О ликвидации безграмотности в СССР

Написано . в . Опубликовано в История

Учись, мой сын: наука сокращает
Нам опыты быстротекущей жизни –
Когда-нибудь и скоро, может быть,
Все области, которые ты ныне
Изобразил так хитро на бумаге,
Все под руку достанутся твою –
Учись, мой сын, и легче и яснее
Державный труд ты будешь постигать.
(«Борис Годунов» А. С. Пушкин)

Источниковая база современных знаний. С чего начинается подготовка любой мало-мальски грамотной статьи?

Безусловно, с подбора материалов по ее теме. Если статья основательная, на серьезную, скажем так, социально-политическую тему, то источниками для ее написания должны послужить монографии либо статьи в известных рецензируемых изданиях, а также, причем едва ли не в первую очередь, научные диссертации, защищенные по этой теме, как кандидатские, так и докторские, а также статьи по ним из научных изданий из списка ВАК, которые легче всего найти в E-lab – электронной научной библиотеке.

Конечно, изучать проблему по чужим диссертациям дело хотя и очень интересное, но… накладное. Цена одной работы, которую сегодня любой гражданин России может заказать по электронной почте, составляет от 400 до 500 рублей в зависимости от ресурса. То есть уже три работы – это полторы тысячи. А если их 10? Понятно, что исследователь должен уметь остановиться, иначе ему никаких денег не хватит. Да и сил – читать работы в 180– 220 страниц, причем докторские диссертации, как правило, еще объемнее…

О ликвидации безграмотности в СССР
Плакат Всероссийского добровольного общества «Долой неграмотность». И вот что оно предлагало…

Но вот что может позволить себе буквально каждый россиянин, так это прочитать автореферат диссертации. Что это такое? А это ее краткое изложение, то есть все то, что в ней написано, но в конспективном изложении. Когда диссертацию Ученый Совет рекомендует к защите, он одновременно дает добро и на печать и рассылку ее автореферата. Обычно это брошюрка в 14–16 страниц. Рассылает ее соискатель ученой степени по списку. Сначала во все главные библиотеки страны, затем в библиотеки ведущих вузов и т.д. Причем, получив такой реферат, кафедра, занимающаяся этой же темой, обычно дает на нее рецензию. И если вам есть что сказать хорошего или плохого, то сделать это очень легко. А потом все полученные отзывы зачитываются на защите и принимаются к сведению.

Так вот, в Интернете авторефераты диссертаций размещаются бесплатно. И их можно читать, а вот саму диссертацию не заказывать, что экономит и силы, и время, и деньги. То есть при желании «подковаться» по какому-то вопросу можно довольно легко. И читать автореферат – совсем не то же самое, что читать занудный учебник или научную монографию. Хотя «науки» в них тоже хватает, а некоторые еще и написаны достаточно «тяжелым языком». Но… все это искупается интересными данными, причем все они имеют ссылки на соответствующие источники. То есть в достаточной степени достоверны.

Все это касается любой темы в области исторической науки. Для примера давайте рассмотрим тему, недавно прозвучавшую на ВО – тему ликвидации безграмотности в СССР. Из контекста статьи, где об этом шла речь, можно было понять, что речь идет о сравнительно быстрой и едва ли не одномоментной операции, после которой дотоле в основной своей массе неграмотные жители России стали все поголовно уметь читать и писать.

Но так ли это было на самом деле?


