилась. Вот тут, когда-то была древняя русская церковь. К сожалению, ее снесли в 1935 году. А то, что вы видите – реконструкция из железобетона. Кстати вот здесь стояла статуя Ленина, которая украшала советский павильон на выставке в Нью-Йорке в 1939 году. Она была разрушена во время евромайдана». И так все время. Туристы смотрят, слушают и хлопают ушами. Им не интересно слушать о том, чего нет и пялиться на серые брандмауэры, замусоренные пустыри и железобетонные новоделы. Что будут показывать и о чем будут рассказывать в древнем Киеве гиды ближайшего будущего мне не ведомо. Статую Кличко. После разрушения памятника Столыпину, табу на варварство и игилизацию в Киеве было отброшено. Это снизило культурный уровень, зато задрало до небес достоинство. Оно бы ничего. Но всякий раз разнузданные толпы сносили – не тех!

1. Николай I вернул Киеву величие города. Отстроил таким, каким мы видим центр столицы Украины. Сделал все, чтобы привлечь новых людей жить сюда, построил Мост, Кадетский корпус, Крепость. До Николая Киев напоминал большое село.

2. Александр II освободил крестьян. А в Малороссии он не просто их освободил. Он их поставил в преимущественное положение перед поляками, которые оставались элитой аж до его царствования. После чего «черносотенный» Союз Русского Народа имел в Юго-западном Крае и Киеве наибольшее представительство среди других губерний Российской империи.

3. Ленин провел украинизацию, дал Украине государство, границы, институты и собственно — мечту украинских сепаратистов.

4. Сталин (памятник ему стоял на царской площади, где был Александр II) сделал Украину со-основателем ООН. Дал МИД, дал МВД. Дал Галицию, Буковину и Закарпатскую Русь. А главное: Сталин выселил поляков. Всех! Чтобы не мешали украинцам строить национальное государство.

5. Ну и вот Столыпин. Он по важности отнюдь не меньше Сталина. А в чем-то даже больше. Он сделал много для наделения малороссийских крестьян БОЛЬШОЙ землей. И я имею в виду не помещичье землевладение это, жалкое. В Малороссии или даже в Новороссии. Столыпин подарил украинцам всю Россию. При нем колонии малороссиян покрыли гигантские территории аж до Уссурийска, ставшего столицей Зеленого Клина. Дальневосточной Украины. Хотя Серый Клин (Сибирь и северный Казахстан) был намного и гораздо больше Зеленого.

Известно ли вам, что малороссийская (украинская) составляющая ЕДИНОРУССКОГО этноса размножалась гораздо лучше великорусского? Демографические тенденции показывают нам, что если бы не революция и распад России, то доминирующим в Империи был бы именно малороссийский субэтнос? Даже к 1917 году во главе Думы стоял малоросс. А самыми выдающимися и верными белыми генералами были именно малороссийские военные? Так вот большевики с одной стороны провели коренизацию. Но с другой, большевики положили конец малороссийской колонизации Великой России. Хорошо это или плохо? А вам виднее! Судите сами.

Сто лет назад вдовствующая императрица, Мария Федоровна Романова, жена предпоследнего российского императора, Александра III, прозванного Миротворцем и мать последнего императора, Николая II, прозванного Кровавым, сделала своей резиденцией и штаб-квартирой город Киев. Мать городов русских, кем тогда считалась нынешняя столица враждебной нынешней России, Украины. Статус вдовствующей императрицы-матери был номинальным. Он сохранял титул «императрица», но не давал прав самодержицы. Императрица Мария выполняла некоторые представительские функции, занималась благотворительной и богоугодной деятельностью. В частности, возглавляла именное ведомство призрения и общество Красного Креста. Нужно понимать, почему Мария Федоровна оставила столицу и переехала в Киев.

Мир и Россия, которые знала императрица перестали существовать. В прекрасной и идеальной, викторианской Европе, центре христианского мира, разразилась междоусобная война. И династии, которые были кровными родственниками, должны были забыть о родстве и начать ненавидеть друг друга. И проливать ради этой ненависти кровь своих подданных. Так что все немецкие родственники императрицы, включая родителей, братьев и сестер невестки стали врагами ее второй Родины. Это было противоестественно, но императрице нужно было с этим смириться и жить с этим. Напротив, друзьями и союзниками стали республиканцы Франции, в прошлом казнившие своего одного короля, изгонявшие других. И торгаши Англии, к урезанной конституцией монархии которой русские императоры всегда испытывали традиционное недоверие.

