Могла ли Красная Армия оказать помощь восставшей Варшаве?

Написано . в . Опубликовано в История, Новости

Варшавское вооруженное восстание августа 1944 года по-прежнему остается наиболее спорным эпизодом Второй мировой войны, особенно много вопросов и непониманий это событие вызывает как среди польских и российских историков, так и среди простых граждан, проживающих в обеих странах.

И если поляки в своем большинстве продолжают считать, что Красная Армия в августе 1944 года просто так стояла на берегах Вислы и безучастно наблюдала за тем, как фашисты уничтожали восставшее население польской столицы, то российские исследователи с фактами на руках доказывают, что не было безучастного созерцания, а были жестокие и кровопролитные бои с врагом, происходившие в то время на варшавском направлении, в которых погибли десятки тысяч советских бойцов и командиров, а также наших союзников — солдат и офицеров Войска Польского.

В связи с чем невольно возникает вопрос: как вообще произошло это восстание? Кто его готовил и для чего, к чему привели последствия этого плохо спланированного и не продуманного вооруженного выступления?

Из истории Второй мировой известно, что после разгрома Германией Польши в сентябре 1939 года вначале на территории Франции, а после ее оккупации уже в Лондоне, было образовано польское эмигрантское правительство во главе с генералом В. Сикорским, вплоть до нападения на Советский Союз это правительство занимало по отношению к СССР открытую враждебную позицию, исходя из известной концепции, что у Польши два извечных врага — Россия и Германия.

В самой Польше в начале 1940 года для вооруженной борьбы с германскими оккупантами был создан так называемый «Союз вооружённой борьбы» (СВБ), большинству широко известный под наименованием Армии Крайова, то есть «внутренняя» или «отечественная» армия (АК). Данная организация строго подчинялась эмигрантскому правительству в Лондоне, её военным руководителем являлся командующий всеми польскими вооружёнными силами в изгнании генерал К. Соснковский, настроенный крайне враждебно к Советскому Союзу, также был еще один важный момент, который препятствовал нормальным отношениям. Дело в том, что польское эмигрантское правительство во главе с Сикорским категорически на тот момент отказалось от признания границ СССР, установленных после сентября 1939 года, то есть от включения в состав СССР территорий Западной Украины и Западной Белоруссии, и это невзирая на признание новых границ Советского Союза по так называемой «линии Керзона» со стороны всех западных союзников на конференции в Тегеране в 1943 году.

Еще в октябре 1943 года генерал Т. Коморовский подготовил план вооружённого восстания в Варшаве, данным планом предполагалось внезапным ударом захватить столицу, затем в течение нескольких дней произвести там высадку польской парашютно-десантной бригады, которая дислоцировалась на территории Англии, а также подготовить все необходимые условия для торжественного прибытия в освобожденную польскими национальными силами Варшаву эмигрантского правительства из Лондона. Одновременно части АК, согласно плану Коморовского, должны были оказывать вооружённое сопротивление частям наступающей на Варшаву Красной армии, а также войскам, находящимся на территориях, входивших до сентября 1939 года в восточные районы Польши. Дальше еще больше, так, один из представителей эмигрантского правительства в докладной записке на имя тогдашнего главы правительства в изгнании Миколайчика, занявшего этот пост после гибели Сикорского, от 10 января 1944 года потребовал, как минимум, помимо возвращения Западной Украины и Западной Белоруссии, включения в состав Польши Восточной Пруссии, Силезии и Литвы. Латвию, Эстонию и Украину предполагалось вообще сделать независимыми государствами, конечно же, под польским контролем. Находясь в теплых кабинетах в Лондоне, польские государственные деятели явно жили своей придуманной ими самими жизнью, планировали грандиозные державные планы, не ведая о том, что происходит у них на родине, не ведая о том, что шел уже 1944 год и что от их иммигрантского правительства практически уже ничего не зависит, данные планы представляли из себя настоящую авантюру, что понимали все, даже их главные спонсоры — западные союзники. В связи с махровым антисоветизмом польских правителей даже англичане, их главные союзники, не выдержали, так, в феврале 1944 года Черчилль потребовал от Миколайчика удалить из правительства наиболее антисоветские элементы (в т.ч. Соснковского) и признать новые восточные границы Польши. У англичан были свои политические интересы, они не хотели из-за каких-то там мифических союзников портить отношения с СССР, в то время несшим на себе все основные тяжести и лишения войны на главном восточном фронте.

Далее еще интереснее, англичане предложили командованию АК в целях координации своих действий во время восстания планирование всех своих действий против германских войск осуществлять только в тесном взаимодействии с командованием Красной Армии, использование же польской бригады ВДВ в интересах АК запретили, поддержку восставших с воздуха своей бомбардировочной авиации британцы также посчитали крайне рискованной затеей, поэтому и в этой просьбе АК также было отказано.