Плакат 1923 года

На самом деле эта тема привлекла внимание множества исследователей, как в советское время, так и после 1991 года. Обратившись к ресурсам интернета, мы увидим, что работ, этому посвященных, очень много, причем самого разного плана. Например, «Рост образовательного уровня населения Казахстана в период построения социализма (1917–1937 гг.) (Историко-демографическая характеристика)»; «Борьба за осуществление ленинского декрета о ликвидации безграмотности среди населения в казахском ауле (1917–1940 гг.)»; «Культура провинциального российского города в середине 20-х – первой половине 30-х гг. XX века: на примере городов Поволжья»; «Государственная политика в сфере культурного строительства в Нижнем Поволжье в 1928–1941 гг.»; «Образование в Дагестане во второй половине 20-х – 30-е годы XX века»; «Ликвидация неграмотности взрослого населения. 1897–1939 гг.: на материалах Оренбуржья»; «Общество «Долой неграмотность»: история создания и деятельности в 1923–1927 гг.: на материалах Верхнего Поволжья»; «Советская политика ликвидации неграмотности в 20-е – середине 30-х гг. XX века: на материалах Нижнего Поволжья»; «Государственная политика по просвещению населения Ханты-Мансийского национального округа в 1931–1941 гг.»; «Ликвидация неграмотности на территории Мордовского края в 20-е – 60-е гг. XX века» и т.д.


А говорят, что у нас не было комиксов. Были, как же без них

Но, как всегда, научные работы в одном месте, а те, кто мог бы их прочитать – в другом. Хотя, как здесь уже отмечалось, интернет позволяет это противоречие успешно преодолевать. Было бы лишь желание…

А узнать из всех этих исследований можно много всего интересного. И прежде всего, что ликвидация тяжелого наследия царской России была делом совсем не легким, отнюдь не быстрым и в достаточной степени… противоречивым.

Давайте обратимся лишь к одной из работ этого плана, которая называется так: «Ликвидация неграмотности в Среднем Поволжье в 1917–1930-х годах». Тема диссертации и автореферата (по ВАК РФ 07.00.02) кандидата исторических наук Натальи Николаевны Сологуб (Пенза, 2004).

Итак, прежде всего, она отмечает, что одной из особенностей борьбы с безграмотностью было поручение этой работы… ВЧК. И в диссертации подробно показано, что неграмотность ликвидировалась не убеждением, а методами принуждения. Причем последние достигали в те годы неслыханных размеров и, по словам соискателя, проявлялись «в самых чудовищных формах, вплоть до ареста и заключения под стражу не желавших учиться». В годы первых пятилеток стало все более заметным огосударствление процесса ликвидации неграмотности. Причем в конце 20-х – первой половине 30-х годов этот процесс приобретал самые различные виды и формы. То есть занимались этим и общественность, и государство. Но магистральная линия последнего заключалась в том, чтобы общественные организации, боровшиеся с безграмотностью, поставить под контроль и партийных, и советских органов, вдоль, так сказать, всей вертикали власти.

Как результат – общественные организации сделались со временем придатком государственных органов. Был установлен жесткий контроль над ними, который ни к чему хорошему не привел. Вернее, привел к исчезновению всякой народной инициативы в этой области. А еще тотальный государственный контроль привел к тому, что в борьбе с неграмотностью стало применяться жесткое планирование, а оно не очень хорошо сочеталось с добровольностью этого процесса. И получалось, что «спускаемые сверху» планы очень часто были совершенно нереальными или, по крайней мере, трудновыполнимыми. Поэтому нижестоящие органы, боясь взысканий сверху, стали прибегать к фальсификации результатов по борьбе с неграмотностью. Данные по вертикали власти поднимались со ступеньки на ступеньку и в итоге приобретали все более «извращенный вид».


«Указующий палец» – популярный мотив множества плакатов на самые разные темы

А в итоге правительство видело искаженную картину происходящего, которая, однако, становилась основой для принятия еще более нереальных планов. Итогом стал результат переписи 1926 года, который правительство совсем не обрадовал. И взять бы государству, да изменить политику в этой области, от жесткого администрирования уйти, но вместо этого оно усилило свой контроль над деятельностью общественных организаций, боровшихся с неграмотностью населения.

А в это время появилась одна интересная народная инициатива, новый метод борьбы с неграмотностью – культпоход. Но как только культпоход был поставлен под госконтроль, к ожидаемым результатам он не привел. В итоге новая перепись населения, намеченная на 1932 год, была перенесена на 1937 год.


Неграмотная женщина была закрепощена, грамотность ее раскрепощала!