Изменилась и Россия, которую со дня своей свадьбы знала датская принцесса Дагмара, ставшая императрицей Марией Федоровной, и которую считала второй Родиной. Ненависть опалила и изменила ее. Столица Империи была переименована с Петербурга в Петроград. И это политическое, вынужденное решение императора, многие не приняли. Наконец суть Империи изменилась, и Россия стала другой. Ее охватил шовинизм, шпиономания, германофобия и ненависть.

Это было тем более ужасно, что невестка и мать внуков вдовствующей императрицы несли кровное родство с врагами России. Династия разделилась. Пятнадцать великих князей составили одну партию, а император и императрица – другую. Сплетни, ссоры и грязные слухи очерняли династию и катастрофически роняли ее престиж. Императрица предалась мистицизму и приблизила скандального Распутина. Слухи о «мужике» и императрице вдесятеро раздували депутаты Думы, министры, социалисты, анархисты, газеты, дворяне и даже великие князья.

Наконец ход войны был несчастливым для сына Марии Федоровны. Русские армии начали терпеть поражения. И царственная вдова знала, что невестка настаивает на том, чтобы император отстранил своего брата от верховного командования и сам возглавил войска. Знала она и то, что к этому решению подталкивает ее темный «мужик». Поэтому Мария Федоровна была против и когда сын все же возглавил ставку и уехал в Могилев, она решила не оставаться в столице и тоже внести вклад в победу русского оружия. В Киеве, который после «великого отхода» 1915 года считал себя прифронтовым городом. Мария Федоровна поселилась во Дворце на Днепровых кручах и занялась делами именного Ведомства призрения и Красного Креста.

Именно в Киеве ей суждено было стать свидетельницей еще больших и страшных перемен в том мире, который она знала. Именно в Киеве Мария Федоровна узнала об отречении своего сына и о том, что титул «вдовствующая императрица» ей более не принадлежит. Но я думаю это ее беспокоило меньше всего. Больше ее волновала судьба сына. Хотя драматические перемены в далеком от столицы и Ставки Киеве все равно не проходили мимо ее внимания и отразились в ее корреспонденции. Ровно сто лет назад Мария Федоровна Романова и записала эти строки о сносе памятника Столыпину. «Эти 14 дней прошли относительно спокойно. Народ очень благожелателен и приветлив. Как всегда, меня приветствуют на улице. Однако, можешь себе представить, что памятник Столыпину снят. Все нелепо и непонятно, что означает». Вдовствующая императрица лукавила. Она была умна, знала историю и прекрасно понимала, что это означает. Именно поэтому, после сноса памятника Столыпину она покинула Киев, переехала в Крым, где пережила большевистский переворот, германскую и союзническую оккупацию, а затем, на британском крейсере «Мальборо» покинула Россию навсегда.

Ну а я предлагаю вернуться в 30 марта 1917 года. Спустя две недели после того, как депутат Думы, со смешной фамилией Бубликов, сообщил о революции в Петрограде и отречении царя. В этот день на Крещатике собралась праздничная толпа, которая праздновала новоявленный Праздник революции. Решили снести памятник Столыпину, как символ самодержавной тирании и контр-революционной реакции. Но надо понимать настроения первых дней февральского переворота. Это было время революционной романтики. Народ, еще недавно приносивший присягу в верности династии Романовых, теперь волшебным образом эту династию презрел и присягнул республике. Поклявшись в вечной свободе, равенстве, братстве и законности.

Царского произвола, считали романтики, больше не должно быть. Должна торжествовать законность. Поэтому памятник Столыпину было решено судить. На суде были соблюдены все формальности. Были обвинители, защитники, присяжные и публика. Правда то, что над памятником премьер-министру заранее была сооружена деревянная конструкция, напоминавшая виселицу и к ней были прикреплены веревки, напоминавшие знаменитый «столыпинский галстух», как бы намекали на исход этого революционного правосудия.