Суть плана восстания, разработанного штабом АК, заключалась в том, что в ближайшее время германская армия сама оставит польскую столицу. Необходимо было лишь успеть взять власть в городе до вступления в него советских войск, для чего, как считали разработчики плана, необходимо было быстро захватить главные правительственные здания с целью немедленного размещения в них органов власти эмигрантского правительства. Таким образом предполагалось поставить перед свершившимся фактом захвата власти подошедшие к этому времени к Варшаве все советские части и вновь созданные польские органы власти, поэтому никакой координации действий с наступавшими советскими войсками не предусматривалось. Вся концепция восстания исходила из краткой, расчитаной максимум на 2—3 дня и относительно бескровной борьбы против отступавших германских войск. Более того, чтобы не задерживать отход на запад германских войск, в плане специально исключался захват важнейших транспортных коммуникаций, в том числе стратегически важных мостов через Вислу

Как показали развернувшиеся события, командование восставших абсолютно не владело информацией о действиях немцев и особенно об обстановке, сложившейся к концу июля на советско-германском фронте, а обстановка там явно складывалась не в пользу Красной Армии, поляки не знали, что в конце июля Гитлер отдал приказ удерживать Варшаву любой ценой, к столице было подтянуто множество отборных войск, в том числе из состава войск СС, то есть время для начала восстания было выбрано самое неудачное.

По сведениям польских и советских источников известно, что по спискам в Варшавском округе АК числилось около 30 тыс. бойцов, что почти вдвое превосходило немецкий гарнизон, однако повстанцы имели у себя на вооружении всего 47 пулемётов, 657 автоматов, 29 противотанковых ружей, 2629 винтовок, 2665 пистолетов и 50 тыс. гранат. Тяжёлое вооружение у восставших полностью отсутствовало, как собиралось бороться с танками и авиацией противника командование АК неизвестно до сих пор, по всей видимости, для АК это не являлось главным, а главным, вероятно, был стремительный захват центра города и размещение в правительственных зданиях иммигрантского правительства, затем занятие обороны, чтобы не допустить в Варшаву Красную Армию, а немцы, по планам лидеров АК, должны были уйти сами, однако германцы просто так уходить из Варшавы не захотели. В результате авантюры, затеянной тщеславными лондонскими эмигрантскими политиканами, произошло самое страшное: за эту авантюру пришлось заплатить своими жизнями тысячам простых граждан Польши, тысячам советских и польских солдат.

К концу июля 1944 года войска 1-го Белорусского фронта, находившиеся под Варшавой, пройдя с непрерывными боями более 600 км, были крайне измотаны. К тому же очень сильно отстали тылы, отсутствовало также надежное воздушное прикрытие войск фронта, так как 16-я воздушная армия еще не успела перебазироваться на ближайшие к фронту аэродромы. Так что для советского командования восстание началось в самый неподходящий момент, ибо приковывало к Варшаве пристальное внимание гитлеровцев, перебросивших сюда дополнительные силы отборных танковых войск. Сами немцы признали, что в момент начала восстания сила русского удара уже иссякла.

Правильно оценив обстановку, германское командование решило нанести мощный танковый контрудар со стороны Варшавы в тыл советскому плацдарму на Висле. Для этих целей привлекалось почти 5 танковых дивизий, переброшенных из Румынии, Голландии и Италии. Всего под Варшавой в конце июля немцы сосредоточили 51,5 тыс. солдат и офицеров, 1158 орудий и миномётов, 600 танков и САУ. Находившаяся ближе всего к польской столице советская 2-я гвардейская танковая армия насчитывала всего 32 тыс. бойцов, 468 орудий и миномётов, 425 танков и САУ. Ударив с трёх сторон, немцы фактически окружили и уничтожили 3-й танковый корпус 2-й армии и 2—3 августа отбросили советские войска от Варшавы, которые на подступах к городу потеряли свыше 280 танков и оказались вынужденными перейти к обороне.

Прекрасно понимая всю серьезность сложившейся к концу июля обстановки на советско-германском фронте, то что Красная Армия в данный момент находится скованной боями с германскими войсками, руководство АК тем не менее 1 августа 1944 года все же отдает приказ на начало восстания, на что рассчитывало имигрантское польское руководство, отдавая такой приказ, в сложной обстановке, сложившейся в то время вокруг Варшавы, так до сих пор и остаеся непонятным, иногда кажется, что руководство АК действовало по известному принципу — восстание ради восстания.

Обратная ссылка с вашего сайта

Оставьте комментарий

137