Более того, теперь под широкой общественностью начали понимать не то, что понимали раньше. Добровольно участвовать в борьбе с неграмотностью, кроме интеллигенции и в первую очередь учительства, призывалась масса комсомольской молодежи. Выгода была та, что эта «общественность» уже прошла идеологическую обработку. И во-вторых, у нее уже была своя властная вертикаль в лице ВЛКСМ, а та находилась под партийным контролем.

В своей диссертации исследователь отмечает, что все говорит о неподдельном энтузиазме комсомольской молодежи, который она проявила в начале. И комсомольцы отправились в культпоходы, разнося культуру и грамотность по селам. Участники культпохода искренне стремились выполнить свою важную гуманную работу.

Но как можно что-то делать, если у тебя нет ни знаний, ни педагогического опыта?

То есть речь могла идти только о ликвидации формальной неграмотности. Число формально грамотных росло, да. Но фактически ситуацию оно не отражало. Главный лозунг – «Грамотный, обучи неграмотного!», понимался в буквальном смысле этого слова, что, в общем-то, особого смысла не имело. А как? А грамотный этого не знал. Обучению грамоте учат!


А вот так выглядел плакат под этот лозунг. Один из плакатов, конечно…

И результаты форсирования этого процесса не заставили себя долго ждать. В стране возникло новое, причем массовое явление – рецидивы неграмотности и малограмотность. Добровольность участия в культпоходе стала заменяться «принудиловкой». Да и сам культпоход, поставленный в жесткие рамки планирования, в итоге дал дутые цифры по выполнению и перевыполнению этого плана. А так как качество грамотности, что росла за счет культпохода, никто не проверял, то… положительные показатели множились, а вот реальное положение дел от них сильно отличалось.


Забота о населении национальных окраин. В статье Г. М. Ивановой (ссылка в конце статьи) хорошо написано о том, как она осуществлялась

Отложив перепись 1932 года, государство, по сути, расписалось если уж и не в полном провале борьбы с неграмотностью, то в сильном её отставании от запланированного уровня. Но единственный вывод, который государственные органы сделали из культпохода, был такой: сделать культармейцами… учителей, в первую очередь из числа молодежи, и передать дело ликвидации неграмотности в руки профессионалов. Но при этом они не должны были получать оплату за свою работу, а вести ее на полном энтузиазме и на общественных началах.

А теперь, рассмотрев на основе одной диссертации один пласт информации по данному вопросу, обратимся к работе доктора исторических наук Г. М. Ивановой, которая называется «Государственная политика ликвидации неграмотности в СССР в 1950–1960-е гг.». Она размещена в интернете, так что познакомиться с ней легче легкого. Труд этот достаточно обширен, поэтому мы используем лишь часть его содержания. А именно то, чем вся это борьба с неграмотностью закончилась уже… в 60-е годы ХХ века.


Хороший плакат, но вы только посмотрите, какую книгу она читает… Ай-ай, нехорошо-то как! Ну да, потом ее запретят…

Оказывается, по данным Всесоюзной переписи 1959 года в СССР проживало 208,8 млн граждан (162,5 млн старше 10 лет). Занятых трудом было 99,1 млн. Так вот, из этого количества даже начального образования не имели 23,4 млн человек или 23,6 % трудящегося населения. А совершенно неграмотных было 3,5 млн человек. Однако данные переписи по количеству грамотных и неграмотных в нашу печать не попали! Зачем людей лишний раз волновать?!


«Люди ходят в библио… библиотэки!»

В итоге в 1962 году 27 августа было принято секретное постановление Бюро ЦК КПСС по РСФСР и Совета Министров, по которому ликвидация неграмотности должна была завершиться к 1 июля 1965 года. То есть наши космические корабли уже полным ходом бороздили просторы Вселенной, а в стране, объявленной страной поголовной грамотности, были еще миллионы неграмотных!

Так что никак авторам каких бы то ни было статей о великих свершениях социализма в нашей стране нельзя однобоко освещать имевшие место процессы. Дело «культурной революции» в России растянулось на много десятилетий, а по большому счету оно не получило своего завершения до сих пор!

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

142