Поэтому памятник был приговорен к повешению, повешен за бронзовую шею и снесен. А затем фигуры этого монумента были перевезены на завод Арсенал. Который спустя меньше года станет ареной кровавой гражданской войны, на которой не останется места ни романтике, ни законности. Впоследствии, скульптура Столыпина была переплавлена, а символические изображения Витязя и России, украшавшие постамент, таинственным образом исчезли, и судьба их не известна. Ну а доля других киевских памятников была предрешена. Большую часть их снесут декретом большевиков. Как символы царизма и его слуг. Будут «казнены» монументы Николаю I, Александру III, Александру II. Снесут даже не царей. Графа Бобринского, княгиню Ольгу. А памятник Кочубею и Искре снесут украинствующие сепаратисты-автономисты, стоявшие на платформе самостийничества. Их теперь принято называть националистами и именно они сегодня называют себя преемниками Грушевского, Петлюры и Винниченко. Даже несмотря на то, что и Грушевский, и Винниченко вернулись в Киев после войны, порвали с самостийническим прошлым, признали власть большевиков и с ней сотрудничали.

Борьба с памятниками времен революции и гражданской войны во времена Перестройки была осуждена. Многие памятники были восстановлены. Память о Столыпине, который умер в Киеве, была возвращена. Вернулась надпись на его могиле в Печерской Лавре. На фасаде клиники, где умер Столыпин, была установлена мемориальная доска. Наконец депутаты Рады выступили с инициативой восстановления в Киеве памятника Столыпину. Но воспротивились наследники самостийников и петлюровцев. Мемориальную доску украли. Идея вернуть памятник вызвала скандал. Потом разразилась смута, майдан, случился государственный переворот, и Петр Аркадьевич еще не скоро вернется в Киев, где он похоронен. Где он отдал жизнь за царя и великую Россию.

Ну а новый виток гражданской войны и ненависти продолжает валить памятники уже большевистского наследия. Но началось все это со сноса памятника Столыпину. Это очень важно помнить. Само место, где это случилось стало нести на себе печать разрушения, хаоса и непостоянства. На место Столыпина большевики поставили памятник своему идеологу, Карлу Марксу. Памятник был безвкусен, смешон и долго не простоял. Сама улица, где снесли памятник Столыпину, сменила название на имя революционера из большевистских «святцев», Вацлава Воровского. Затем, ненадолго вернули старое название. После снова пришли немцы и Крещатик стал полем боя самой грандиозной в истории «скифской войны». Советские диверсанты взорвали главную улицу, в том числе бывшую Городскую Думу, перед которой стоял памятник Столыпину. А название улицы, оккупанты сменили на имя Германа фон Айхгорна, убитого здесь террористом в 1918 году. Облик Крещатика изменился до неузнаваемости после войны. Дореволюционный Крещатик перестал существовать. Его перестроили совершенно, разбив площадь, которую назвали именем советского государственного деятеля, Михаила Ивановича Калинина.

Но и это имя будущего Майдана долго не продержалось. Площадь была реконструирована на закате СССР. Ее монументальной доминантой стал памятник основателю советской Украины, Ленину, со скульптурной группой революционных масс. А площадь получила название — Октябрьской революции. Ненадолго. Меньше десяти лет. Пришла Перестройка, пробудившая к жизни зловещие духи гражданской войны. И они вернулись. Они вновь сменили название центральной площади, где снесли памятник Столыпину. И она стала называться Майдан. Который с тех пор стал символом новой, независимой Украины. Страны лжи, хаоса, энтропии, переменчивости и непостоянства. Страны, которая движется от майдана к майдану. От смуты к смуте. И всякий раз, новый майдан приносит все большие потрясения. А ведь именно памятник Столыпину содержал заклинание-печать от этих кровавых и печальных потрясений. На мраморной доске была начертана цитата Столыпина: «Вам нужны великие потрясения. А нам нужна великая Россия». Уничтожив памятник сто лет назад, романтичные и доброжелательные киевляне с хорошими лицами как бы разбили это заклинание, сломали печать. И первозданный хаос великих потрясений, освобожденный глупыми людишками, вырвался на свободу и не может успокоиться поныне.

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

141